Опубликовано: 3900

К каким безрадостным результатам приведет многострадальный малый и средний бизнес РК откровенно сырая госпрограмма за 145 миллиардов

К каким безрадостным результатам приведет многострадальный малый и средний бизнес РК откровенно сырая госпрограмма за 145 миллиардов Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

В каждой программе будущего есть грамм настоящего

В самом деле, почему мы не производим товары повседневного спроса сами? Отчего доля казахстанской продукции на полках магазинов по-прежнему мала?

В чем кроется истинная причина столь низкой предпринимательской инициативы населения, особенно учитывая множество госпрограмм, призванных преодолеть импортозависимость Казахстана?

Попробуем разобраться и проанализируем утвержденную в августе текущего года госпрограмму “Дорожная карта бизнеса-2020”.

Ослепительные перспективы развернулись...

“От состояния и уровня развития частного предпринимательства, и в первую очередь малого и среднего предпринимательства, зависит обеспечение устойчивого экономического развития страны в целом. Именно этот сектор экономики имеет огромные потенциальные возможности для решения многих проблем, влияющих на экономический рост государства, таких как неразвитая конкуренция, неэффективное использование материальных и нематериальных ресурсов, зависимость внутреннего спроса от импорта, безработица, бедность и др.”, – заявлено в программе.

Эта неоспоримая истина кочует из одной государственной программы поддержки предпринимательства в другую на протяжении почти двух десятилетий, а постулат о том, что малый и средний бизнес составляет основу устойчивости экономики, наверняка знаком даже родившемуся на заре независимости поколению ровесников казахстанских реформ. Одним словом, разработчики не удивили.

Идем дальше. “Важна роль малого и среднего предпринимательства в диверсификации экономики. В условиях реализации ГПИИР будет формироваться все больше крупных производств, в рабочих процессах которых может быть задействовано множество субподрядчиков из числа субъектов малого и среднего предпринимательства. В селах, малых городах и моногородах субъекты предпринимательства должны задать новый импульс развития, работая в секторах, ориентированных на удовлетворение потребительского спроса населения”, – гласит госпрограмма.

Особенно занимательным выглядит заявление о неумолимом росте крупных производств, и сами собой на ум приходят бессмертные строки советских сатириков И. Ильфа и Е. Петрова: “Ослепительные перспективы развернулись перед васюкинскими любителями. Пределы комнаты расширились. Гнилые стены коннозаводского гнезда рухнули, и вместо них в голубое небо ушел стеклянный 33-этажный дворец шахматной мысли”.

Но оставим сарказм и постараемся вникнуть в логику предлагаемых мер, тем более в госпрограмме, храня верность сложившимся традициям, правительство ставит перед собой довольно амбициозные цели.

Первый и, пожалуй, самый важный из озвученных в госпрограмме целевых показателей – это доведение доли обрабатывающей промышленности в структуре ВВП до уровня не менее 12,5 процента. Присутствие этой без преувеличения наиактуальнейшей цели выглядит как минимум странно. 10 шагов к бизнесу

В самом деле, нельзя же всерьез надеяться на то, что за счет усилий предприятий малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей и фермерских хозяйств можно столь коренным образом повлиять на структуру казахстанского ВВП.

Да, реализация “Дорожной карты бизнеса-2020” способна оказать позитивное влияние на долю обрабатывающей промышленности в структуре казахстанского ВВП, однако этот эффект может быть достигнут лишь в том случае, если казахстанским предпринимателям будут созданы по-настоящему благоприятные условия ведения бизнеса. Увы, опыт показывает, что эта задача оказалась непосильной для всех существовавших в Казахстане составов правительства.

Больше того, этот целевой индикатор вообще-то должен быть вторичен для госпрограммы развития малого бизнеса, ибо основным программным документом, призванным наконец освободить казахстанскую экономику из нефтедолларового рабства, является госпрограмма индустриально-инновационного развития.

Удивительным образом в действующей ГПИИР данный целевой показатель вообще отсутствует и заменен на такие критерии, как рост стоимостного объема экспорта продукции, рост производительности труда, объема инвестиций в основной капитал и снижение энергоемкости производств все той же обрабатывающей промышленности.

Ограничимся лишь недоумением по этому поводу, продолжим свое исследование и перейдем к изучению трех других целевых показателей, заявленных в “Дорожной карте бизнеса-2020”.

Плюсуем и минусуем

Еще одним из них стало увеличение объема выпуска продукции МСП в 1,5 раза по сравнению с уровнем 2014 года. Удивительно, но факт: на момент утверждения “Дорожной карты бизнеса-2020” этот показатель уже был достигнут!

Так, согласно статистическим данным, размещенным на официальном сайте комитета по статистике, по итогам 2014 года юридическими лицами малого предпринимательства, индивидуальными предпринимателями и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами было выпущено продукции на общую сумму 9,7 триллиона тенге. По итогам 2017 года этот показатель составил сумму 19,1 триллиона тенге, то есть с 2014 по 2017 год произошел более чем двукратный рост этого показателя.

Согласитесь, очень удобно принимать государственные программы, целевые показатели которых не просто выполнены, а перевыполнены.

Идем дальше и проанализируем запланированное увеличение количества субъектов МСП на 50 процентов от уровня 2014 года. Согласно статданным, по итогам 2014 года в Казахстане было зарегистрировано 922 285 единиц активных субъектов малого предпринимательства, то есть до 2020 года в Казахстане должно появиться еще 461 142,5 субъекта МСП. Не будем иронизировать относительно полпроцента (хотя довольно трудно представить половину действующего предприятия) и зафиксируем планируемое количество субъектов, которые должны быть созданы к 2020 году в количестве 1 383 428 единиц. С учетом уже отмеченного в 2014–2017 годах роста количества субъектов МСП в 2018–2020 годах должны быть созданы еще 240 052 единицы МСП. Логично предположить, что основные усилия ответственных за реализацию госпрограммы ведомств должны быть направлены на достижение этой цели. Отчего бизнесмены бегут из Казахстана

Однако тщательный анализ следующего обозначенного в “Дорожной карте-2020” целевого показателя ставит под сомнение реалистичность столь серьезного увеличения числа субъектов малого и среднего бизнеса.

Так, еще одним результатом реализации госпрограммы должно стать увеличение количества занятых в МСП на 50 процентов от уровня 2014 года. По итогам 2014 года в МСП было занято 2 294 400 человек, то есть в соответствии с государственной программой к 2020 году правительство планирует дополнительно занять на предприятиях малого и среднего бизнеса 1 147 200 человек. Потрясающе значимая и необычайно актуальная задача! И можно было бы разразиться бурными и продолжительными аплодисментами в адрес заботливого правительства, если бы не одна маленькая деталь: согласно статистическим данным, на конец 2017 года количество зарегистрированных в качестве безработных в нашей стране составило 442 300 человек. Больше того, по данным статведомства, этот показатель имеет стойкую тенденцию к уменьшению еще с 2001 года. Так, в 2001 году безработное население Казахстана составляло 780 300 человек, в 2002-м – 690 700 человек, в 2003-м – 672 100 человек, ну и так далее.

Учитывая предпринимаемые в рамках госпрограммы “Занятость-2020” недюжинные усилия министерства труда и социальной защиты населения по уничтожению безработицы, для выполнения целей программы “Дорожная карта бизнеса-2020” попросту не хватит незанятых казахстанцев.

Кроме того, приплюсовав 1 147 200 человек, которых планируется привлечь к реализации проектов в МСП к тому уровню, на котором этот показатель находился в 2014 году, мы получим 3 441 600 занятых в секторе малого и среднего бизнеса казахстанцев к 2020 году. Не терпится узнать: каким образом будет обеспечено достижение данного показателя? Особенно с учетом озвученных в уже упомянутой госпрограмме “Занятость-2020” прогнозов минтруда, согласно которым в ближайшие годы “будет наблюдаться замедление притока новых работников в связи с демографическим провалом начала 1990-х годов (с 2014 года уже начался спад). К 2021–2022 годам ежегодный приток новых работников сократится до 19 тысяч человек”.

Хотелось бы обратить особое внимание на тот региональный уклон, который был придан нынешней госпрограмме.

Статистика миграции населения свидетельствует о том, что правительство неминуемо столкнется с нехваткой трудовых ресурсов, необходимых для ее реализации.

Таким образом, получается, что разработчики в погоне за “достижениями” не учли ни статистику рынка труда, ни демографические показатели, ни миграционные процессы, ни те программы, которые уже приняты и в настоящее время реализуются, то есть обрекли программу на провал.

Нетрудно догадаться, к каким безрадостным результатам приведет многострадальный малый и средний бизнес Казахстана эта откровенно сырая государственная программа, на которую, к слову, из республиканского и местных бюджетов выделено 145,8 миллиарда тенге.

И вполне логично было бы предположить, что всем витающим в облаках остапам ибрагимовичам пора покинуть ряды госслужащих. Возможно, в таком случае дефицит рабочих рук, требующихся для реализации “Дорожной карты-2020”, будет покрыт, а доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП достигнет наконец вожделенных 12,5 процента.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров