Опубликовано: 450

Инвестиции в свете “коронакризиса”

Инвестиции в свете “коронакризиса”

Пандемия коронавируса помимо человеческих потерь привела к огромным экономическим потерям в масштабах всего мира. Например, Азиатский банк развития оценивает потери в 10 процентов мирового ВВП (почти 9 триллионов долларов). Последствия пандемии тоже скажутся очень негативно.

Директор МВФ Кристалина ГЕОРГИЕВА заявила, что потери глобальной экономики они оценивают в течение ближайших 5 лет в сумму порядка 28 триллионов долларов в ВВП.

Одно из важных последствий кризиса – рост бедности. Пострадала занятость, сократился малый и средний бизнес. Причем наиболее пострадавшие – развивающиеся страны. На них пришелся максимальный урон. Хотя мы про их проблемы особенно не слышим, потому что лидеры в информационном поле – развитые страны. Но в развивающихся странах высокая смертность – из-за неразвитой медицины (хотя и сглаженная за счет молодого населения), и высокие потери – из-за неразвитых рынков. При этом возможностей для быстрого восстановления у них тоже сравнительно меньше.

Крупнейшие страны мира смогли потратить на помощь пострадавшим секторам экономики миллиарды и триллионы долларов. МВФ, например, призывает в такой ситуации как можно больше тратить. Но развивающийся мир таких возможностей не имеет.

Каждый день эпидемии – это недополученные налоги и сборы. Их приходится компенсировать из резервов, из бюджета.

Но резервы несравнимы с накоплениями первых экономик мира. Поэтому экономика начинает проседать, растет бедность, и выбраться из коронакризиса становится труднее. Экономика и социальная сфера сталкиваются с недофинансированием.

Проблема поиска средств для экономики становится очень острой. Так, с начала года развивающиеся страны привлекли средств на рынках облигаций на 135 миллиардов долларов больше, чем в прошлом году. Есть еще и прямые заимствования. Например, МВФ выделил 100 миллиардов долларов, Всемирный банк определил на устранение последствий коронавируса 230 миллиардов долларов.

Но в данных условиях проблем эти средства не решат. Для долговременного эффекта необходимы инвестиции. А здесь ситуация не самая лучшая. Капитала не хватает. Пострадали рынки облигаций и акций развивающихся стран – выросшие риски привели к бегству инвесторов. Недавний доклад о мировых инвестициях (готовится ЮНКТАД) отметил резкое сокращение прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Так, в докладе сказано, что “снижение глобального притока ПИИ составит в 2020 году до 40 процентов по сравнению с уровнем 2019 года в 1,54 триллиона долларов. Это приведет к тому, что впервые с 2005 года ПИИ составят меньше 1 триллиона долларов”. Авторы доклада заявляют, что ожидают сокращения инвестиций еще на 5−10 процентов в 2021 году, а к возможности восстановления в 2022 году относятся с очень осторожным оптимизмом.

Таким образом, привлечение капиталов становится крайне важным условием восстановления экономики в постковидный период. Можно сказать, что развернется конкуренция за сократившиеся потоки инвестиций, и успешность каждой страны в этом деле будет зависеть от условий, которые она может предложить.

Казахстан всегда делал повышенный упор на привлечение инвестиций.

Успех страны нередко измеряется в привлеченных суммах инвестиций. У нас этот показатель составляет порядка 330 миллиардов долларов.

Большинство пришлось на сырьевой сектор, а именно: на нефть/газ и геологоразведку. Это и понятно, ведь рост экономики страны произошел именно на фоне роста цен на сырье, в первую очередь на углеводороды.

Сегодня привлекательность нефтяных проектов снижается. То есть нужны новые направления инвестиций, а следовательно, новые точки роста и диверсификация экономики. Кайрат Келимбетов: МФЦА уже показал свою эффективность как платформа для привлечения инвестиций

Но не менее важную роль играют инструменты привлечения инвестиций. Привлекать инвестиции – зачастую у нас практически означает тащить инвесторов за уши. Причем это часто крупные инвесторы, которые идут под особые государственные гарантии.

Такая традиция сформирована инвестициями в добычу – в сырьевые проекты. Но это особый вид бизнеса, тесно связанный с политикой, стратегическими интересами целых государств, а не просто компаний. Здесь в норме договоры, по которым даются индивидуальные гарантии со стороны правительства. Поэтому допустимы более высокие риски. А сами компании настолько богаты, что могут рискнуть потерей средств, и настолько влиятельны, что могут вступать в споры с целыми государствами.

В свое время Казахстан провел большую работу, изменив законодательство об инвестициях, упростив многие процедуры, могущие помешать нормальной работе иностранного капитала в нашей стране, добился политической стабильности – и смог переубедить инвесторов, которые были не лучшего мнения о постсоветском пространстве.

Поэтому наши условия – одни из наиболее благоприятных для инвестирования на постсоветском пространстве, чему мы обязаны планомерному и последовательному проведению реформ.

Но теперь необходим стимул для привлечения инвесторов в другие секторы экономики, кроме добычи сырья. А это означает привлечение массового инвестора. Елбасы в свое время четко выразил принципы нашей инвестиционной политики: “Мы, как государство, кроме инфраструктуры и социальных объектов, ничего не собираемся строить. Всё это — дело рук частного сектора, где мы не делаем различия между отечественным и иностранным капиталом”.

Для этого необходимы инструменты привлечения, в том числе в виде создания особых зон максимального инвестиционного благоприятствования. В нашем случае такой пример – МФЦА.

Задача МФЦА – привлечение инвестиций через создание привлекательной среды для инвестирования. То есть не через штучную работу с отдельными инвесторами, а как раз таки массовое привлечение. Основа всего – независимый суд, основанный на английском праве, для чего внесены изменения в Конституцию. Конституционный Закон о МФЦА гарантирует беспрецедентные налоговые, визовые и трудовые привилегии.

Например, МФЦА предоставляет финансовым организациям освобождение от 20 процентов КПН, от налога на имущество и земельного налога. Сюда же идет освобождение от налогов по дивидендам и доходам по капиталу. Это вознаграждения, дивиденды и доход от прироста стоимости от реализации ценных бумаг, дивиденды и доходы от прироста стоимости при реализации акций или долей участия в уставных капиталах участников.

Но распространить эту практику на всю страну, конечно, невозможно. Это в первую очередь точка роста.

Сейчас в МФЦА зарегистрировано 525 компаний – участников МФЦА из 43 стран мира.

Общая рыночная капитализация компаний, имеющих листинг на бирже МФЦА (“Казатомпром”, “Полиметалл”, Народный банк Казахстана, “Ferro-Alloy Resources Limited”, “Kcell”), превышает 17,5 миллиарда долларов.

Кроме того, МФЦА имеет региональное измерение. Например, в качестве инструмента развития региона МФЦА упоминается в документах платформы С5+1 по региональному диалогу и сотрудничеству, инициированной США.

И, что самое важное, пример МФЦА – это попытка уйти от исключительного ориентира на крупного инвестора в сторону уровня небольших, малых и средних инвесторов. И этот опыт может быть распространен на другие сферы. Не только в финансовой отрасли, но и в том же АПК, например, могут быть созданы такие точки роста.

Тот же АПК обладает огромным инвестиционным потенциалом. Но каждому инвестору иметь дело с государством, проходить на особых основаниях невозможно.

Поэтому критически важна либерализация инвестиционного режима, для чего могли бы быть созданы специальные зоны форсированного роста с использованием опыта того же МФЦА. В первую очередь это касается минимизации бюрократии, ускорения всех процедур, что вполне возможно достичь в условиях одной специальной зоны.

По итогам коронакризиса по всему миру будет расти конкуренция за инвестиции. Даже среди развитых стран, наиболее интересных для инвесторов как по ведению бизнеса, так и по объему рынка. В свое время, после кризиса 2008 года, таким инструментом развитых стран стали инвестиционные преференции, вплоть до возмещения затрат инвесторов.

Поэтому в сложившихся кризисных условиях можно было бы как использовать опыт МФЦА для других отраслей, так и интегрировать финансовый центр в программы повышения инвестиционной привлекательности.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи