Опубликовано: 510

Как группа “Ньют Саламандер” попала в "не формат" казахстанской радиостанции, а затем зажгла на “Октоберфесте” в Алматы

Как группа “Ньют Саламандер” попала в "не формат" казахстанской радиостанции, а затем зажгла на “Октоберфесте” в Алматы

– У палки же два конца? Попробовали закинуть пару своих песен на одну радиостанцию. Гендиректор послушал и сказал, что мы не проходим по формату. Ну до свидания, так до свидания, – лидер группы “Ньют Саламандер” Геннадий ПОЛУЭКТОВ то ли усмехается, то ли морщится. – А через пару недель на Коктобе фестиваль “Октоберфест”. И мы там так зажгли, что организаторы и бизнесмены подходили, по плечу хлопали,

благодарили, говорили: блин, это было круто! Телефоны записывали. Селфи и все такое…

– А где второй конец палки?

– Ведущим шоу был директор того самого радио. И он сам нас объявлял! (Хохочет.)

Алматинскому квинтету “Ньют Саламандер”, играющему горячий и стёбный ска-панк, через пару недель исполнится год. Но у музыкантов этого бэнда уже есть свои истории.

Как вы группу назовете…

Если у Полуэктова за плечами всего три класса музыкальной школы по классу фортепиано и группа “Шалтай-Болтай”, которая шумела по клубам южной столицы лет 20–25 назад, то у тромбониста Петра МАТВИЕНКО всё куда богаче: музыкальный колледж, консерватория и даже академия! Потом – военный оркестр, оперный театр, эстрадно-симфонические и джазовые оркестры.

– Ого! А рестораны?

– Ну это просто доход, – Петр хитро ухмыляется. – Приходилось и за границей выступать, в том числе и с кабацким репертуаром. Москва, Париж, Дубай…

– И что там за публика?

– Казахстанские олигархи со своими днями рождения. В том же Дубае.

– Кто? Имена, ну!..

– Крутые дядьки (тройной хохот взорвал кабинет редакции). Не назову! Один большой ученый и политический деятель с кучей медалей. Ему там еще одну дали. Много было гостей из России. Знаменитого фигуриста Алексея Ягудина пригласили – он в соседнем отеле отдыхал. Мы из-за него до шести утра на сцене работали.

– Перебрал?

– Чуть-чуть (хмыкает). Но мы ему понравились…

– Тромбон по тембру – очень сексуальный инструмент.

– Ну еще и такое движение (хихикает) рукой… Вообще-то, я хотел на саксофон поступать. Но меня будущий преподаватель быстро остановил: на него слишком большой конкурс. А на тромбон перспективы лучше. Недавно вот Гена блок-флейту купил (не очень добрый взгляд на Гену). Придется осваивать…

Гитарист, клавишник и звуковик “Саламан­дера” Михаил АКТАЕВ – самоучка.

– Первые аккорды после 10-го класса мне показал отец. Батя – а он у меня играет на всем: от баяна и пианино, до гитары и духовых – однажды поставил мне “Deep Purple” и “Led Zeppelin”. Для меня это стало открытием. Ну и начал играть “тяжелую” музыку. Сначала в группе “Fixed”, потом с другими командами.

– Стиль cка – как тебя после “тяжелых” рифов в него угораздило?

– Это уже профессия. Я с разными исполнителями работал. С казахскими – тоже. Набирал школу игры – гитары, синтезаторы, приемы записи.

– Миша, ты по образованию…

– Кажется (задумывается), инженер-механик по каким-то пищевым отраслям. Забыл уже (смеется). Когда окончил вуз? Кажется, в 2007-м. Вам это зачем? Ну играли мы в разных вузах – где-то платили, где-то бесплатно работали…

– Гена, откуда такое странное название “Ньют Саламандер”?

– Был по работе в командировке в Италии. Иду по Риму. Вижу – рыцарь. И он указывает мне пальцем на магазин. Зашел. А там фэнтезийные персонажи из фильма “Волшебные твари”. Короче, все друзья и враги Гарри Поттера. И там же – сопутствующая атрибутика. Рядом – картонный Ньют Саламандер – магический зоолог. Ощущение, что он на меня посмотрел. Я и селфи с ним сделал. Показалось даже, что он мне подмигнул. Тут в голову что-то и стрельнуло – вот оно, название для группы! У меня же все тексты тоже не совсем про реальность.

Про жизнь без допинга

– Ну да! Я послушал твои песни. Там ни разу про фэнтези. Про семью паука, например.

– Да это про обычную человеческую семью, где пауки ведут себя так же, как люди в жизни:

Две капли пива на полу лежали тихо до утра.

С банкета полз немой паук – домой, до своего угла.

В углу ждала его жена. И дети спят уже давно.

Две капли пива на полу… О Боже, как мне повезло!

– И что тут тебя смутило?

– Ну да, это про жизнь. А вот песня “Красная Шапка Изаура”?

– Я в своих текстах пытаюсь объединить разных литературных героев из разных жанров. Красная Шапочка под личиной рабыни Изауры заманила Волка. И пусть его все сожрут – и бабушка, и охотники… Тема? Поэтому “Бородатая русалка” и другие наши новые песни – это ответ на то, что происходит в жизни и в мире культуры. Ответ на то, что нам навязывают толерантные Америка и Европа.

– Гена, я делал интервью со многими музыкантами. Некоторые признавались, что писали тексты под травкой или под градусом...

– Уже три года абсолютно не пью и не курю. Раньше сидел на кухне с гитарой, сигаретой, бутылкой пива. Но в какой-то момент стукнуло, что мне не нужны алкоголь и табак. Жизнь и так коротка. Так что никакого допинга!

– А коллеги злоупотребляют?

– Миша у нас – красавчик! (Общий хохот.) Он самая злая наша акула!

Михаил (весело демонстрируя отличные зубы):

– Я долго играл “тяжелую” музыку и панк. Там все песни – мрачные, о каких-то проб­лемах. А у Гены – смешно и просто. Под эту музыку можно танцевать. У нее другая энергетика. Позитив плюс мистерия. Эти тексты еще и слушать надо.

Геннадий:

– Мы не выступаем перед жующей публикой. Пусть люди танцуют и орут. Лишь бы нас слушали и слышали.

Эта “Нога…” и свела их с ума

По словам Полуэктова, ему всегда нравилась музыка московской группы “Ногу свело” Макса Покровского.

– Там просто сумасшедший драйв! Эта музыка здесь (стучит пальцем в висок) сразу засела. После того как кончилась моя группа “Шалтай-Болтай”, я лет десять приходил в себя.

История от Полуэктова

– Репетиционная база “Шалтая-Болтая” была в клубе “Москито”. За это мы должны были выступать там раз в неделю. 2004 год. Приезжаем однажды утром – а там все опечатано. Говорим ребятам в погонах: там же наши инструменты, аппаратура! А они нам: документы на нее есть? – Нет. – До свидания… Так я остался без ничего и без никого больше, чем на 10 лет.

– В “Шалтае” мы на “Ногу” и ориентировались. Мне всегда нравились духовые инструменты. Сейчас в “Саламандере” труба и тромбон. Стилистику “Шалтая” оставил. Но у нас полностью новый репертуар. Да, на барабанах у нас Никита ФРОЛОВ. Труба – Жанузак ХИДУАНОВ. Крутой профи! Стоит “коза” рогатая: алматинскому рок-клубу исполнилось 30 лет

– В Алматы, кажется, нет таких составов, как у вас?

– Ну почему? Есть “Лампа Оркестра” с отличным трубачом и тромбонистом Виталием Штодой. Кстати, когда-то он помог нам с аранжировками для духовых. Но “Лампа” совсем другая. Говорю же – ориентируемся на “Ногу”. Я не играю на дудках, но всегда мог показать Пете, какие звуки нужны в том или ином месте (тут же чертовски точно имитирует сжатыми губами звук трубы – пам-пам-пам, пара-ра пам-пам-пам). Петя снимает это прямо с губ – и выдает готовую партию!

Михаил:

– Группы ска-панк – это алкотрэшевая музыка. У “Ленинграда” Сергея Шнурова тоже много дудок. Но мы принципиально не материмся со сцены.

В чудеса можно верить

– 24 ноября в клубе “Петролеум” будет концерт, посвященный 31-й годовщине Алматинского рок-клуба. И вы там тоже заявлены.

Геннадий:

– Спасибо лидеру группы “Терминал” Олегу Киму. Он, как главный организатор, нас и пригласил.

– Вы все в курсе, что “Терминал” был среди первых в составе того клуба. А сам Олег – последним руководителем клуба?

– Конечно! Когда он похвалил “Ньют Саламандер” и пригласил в “Петролеум”, для меня это все равно что позвонил бы президент Трамп и сказал: “Генка, привет!”.

Михаил:

– Знаешь, что объединяет меня с музыкантами, которые играли в Алматинском рок-клубе и с моим батей, а ему сейчас 70 лет?

– Ну…

– Все мы так или иначе в разное время зажигали в одном клубе – “Спорт”!

Геннадий:

– Сейчас молодые команды могут арендовать репетиционную базу где угодно. За не очень большие деньги. Беда в том, что в клубах слабая аппаратура, хозяева на ней экономят. Поэтому молодые не могут проверить, как они звучат на самом деле. Если бы появился проект, где группы могли бы выступать на коммерческой основе, как тогда в рок-клубе, это был бы вариант. Сегодня молодым трудно выйти на люди.

– Вы тоже пока не очень-то раскручены, хотя не молодые.

– Зато в США есть барабанщик, который наизусть знает весь наш репертуар!

– Врешь!

– Нет (чуть ли не крестится)! Эрик приехал из Калифорнии в Алматы на практику в какую-то американскую компанию. Оставил в клубе “Гараж” записку с координатами: мол, желаю поиграть с какой-нибудь командой. Мы позвонили. И он барабанил с нами два месяца. Когда уезжал, сказал, что в Штатах наша музыка на ура пошла бы…

P. S. Кстати, песня, которая на “Бизнес FM” не подошла по формату, – “Белый снег” про маленького эльфа – была посвящена фигуристу Денису Тену.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров