Опубликовано: 550

Как решаются судьбы мира – казахстанцы побывали в Международном суде ООН в Гааге

Как решаются судьбы мира – казахстанцы побывали в Международном суде ООН в Гааге

Побывать в Международном суде ООН – такую возможность получили участники Capstone project, уникального для страны проекта, реализуемого посольством Королевства Нидерландов в Казахстане и Международной тюремной реформой (PRI) в Центральной Азии.

Вышли в поле

В 2014 году офицер по проектам и политическим вопросам посольства Королевства Нидерландов Ирина БУЧИНСКАЯ предложила PRI в ЦА разработать проект с участием студентов, который бы имел практическую пользу для правозащитной сферы.

– Мы идею поддержали, ведь не секрет, что многие отечественные вузы до сих пор применяют устаревшую методику – пишутся курсовые и дипломные работы, никому не нужные и пылящиеся потом в архивах, – говорит региональный директор PRI в ЦА Азамат ШАМБИЛОВ.

Так в 2016 году появился Capstone project, который был реализован на базе двух вузов Астаны – Казахского государственного юридического университета и Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилёва.

Студенты изучали проблемные вопросы в правозащитной сфере, в том числе в пенитенциарной системе, выезжали в исправительные учреждения, где из первых уст узнавали о статус-кво осужденных и болевых точках.

Иными словами, проводили полевые исследования. А преподаватели вузов прошли курс обучения у профессоров ведущих университетов Нидерландов и Великобритании – международных экспертов в области прав человека.

– Одна из команд-участниц пришла к выводу, что в стране отсутствует система эффективного расследования пыток. Существующие механизмы в этой части изжили себя, и ни МВД, ни Генпрокуратура не справляются с проблемой. Расследование пыток и других жестоких видов обращения должно вестись независимым органом, подотчетным напрямую правительству или президенту, – рассказывает Шамбилов.

Также впервые в Казахстане студенты подняли вопрос участия осужденных в выборном процессе. В настоящее время голосовать на президентских и выборах депутатов маслихатов могут лица, находящиеся в следственных изоляторах. Осужденные к реальным срокам наказания данного права лишены. Слепой должен оглохнуть – как работает тюремная система Казахстана

Без купюр

– Проблемы в тюремной системе были созданы годами, и решить их, условно, теми мозгами, которые все это произвели, невозможно. А участники Capstone project показали ситуацию без купюр, максимально честно подойдя к решению поставленных задач, – подключается к разговору заместитель председателя правления АО “Университет КАЗГЮУ” Мирас ДАУЛЕНОВ.

Один из проектов, “Адам”, был посвящен трудоустройству осужденных.

– Занятые на швейном производстве осужденные в 90 процентах случаев шьют одежду для сотрудников правоохранительных органов: форменное обмундирование, рубашки и так далее. Участники Capstone project спросили трудоустроенных заключенных, довольны ли они своей работой. Утвердительный ответ прозвучал для ребят неубедительно. И они начали копать глубже: связались с сотрудниками правоохранительных органов, провели среди них анкетирование, результаты которого поразили.

Одежду, которая шьется специально для них, полицейские не носят! Покупают в военторгах, заказывают в России, потому что рубашки, которые шьются в колониях, не выдерживают никакой критики – изготовлены из низкокачественного сырья.

Женщины-полицейские дополнили: лекала, по которым шьют форму, еще советского типа и не соответствуют современным стандартам, – рассказывает Мирас Дауленов.

Международный суд ООН в Гааге

Международный суд ООН в Гааге

Для решения вопроса студенты отследили всю производственную цепочку: от поставки сырья до выхода готовой продукции. Вскрылись проблемы: большие временные трудозатраты на изготовление одной рубашки, нехватка качественного сырья.

– В итоге ребята разработали бизнес-модель, которая упрощала производство одежды и позволяла получать более качественную продукцию. Для апробации модели участники проекта привлекли к работе нескольких осужденных. Когда проект был презентован, студенты показали членам комиссии то, что сшили эти люди: качество было совершенно другим! – отмечает заместитель председателя правления АО “Университет КАЗГЮУ”.

И даже посол – специальный

В этом году Capstone project прошел среди студентов Атырауского госуниверситета им. Х. Досмухамедова. Победители – авторы проекта по теме регулирования религиозной атрибутики в Казахстане, как и их предшественники, вместе с научными руководителями получили возможность поехать в Нидерланды и воочию увидеть, как работает одна из лучших мировых правозащитных систем. Забегая вперед, отметим, что на одной из улиц голландского города студенты увидели статую – две девушки в хиджабах – как символ признания прав человека вне зависимости от религии.

Представитель МИД Нидерландов в Гааге Роберт ЛИНСЕН рассказал казахстанцам о том, что права человека являются самым важным направлением работы министерства.

– МИД активно работает с посольствами иностранных государств в этой части, это один из приоритетов внешней политики Нидерландов. Также имеется отдельная должность посла по правам человека, который изучает ситуацию в этой сфере на местах, встречается с чиновниками и НПО и после представляет информацию голландской общественности. В 2015 году состоялся официальный визит в Казахстан данного посла, – рассказал Роберт Линсен. О чем мечтают казахстанцы, приговоренные к высшей мере наказания

В сердце мирового правосудия

Следующим пунктом визита стал Международный суд Организации Объединенных Наций – главный судебный орган ООН, территория, где вершатся судьбы мира. Первый секретарь суда, начальник департамента информации Андрей ПОСКАКУХИН провел для гостей увлекательнейшую экскурсию.

Международный суд ООН в Гааге располагается во Дворце мира, построенном в 1907–1913 годах под патронажем российского императора Николая II и Королевы Нидерландов Вильгельмины. Американский промышленник и филантроп Эндрю КАРНЕГИ пожертвовал для строительства Дворца 1,5 миллиона долларов.

– До 1940 года здесь находилась Постоянная палата международного правосудия, а с 1946 года в здании размещается Международный суд ООН.

В Большом зале правосудия

В Большом зале правосудия

Кстати, это единственный из органов ООН, расположенный не в Нью-Йорке, – рассказал Андрей Поскакухин. – Во Дворце мира находится Большой зал правосудия, где проходят публичные заседания, одна из самых крупных мировых библиотек по вопросам международного публичного права, а также музей истории и деятельности Международного суда и других организаций.

Две главные функции Международного суда ООН – регулирование юридических споров между государствами и консультативные заключения по юридическим вопросам, которые могут быть поставлены органами или специализированными учреждениями ООН.

– Мы не рассматриваем дела частных лиц и компаний, хотя и получаем письма с просьбой передать какое-то дело в суд. В составе суда 15 судей из разных государств, избираемых на 9 лет. Участие в обсуждении принимают все судьи, кворум – 9 судей. Если равное количество голосов “за” и “против”, то последний решающий голос – за председателем суда. Почти всегда судьи по-разному голосуют. С 1946 года было вынесено 127 решений по спорным вопросам и 27 консультативных заключений, и только в двух случаях судьи были единогласны. Это в том числе дело Румынии против Украины по вопросу границы Черного моря, – рассказал Поскакухин. – Кстати, Казахстан до сегодняшнего дня не делал одностороннего заявления и не обращался в наш суд.

Обсуждение дел проходит в закрытом режиме в специальной совещательной комнате. Рабочие языки Международного суда ООН – французский и английский. Решения его публичны, их можно видеть на сайте органа, в том числе то, как голосовали судьи.

– Сейчас в Гааге рассматривается 14 дел. Отметим, все решения по спорным вопросам рано или поздно были выполнены, а консультативные заключения, хотя и не обязательны для исполнения, однако страны принимают их во внимание в своей политике. Решение по спорным вопросам окончательное и обжалованию не подлежит, но если становятся известны факты, которые могут повлиять на него, то государство может просить о ревизии, пересмотре. При этом возможно открытие нового дела.

Обычно дела продолжаются 3,5–4 года. Сейчас в Международном суде ООН находится дело Украины против России. Все слушания в суде проходят в публичном режиме, для каждой делегации предоставляется 16 кресел, при необходимости – больше.

Для СМИ предусмотрена пресс-комната на 30 персон, количество мест может быть увеличено, как это было при вынесении консультативного заключения по Косово в 2010 году, когда аккредитовалось более 120 журналистов.

– Наблюдать за процессом в режиме реального времени могут все желающие из любой точки земного шара. Также можно прийти во Дворец мира, получить билет и присутствовать на заседании – 20 мест мы оставляем для публики, – сказал представитель Международного суда ООН.

Зрят в корень

Еще одним пунктом программы для студентов стало посещение Youth detention centre Hunnerberg в городе Неймегене – учреждения для несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом. Казахстанцам рассказали о работе психологов, социальных работников, преподавателях коррекционных программ, менторах с трудными подростками и показали одиночные камеры, в которых они содержатся. Эти помещения больше напоминают комнаты общежития с санузлом, здесь находятся кровать, стол. На стенах временные обитатели учреждения оставляют свои мысли и рисунки.

Детская тюрьма в Неймегене

Детская тюрьма в Неймегене

Отметим, в Нидерландах уголовная ответственность наступает с 12 лет, однако чаще всего в колонии попадают в возрасте от 14 лет и старше. Ювенальная система страны нацелена не на карательный эффект, а на поиск причины совершения преступления ребенком и недопущение этого впредь. Максимальный срок наказания для несовершеннолетних – от 6 месяцев до 2 лет (два года лишения свободы – за тяжкие преступления).

Прозрачные стены

Также делегаты посетили университет им. Св. Радбода Утрехтского, основанный католической церковью в 1923 году. Как рассказал профессор Пит Хайн ван КЕМПЕН (он был ментором Capstone project в 2016 году), в вузе сегодня обучаются студенты, представляющие различные вероисповедания (протестанты, католики, мусульмане) и атеисты. На семи факультетах обучается порядка 20 тысяч человек.

Казахстанских студентов удивила архитектура зданий университета: большие окна, прозрачные стены аудиторий и кабинетов администрации учреждений – все демонстрирует принципы открытости и доступности профессоров, деканов и ректора.

В университете выпускаются два журнала, с редактором одного из них – VOX – казахстанцы познакомились. Матеаш рассказал, что редакционная политика не зависит от руководства университета, более того, критические статьи помогают оперативно решать внутренние проблемы. Как, например, в истории с экспатами, которым из-за ошибки администрации вовремя не выплатили зарплату. После публикации в журнале ситуация разрешилась.

В ходе поездки ребята побывали и в офисе Хельсинкского комитета в Нидерландах – НПО, занимающейся продвижением демократии и идей гражданского общества. Сотрудница офиса Дженифер рассказала в том числе о сложностях работы с Казахстаном.

В Амстердаме студенты познакомились с представителями другой НПО – Young in prison (“Подростки в тюрьме”), которая реализует программы реабилитации для подростков, и международной организацией Amnesty International (голландская сеть данной организации – самая большая в мире), которая мониторит ситуацию с нарушением прав человека в мире, и в том числе кейс Ардак АШИМ – активистки из Шымкента, помещенной на принудительное лечение в психдиспансер. Зачем женской колонии качели за 30 тысяч долларов

Дорогу – молодым

В результате поездки в Нидерланды участники Capstone project узнали лучший мировой опыт в сфере защиты прав человека.

– Сегодняшние участники проекта – это в том числе завтрашние прокуроры, судьи, полицейские, сотрудники тюрем, и для нас принципиально важно, чтобы люди, которые будут принимать решения в новой формации, думали и мыслили вне устаревших и зачастую губительных рамок системы. И я искренне рад, что Capstone project выявил новое поколение правозащитников, которое поддерживает идеи, продвигаемые Международной тюремной реформой, – отметил региональный директор PRI в ЦА Азамат Шамбилов.

Кстати, госорганы, в том числе тюремная служба Казахстана, знакомы с проектами молодых исследователей – чиновников приглашали на защиту работ.

– Руководство КУИС может смело брать на вооружение идеи Capstone project. Однако пока госорганам сложно работать в формате оut-of-box (мыслить вне привычных рамок) и принимать эффективные модели решения существующих проблем, предложенные молодыми участниками проекта, – заключил Азамат Шамбилов.

АСТАНА – АМСТЕРДАМ – ГААГА – НЕЙМЕГЕН – АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи