Опубликовано: 6000

Алик ШПЕКБАЕВ: Сообщать о коррупции – ваш гражданский, патриотический и человеческий долг

Алик ШПЕКБАЕВ: Сообщать о коррупции – ваш гражданский, патриотический и человеческий долг Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

За последние три года казахстанцы стали меньше давать взяток – соответствующий показатель уменьшился с 40 процентов до 29 процентов. Об успехах на поле антикоррупционной битвы и планах на будущее в интервью “КАРАВАНУ” рассказал заместитель председателя агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ.

– Алик Жаткамбаевич, с какими итогами ваше ведомство завершает работу в 2016 году?

– С 2014 года наша работа выстраивается в контексте Антикоррупционной стратегии, принятой по инициативе главы государства, до 2025 года. И данный основополагающий документ, и в целом вся антикоррупционная политика в стране базируются на трех китах: профилактике и предупреждении, антикоррупционном воспитании и образовании, а также карательных мерах.

Для реализации Плана нации принято более 60 законов, в том числе “О противодействии коррупции”, “О госслужбе”, “О доступе к информации”, “Об общественных советах” и другие, каждый из которых нацелен на минимизацию коррупции.

Неотвратимость наказания за коррупционные преступления и совершенствование законодательства в данной части – важнейшая составляющая работы антикоррупционной службы, входящей в состав агентства. В новом Уголовном кодексе по коррупционным преступлениям не применяются сроки давности и условная мера наказания, по всем составам таких правонарушений предусмотрена конфискация имущества, добытого преступным путем. За два года данной мере подверглись более 900 чиновников.

Среди новых механизмов необходимо выделить кратные штрафы и пожизненное лишение права работать на госслужбе. За два года более 600 должностных лиц выплатили штрафов на сумму более 6 миллиардов тенге, свыше 1 200 распрощались с госслужбой, куда двери для них отныне закрыты навсегда.

В целом за два года к ответственности привлечено более 1 800 должностных лиц, в том числе 21 – республиканского уровня, 120 – областного, 313 – городского и районного. Нанесенный мздоимцами ущерб составил 48,5 миллиарда тенге, а сумма возмещенных средств, изъятого и арестованного имущества – 32,6 миллиарда тенге.

– На недавней конференции в Астане политолог, председатель попечительского совета ОФ “Transparency Kazakhstan” Марат ШИБУТОВ сообщил, что с 2013 года по настоящее время “в настроениях казахстанцев произошли существенные и позитивные изменения”: снизилось количество людей, дававших взятки, с 40 до 29 процентов, были приведены и другие показатели…

– Да, действительно, в “Барометре мировой коррупции-2016”, проводимом один раз в три года Transparency International, в два раза выросла доля казахстанцев, наблюдающих прогресс в сфере противодействия коррупции, в 4 раза – количество людей, готовых активно противодействовать коррупции.

По оценкам зарубежных экспертов, совокупность мер, принятых в нашей стране за последние годы, значительно продвинула Казахстан в международных рейтингах.

Например, несмотря на незначительное снижение позиций республики в рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума, показатели по вопросам коррупции демонстрируют существенный рост и улучшаются второй год подряд. Прежде всего речь о таких показателях, как неформальные платежи и взятки, прозрачность принимаемых решений и незаконное использование госсредств.

Значительные улучшения наблюдаются и в известном рейтинге легкости ведения бизнеса, формируемом Всемирным банком. За 2 года мы улучшили показатели на 18 пунктов и заняли 35-е место, поднявшись с 53-го.

Кстати, с точки зрения делового климата, наиболее коррупционные регионы – Мангистауская и Жамбылская области – 29 процентов и 24 процента. А наименее подвержена мздоимству Северо-Казахстанская область, где уровень коррупции предприниматели оценили на 0,4 процента.

Более того, по Индексу развития электронного правительства ООН, Казахстан уже вошел в первую тридцатку стран мира, занимая сегодня 28-е место. За 8 лет мы совершили стремительный рывок на 53 позиции (в 2008-м – 81-е место).

В целом все перечисленные мною факты говорят о том, что в Казахстане наступил существенный перелом общественного антикоррупционного сознания, культуры и психологии. Благодаря системным и комплексным мерам, принятым государством, и активной поддержке гражданского общества бытовой коррупции стало заметно меньше. Это объясняется следующими факторами.

Во-первых, гораздо лучше стали работать ЦОНы и спецЦОНы, внедрены ЦОПы (центр обслуживания предпринимателей), создан единый провайдер госуслуг в лице госкорпорации “Правительство для граждан”.

Во-вторых, планомерно совершенствуется “электронное правительство”, запущена его мобильная версия, то есть по наиболее востребованным сегодня госуслугам полностью исключен человеческий фактор. Треть всех госуслуг оказывается в электронном виде, и в краткосрочной перспективе мы намерены добиться перевеса электронных услуг над бумажными.

В-третьих, принят, как я уже говорил, комплекс эффективных антикоррупционных законов и создан независимый антикоррупционный орган. Ну и, в-четвертых, начали реально исполняться Антикоррупционная стратегия и План нации.

Кроме того, люди стали чаще сообщать нам о фактах коррупции. За 10 месяцев в call-центр агентства поступило около 12 тысяч звонков, 140 из них – о коррупционных правонарушениях.

– За такие доносы еще и вознаграждение из казны дают…

– Ну почему доносы, это ваш гражданский, патриотический и человеческий долг. Это почетно. С начала года за свою гражданскую сознательность 107 казахстанцев получили 14 миллионов тенге. В зависимости от тяжести преступления, о котором сообщается, граждане получают от 63 до 212 тысяч тенге.

Обращающиеся в call-центр сообщают как о совершенных правонарушениях, так и о готовящихся. После поступления таких сигналов антикоррупционная служба начинает проверять информацию.

Таким образом была установлена коррупционная деятельность бывшего начальника управления пассажирского транспорта города Астаны Едиля Сулейменова, осужденного впоследствии на 6 лет.

Иногда отдельные лица, в отношении которых к нам поступают сообщения о планируемом ими коррупционном преступлении, отказываются от своих намерений брать взятку. То есть коррупционное намерение не реализуется. Но на Западе даже за обещание или предложение – если ты выразил согласие на получение взятки или просто предлагаешь мзду – человека привлекают к уголовной ответственности. У нас же уголовное или административное преследование может быть прекращено в связи с отказом от преступных намерений.

Все потому, что казахстанская правовая система основана на презумпции невиновности, а в некоторых зарубежных странах именно по коррупционным преступлениям фактически предусмотрена презумпция виновности, когда чиновник сам должен доказать законность своих активов.

– Как часто и на что обычно жалуются граждане, обращаясь в агентство?

– Относительно неоднозначных действий государственных органов граждане обращаются практически ежедневно.

Чаще всего жалуются на нарушение госслужащими этических норм. Результаты работы советов по этике в этом году таковы: 1 068 лиц привлечено к дисциплинарной ответственности, зафиксировано 563 дисциплинарных проступка, дискредитирующих госслужбу, 505 этических правонарушений. 148 должностных лиц уволены, 475 предупреждены о неполном служебном соответствии.

Показательны примеры, когда аким города Капшагая был уволен за оскорбление жителя города, а замакима Меркенского района Жамбылской области был понижен до главного специалиста. Самые яркие «ляпы» и "подвиги" казахстанских акимов

– А какие госорганы в топ-3 самых коррумпированных?

– Акиматы, органы внутренних дел, министерство сельского хозяйства.

– Имеют ли место факты выявления коррупции в собственных рядах?

– За последние два года не зарегистрировано ни одного факта коррупции, связанного с сотрудниками антикоррупционной службы. Прежде всего это обусловлено жестким кадровым отбором. К тому же работа сотрудников ежедневно мониторится и контролируется управлением внутренней безопасности.

– Получила ли продолжение подарочная тема? Минфин разработал памятку, по которой чиновник обязан сдать подарок в специальный фонд. Первым презент – китайский телефон – сдал экс-министр сельского хозяйства Асылжан МАМЫТБЕКОВ. Последовали ли примеру коллеги другие должностные лица?

– По правилам, если подарок получен в ходе официальных встреч, его необходимо передать в течение 7 дней в комитет госимущества минфина.

Если подарок не передан в названный срок, то при его стоимости до 2 МРП (4 242 тенге) госслужащий привлекается к дис- или адмответственности, при цене презента свыше 2 МРП ему грозит уголовная ответственность – подарок расценивается как взятка.

В соответствующем фонде, куда госслужащие несут подарки, сегодня есть вина, конфеты, ручки и другие презенты на сумму около миллиона тенге. Если получивший подарок не выкупает его из фонда, то он реализуется через торги.

– На что нацелена работа антикоррупционной службы в ближайшей перспективе?

– За последние 5 лет из Казахстана в результате коррупционных преступлений выведено 70 миллиардов тенге. 47 коррупционеров в международном розыске, 28 лиц разыскано и экстрадировано.

Сегодня две трети стран относится к государствам с высоким и крайне высоким уровнем коррупции. Искоренить коррупцию пока не смогла ни одна страна. Есть государства, радикально минимизировавшие коррупцию, это Канада, Скандинавские страны, Сингапур, Южная Корея, Гонконг. В них нет бытовой коррупции – учителя, врачи, полицейские практически не берут взяток. Однако в этих странах присутствует политическая или элитарная коррупция.

В ближайшее время мы намереваемся войти в число стран со средним уровнем коррупции, далее – ниже среднего и, наконец, максимально низким.

Продолжим антикоррупционную борьбу, используя международный опыт. В частности, планируем расширить перечень субъектов коррупционных правонарушений в квазигосударственном секторе, чтобы не только первые руководители национальных компаний, но и плановики, юристы, бухгалтеры и лица, отвечающие за закупки, несли ответственность.

Будем прорабатывать вопросы повышения зарплат госслужащих, внедрения принципов персональной дисциплинарной ответственности руководителей за коррупцию со стороны подчиненных, а также дальнейшей модернизации антикоррупционного законодательства.

Работы предстоит немало, но, оглядываясь назад, мы понимаем, что хороший задел уже создан.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи