Опубликовано: 2800

Как бороться с коррупцией?

Как бороться с коррупцией? Фото - Тахир САСЫКОВ

“Ему и жалованья не надо, допусти только казенного воробья кормить”

“Транспаренси Казахстан” презентовал очередной доклад о противодействии коррупции. Нужны ли такого рода исследования и как вообще бороться с этим злом? Насколько властям полезно знать мнение общественности?

Так совпало, что доклад “Транспаренси Казахстан” о противодействии коррупции и интервью главного налоговика страны в одном из журналов появились почти одновременно. Интересно, что председатель комитета государственных доходов министерства финансов РК Ардак ТЕНГЕБАЕВ признал: “К сожалению, государственная служба связана с коррупционными рисками и коррупционными искушениями”. Собственно, об этом и доклад казахстанского отделения международной организации.

– Главной целью написания альтернативного доклада по борьбе с коррупцией стал анализ влияния антикоррупционных мер на жизнь простых казахстанцев, – говорит Наталья ПЕТЯКШЕВА, исполнительный директор “Транспаренси Казахстан”.

Над проектом, по ее словам, работали известные эксперты, использовался целый ряд социологических исследований, в том числе Индекс восприятия коррупции, Барометр мировой коррупции. Все эти материалы будут направлены в министерства, дипломатические представительства иностранных государств, а также в рейтинговые агентства, которые участвуют в исследовании коррупции в нашей стране.

Политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ напоминает, что доклад “Транспаренси Казахстан” является альтернативным докладу Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции и является качественным, добротным материалом, подготовленным квалифицированными экспертами.

Доклад, считает он, представляет интерес не только для узкой части специалистов и представителей государственных структур, но и для широкой общественности.

Политолог отмечает, что существует ежегодный рейтинг государств, отражающий оценку уровня восприятия коррупции. Девять международных рейтинговых агентств проводят свой мониторинг состояния коррупции и отслеживают динамику изменений в странах мира. По мнению Султанбека Султангалиева, такого рода исследования нужны, поскольку позволяют наглядно видеть эффективность пройденного пути по борьбе с коррупцией, анализировать имеющиеся недостатки и ошибки во избежание их повторения в будущем. Он делает акцент, что на улучшении показателей Казахстана в общемировом рейтинге уровня восприятия коррупции положительно сказались изменения в судебной системе, реформирование государственного управления в плане перераспределения полномочий между ветвями власти и изменений в системе местного самоуправления.

В то же время Султанбек Султангалиев предлагает усилить общественный контроль над деятельностью исполнительных органов с тем, чтобы было больше прозрачности и подотчетности. Такая мера, считает он, поможет искоренению коррупции.

– Катализаторами борьбы с коррупцией должны быть СМИ, неправительственные организации и политические партии, а также представительная ветвь власти – маслихаты и парламент. Большой потенциал также имеется у общественных советов. Другой немаловажный аспект борьбы с коррупцией – создание идеологического фона нетерпимости к данному злу, – заявляет Султанбек Султангалиев. – И это не молодежные флешмобы или же формальные “круглые столы” – они абсолютно неэффективны, а продуманная разноплановая и разноуровневая идеологическая программа, которая последовательно бы реализовалась. Алик ШПЕКБАЕВ: Сообщать о коррупции – ваш гражданский, патриотический и человеческий долг

Насколько эффективно исследование коррупции общественными организациями? И как их данные учитываются властью? На эти вопросы отвечает Наталья МАЛЯРЧУК, аналитик Kesarev Consulting, ранее возглавлявшая казахстанское отделение Transparency International.

– Количество выявленных коррупционных преступлений не является точным показателем, который говорит об объемах коррупции в стране. Скорее, говорит об эффективности или неэффективности работы правоохранительных органов. Можно прогнозировать, что с усилением программ по противодействию коррупции количество таких преступлений еще какое-то время будет расти и существенно.

Если говорить об уровне коррупции, то его снижение ощущается. Прежде всего, за счет того, что на системном уровне удалось сформировать достаточно устойчивую законодательную базу, которая позволяет подходить к вопросам противодействия системно: от профилактики до наказания за совершенное коррупционное правонарушение. Не все еще работает в полной мере, и не все процессы отрегулированы, но определенные результаты есть.

В частности, отмечу несколько основных, на мой взгляд.

Обеспечено участие граждан и организаций в принятии решений на разных уровнях государственной власти:

общественные советы при государственных органах;

рабочие группы по разработке различных регуляторных актов при государственных органах;

электронный портал открытых данных, где каждый может оставить комментарий по проектам НПА (нормативно-правовых актов);

консультативные площадки с бизнесом через различные деловые ассоциации;

система обращений в госорганы через электронное правительство (двухсторонний порядок коммуникаций);

возможности для двухсторонних коммуникаций с лицами, принимающими решения-встречи. Процедура таких консультаций достаточно отлажена.

Совершенствуется система получения государственных услуг:

автоматизировано и переведено в электронный формат практически 80 процентов всех государственных услуг, которая исключает личные контакты чиновников и граждан;

постоянно оптимизируется список требований для получения той или иной услуги (сокращается количество необходимых документов);

Увеличен уровень прозрачности деятельности государственных органов:

госорганы публикуют информацию о своей деятельности (бюджеты, программы, проекты НПА, пр.);

налажена система аудита деятельности государственных органов друг другом. АДГС проводит мониторинг деятельности госорганов;

реализуется проект объединения баз данных различных госорганов в единую систему, что позволит обеспечить прослеживаемость любой активности государственного органа на любом этапе;

введено декларирование госслужащими своих доходов, и большая часть деклараций находится в открытом доступе.

Это только часть того, что уже сделано и внедрено. Однако сейчас можно наблюдать ситуацию, что все эти возможности не востребованы гражданами и организациями. Одни говорят, что это бесполезно, – не попробовав. Другие, начав использовать эти инструменты, не готовы тратить на это время на отстаивание своих прав.

– Какие ведомства наиболее подвержены коррупции?

Основной объем финансовых нарушений, включая неэффективное использование бюджетных средств, зафиксирован в процессах реализации государственных программ.

Антирекорд поставлен в рамках исполнения следующих:

программа по развитию космической деятельности на 2010–2014 гг. – 81,1 процента нарушений от общей суммы бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;

программа “Информационный Казахстан-2020” – 46,4 процента нарушений от общей суммы бюджетных средств, выделенных на реализацию программы;

программа “Дорожная карта бизнеса-2020” – 32,2 процента нарушений от общей суммы бюджетных средств, выделенных на реализацию программы.

Общая сумма финансовых нарушений, включая неэффективно использованные средства, зафиксированная Счетным комитетом Казахстана от реализации государственных программ за период с 2013 по 2016 год, составила 6,7 триллиона тенге, или 2,07 миллиарда долларов США. Здесь также следует отметить снижающуюся с каждым годом открытость в предоставлении данных со стороны Счетного комитета Казахстана. Вспомнить всё: на какие проекты Казахстан тратил миллиарды и что из этого вышло

Также подтвержденные данные Счетного комитета свидетельствуют о наибольшей подверженности коррупции ведомств социального блока: министерства образования, здравоохранения, культуры.

– Насколько власти страны заинтересованы в подобного рода исследованиях?

– На мой взгляд, исходя из личного опыта коммуникаций, руководство страны очень позитивно воспринимает альтернативные оценки, включая казахстанские. Им это дает возможность получить обратную связь по реализуемым реформам.

– Вы не раз принимали участие в подготовке таких докладов. Прослеживаются ли тенденции?

– На мой взгляд, тренд позитивный. Изменения не такие быстрые, как нам всем бы хотелось, но улучшение ситуации налицо. Стоит задача увеличить участие граждан и организаций в противодействии коррупции. Мы все должны понять, что от нас тоже много зависит. Казахстан – это же не только государство чиновников, оно наше тоже.

– Какое место в мире занимает Казахстан?

– По данным Индекса восприятия коррупции Transparency International, Казахстан существенно улучшил свои показатели и вышел из категории высококоррумпированных стран с рейтингом 31, где 0 – это высокий уровень коррупции, 100 – отсутствие коррупции. Это все еще очень низкая оценка, но мы вышли из пике прошлых лет.

Но существенное улучшение мы с вами сможем оценить, когда каждый гражданин будет нетерпим к коррупции. Можно сколько угодно рассказывать про халатность властей, взятки, которые вымогают чиновники.

Но объективные исследования показывают, что в половине коррупционных случаев инициаторами становились граждане.

Здесь есть о чем подумать всем нам.

– Коррупция существует во всем мире, однако борьба с ней у нас выдвигается на первый план. Почему?

– Во-первых, потому, что проблема есть и ее признают как государство, так и общество. Во-вторых, потому, что последствия коррупции сказываются на экономическом положении граждан, организаций, они попросту беднеют.

Ухудшение социальных условий приводит к тому, что государственные институты становятся неэффективными и перестают работать, удовлетворять потребности граждан.

Это в свою очередь порождает рост социальной напряженности.

Со стороны государства акцент на борьбе с коррупцией далеко не пиар. Те экономические реформы, которые анонсированы и должны гарантировать устойчивость страны и благосостояние граждан, не смогут быть реализованы, если выделяемые средства будут разворовываться.

Высокий уровень коррупции будет тормозить приток иностранных инвестиций и технологий в страну, а на нефти мы долго не продержимся, это невосполнимый ресурс. Уже сейчас нет особой положительной динамики по прямым инвестициям.

Стабильно инвестируют в добывающий сектор, инфраструктура и услуги пока не востребованны. Одной из причин являются высокие инвестиционные риски, связанные с коррупцией. В Северо-Казахстанской области придумали антикоррупционные «письма счастья»

– Из-за неэффективности действующего законодательства и отсутствия общественного контроля?

– И это тоже причина. К сожалению, правоприменительная практика у нас хромает на обе ноги. Законодательство вполне обеспечивает равные права и возможности для всех. Однако избирательная практика его применения нивелирует все плюсы в написанных законах.

Ранее я уже упоминала о тех возможностях, которые есть у общества для осуществления общественного контроля. Их надо использовать, и тогда ситуация начнет меняться. Это требует времени и усилий со стороны граждан, но оно того стоит.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров