Опубликовано: 3100

Каждый казахстанский чиновник должен подозреваться в коррупции - эксперт

Каждый казахстанский чиновник должен подозреваться в коррупции - эксперт

Презумпция виновности – каждый чиновник в Казахстане должен быть изначально под подозрением в коррупции. Так считает директор Центра исследований “Сандж” Жанар ДЖАНДОСОВА. Именно этот принцип, по мнению эксперта, поможет победить мздоимство в стране.

19 января в Астану прибудет руководитель мониторинговой группы ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития – международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. – Ред.) по Казахстану Дмитрий КОТЛЯР, который представит выводы и рекомендации организации по антикоррупционным реформам в РК. В этот же день в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции (АДГСПК) состоится презентация отчета ОЭСР по выполнению Казахстаном Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией. А под занавес года ушедшего тогда еще самый главный борец с коррупцией – экс-председатель АДГСПК Кайрат КОЖАМЖАРОВ на международной конференции рапортовал об успехах страны на поле коррупционного сражения.

Среди прочего сообщалось, что за последние десять лет в республику возвращено 152 коррупционера из 205, скрывавшихся от правосудия.

Однако число побед на антикоррупционной ниве пока несоизмеримо меньше по сравнению с поражениями. Мы узнали у директора центра исследований “Сандж” Жанар Джандосовой, как же все-таки можно победить это зло.

Первое условие – обязать госслужащих всех уровней и мастей декларировать активы собственные и членов своих семей.

– Это крайне важно. Сейчас наше законодательство идет в сторону все большего закрытия, нам нельзя печатать фотографии, где живет чиновник, фактически везде используется закон о персональных данных. Но как раз у чиновника должна быть презумпция виновности.

При поступлении на госслужбу он должен декларировать активы свои и своих родственников.

Если через год работы, например, у таможенного чиновника появляется новый дом, несколько машин – это же вызывает подозрения. Даже если активы записаны на родственников, но сам слуга народа ими активно пользуется, живет на широкую ногу, все это должно становиться объектом расследования, – уверена Жанар Джандосова.

По мнению эксперта, данный простой по сути механизм на самом деле мог бы предотвратить “безумное накопление тех богатств”, которое наблюдалось у наших чиновников, когда всё нажитое непосильным трудом вывозилось за границу.

– Вспомните Храпунова, бывшего акима Алматы: он был на госслужбе, и ему удалось совершенно беспрепятственно вывезти имущество на самолетах, а антикоррупционная служба оказалась неспособна его остановить. По Стамбульскому антикоррупционному плану, процесс присоединения к которому Казахстан начал еще в 2006 году, даже обещание по телефону взятки или обсуждение возможности взятки уже должно считаться преступлением, – рассказывает Жанар Джандосова. В тестьевом режиме, или Воровской подряд

Говоря об обязательности декларирования активов чиновников и их семей, эксперт подчеркивает, что соответствующие данные должны быть в открытом доступе в онлайн-режиме.

– Минфин говорит: у нас нет средств, чтобы отслеживать эти данные. Ну так это и не нужно – повесьте эти данные на сайте, и гражданское общество будет мониторить, СМИ. Предположим, госслужащий заявляет о средних доходах, а НПО узнает о его отдыхе за границей в дорогом отеле.

И это противоречит тому, что он задекларировал, и это должно быть поводом для расследования, – отмечает Джандосова. – Пока же в Казахстане публичность в плане декларации доходов выборочная.

Что касается замены коррупционерам тюремного срока штрафами, то руководитель “Санджа” не склонна однозначно оценивать такую меру.

– Кстати, это опыт Грузии: когда страна нуждалась в наполнении бюджета, коррупционеров и других преступников власти штрафовали, но при этом им запрещали оставаться на родине. Многие из них, кстати, поэтому уехали на Украину. На антикоррупционном форуме в Астане показали фильм о высокопоставленных членах правительства, получивших штрафы или сроки за взяточничество. Но многие из них уже откупились или вышли на свободу. Это такой деморализующий момент для госслужащих. И в Стамбульском плане рекомендуют осторожнее применять такую практику, – говорит Жанар Джандосова.

А вот перспективу для мздоимцев махать метлой на улицах или мыть сортиры – напомним, такую меру ранее предлагали общественники – эксперт оценивает положительно.

– Это власть стыда. Такая мера была бы эффективна в том смысле, что чиновники, нечистые на руку, могут представить всё, но себя, моющим туалет, вряд ли. И, возможно, это будет для них преградой при попытке взять мзду. Так что такое наказание наряду с другими могло бы использоваться, – считает Жанар Джандосова.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи