Опубликовано: 1300

Когда деньги начинают работать

Когда деньги начинают работать

Обеспечение продуктивной занятости населения и поддержка массового предпринимательства в рамках госпрограммы “Дорожная карта бизнеса-2020” постепенно выходят на запланированные рубежи.

Справка “КАРАВАНА”

Сначала четыре цифры. При поддержке правительства на финансирование приоритетных секторов экономики в рамках программы удалось привлечь 1,7 триллиона тенге банковских кредитов. Предприятия, которые их получили, произвели продукции на 8,5 триллиона. При этом удалось создать и сохранить 337 тысяч рабочих мест и увеличить налоговую базу на 583 миллиарда тенге.

К слову, основам ведения бизнеса по ходу программы обучились более 130 тысяч граждан. Не факт, что им повезет в дальнейшем открыть свое дело. Но знания – это долгоиграющий механизм.

В министерстве национальной экономики (МНЭ) не скрывают, что добиться всего этого было нелегко. И в большей степени это относится к финансовой поддержке предпринимателей, вид деятельности которых не относится к приоритетным, производственным сферам отечественной экономики, это торговля, туризм, развлечения и прочее. Они, к слову, занимают менее 10 процентов от всех проектов Единой программы поддержки предпринимательства.

Ростовщики стали осторожнее

Перефразируя одного политклассика, “нет денег – нет проблемы”. По мнению экспертов МНЭ, все сложности государственной поддержки малого и среднего бизнеса проистекают “из-за системных проблем со стороны банков второго уровня”. Прежде всего “по причинам отсутствия ликвидной недвижимости у заемщиков”. И особенно “вне пределов областных центров и крупных городов”, где банкиры занимают крайне консервативные позиции. Правительству даже пришлось пойти на отмену отраслевых ограничений для деловых людей, реализующих или планирующих реализовать проекты в сельской местности и малых городах.

Риск? Безусловно! Где гарантии, что заемщик вернет кредит?

Сакен АХМЕТУЛЫ, экономист:

– Сакен, правительство и АО “ФРП “Даму” – основные поставщики кредитов и субсидий – написали кучу документов, которые предусматривают и мониторинг целевого использования кредитных средств, и платежную дисциплину заемщика, и реализацию проектов, и их соответствие региональным программам. Но далеко не всегда все это соответствовало подписанным документам. И даже законам.

– Насколько мне известно, фонд “Даму” уже больше года мониторит эту ситуацию. Еще и комитет госдоходов минфина ее отслеживает. У меня есть данные, что миннацэкономики зафиксировало совокупный годовой доход предприятий, получивших поддержку в рамках Единой программы с 2013 по 2015 год. И он увеличился на 20 процентов. А это, извините, уже полтора триллиона тенге.

– Но есть же “невозвращенцы”? Я про тех, кто взял и не вернул.

– Такие есть в любой стране мира – в Великобритании, Японии, Германии, США, Дании, России. Даже в самой жесткой в этом смысле – Южной Корее. Там вообще наизнанку вывернут не только должника, но и всех его родственников, чтобы вернули деньги в госказну. Если я не ошибаюсь, с 2010 по 2016 год в Казахстане по разным причинам было приостановлено субсидирование более 500 проектов предпринимателей. У кого-то они “левыми” оказались, а местные власти их, как ни странно, поддерживали. У кого-то форс-мажор случился – в том числе из-за погоды. У кого-то из-за девальвации тенге.

По мнению Сакена Ахметулы, это связано также с неправильно выстроенной политикой местных исполнительных органов по отношению к предпринимательской среде:

– Они должны были рассматривать и контролировать проекты, способные создавать новые рабочие места, создавать добавленную стоимость, производить конкурентоспособную продукцию. На деле же все сводится к системе отношений “свой – чужой”. Поэтому государственные программы в регионах и “проседают”. А госбюджет теряет миллиарды тенге. В том числе и на предоставлении микрокредитов лицам, которые не зарегистрированы в налоговых органах.

– Разве такое может быть?

– А коррупцию (смеется) у нас разве уже победили?..

Из официального ответа министерства национальной экономики на запрос редакции “КАРАВАНА”:

“Микрокредиты предоставляли предпринимателям для организации или расширения собственного дела и пополнения оборотного капитала без отраслевых ограничений в 2015–2016 годах через АО “Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства”… Согласно актам проверки, факты об отсутствии регистрации в налоговых органах лиц, получивших государственную поддержку, не выявлены”.

При этом в министерстве признались, что все-таки – да: иногда кредитовали безработных, самозанятых и малообеспеченных граждан без каких-либо отраслевых ограничений. Но это все на совести региональных отделов занятости и местных исполнительных органов. Именно они принимали соответствующие решения.

Отставить панику!

Ну и последнее. Информация о том, что средства, накопленные гражданами в Едином накопительном пенсионном фонде Казахстана, еще в прошлом году были направлены на поддержку предпринимательства, взбудоражила людей. Особенно в свете новогодних арестов руководителей ЕНПФ. А где гарантии, что эти деньги не ухнут в никуда?

Министерство нацэкономики сообщает: в 2016 году было принято решение “инвестировать средства фонда в размере 200 миллиардов тенге в финансовые инструменты банков второго уровня под рыночную процентную ставку для фондирования экономики и обеспечения уровня доходности пенсионных активов для обусловленного финансирования потребности малого и среднего бизнеса в оборотном капитале и рефинансировании займов в соотношении 50 процентов на 50 процентов, из которых 100 миллиардов тенге – для приоритетных секторов экономики и 100 миллиардов – без отраслевых ограничений”.

Однако, как следует из ответа миннацэкономики на запрос “КАРАВАНА”: “Средства Единого накопительного пенсионного фонда не используются непосредственно для оказания государственной поддержки в рамках Единой программы”.

– Банки Казахстана уже несколько лет страдают от неправильно выстроенной кредитной политики – в “тучные годы” давали деньги чуть ли не под справку об окончании школы. Поэтому и попали в “яму”. Сейчас их осторожная политика уже за гранью разумного. Но я банкиров понимаю: столько раз обожглись на молоке! Вот теперь на воду дуют.

По актуализированным данным комитета госдоходов, совокупный годовой доход предприятий, получивших поддержку в рамках Единой программы в период с 2013 по 2015 год, увеличился на 20,4 процента. И составил на 1 января 2017 года почти 1 триллион 600 миллионов тенге. Между тем 3 220 предпринимателей, получивших господдержку, показали нулевые значения по выплаченному индивидуальному подоходному налогу. Причины простые: “короткие” кредиты на фоне долгосрочных инвестиций, наращивание оборотов, временное сокращение спроса на товары и услуги.

Жандарбек АКТОТАЕВ, Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи