Опубликовано: 12000

Груз ни “бэ”, ни “му”: почему фермеры Казахстана объявили бойкот экспорту мяса

Груз ни “бэ”, ни “му”: почему фермеры Казахстана объявили бойкот экспорту мяса Фото - Тахир САСЫКОВ

Овцеводы объявили бойкот экспорту. Все равно они не могут продавать мясо и животных за границу. Дороги и аэропорты оказались не готовы к наплыву сотен тысяч баранов.

В прошлом, 2018 году фермеры Казахстана отправили на экспорт 32 тысячи тонн всех видов мяса, включая птицу. Казалось бы, мизер. Но это уже хорошо. Отправляем же. В этом году АПК готов вывезти еще больше. Но не может. Оказалось, министерство транспорта не поверило министерству сельского хозяйства, что село сможет нарастить производство, и не подготовило для этого инфраструктуру.

– В этом году экспорта мяса не будет в Алматинской области! Снова приписками будут заниматься лица, ответственные за экспорт. При этом есть что продавать. Причина провала – в логистике, – рассказал “КАРАВАНУ” председатель правления Ассоциации овцеводов РК Алмасбек САДЫРБАЕВ.

Потенциально главный покупатель казахстанского мяса – Китай. Эта страна требует сертификации переработчиков. Условия жесткие. И так оказалось, что по всему Казахстану всего пять предприятий получили китайский сертификат.

Все они расположены на западе, севере и в центре страны: два – в Уральске, два – в Костанае и одно – в Караганде. Вроде уже хорошо, отправляй овец на эти мясокомбинаты и получай свои кровно заработанные тенге. Но всё не так просто.

Основная масса фермеров-овцеводов живет не на западе или севере страны. Главные наши отары пасутся в бескрайних степях Туркестанской, Алматинской и Жамбылской областей. В этих трех регионах сосредоточено больше половины поголовья мелкого рогатого скота (МРС). На март этого года здесь было больше 12 миллионов голов из 22 миллионов казахстанского стада. А сейчас, в апреле, после окота уже больше 17 миллионов. Вот оно – богатство. Бери и пользуйся. Но нет же!

Чтобы получить мясо овец и баранов, их надо сначала доставить на мясокомбинат. От Талдыкоргана до Караганды – 1 200 километров. До Уральска – больше 3 тысяч. Кто их повезет в такую даль? Три дня пути. Да и сколько это будет стоить?

Сама перевозка – это тяжелый стресс для животного. Особенно трястись приходится в открытом кузове грузовика двое-трое суток. У нас же нет специализированных скотовозов. Таких услуг вообще никто не предлагает. И что это будет за мясо в итоге?

– Кроме того, везде разная эпизоотическая ситуация. Южные регионы Казахстана – это буферная зона по ветзаболеваниям. Весь скот здесь вакцинирован, – продолжил Алмасбек Садырбаев. – А вот заводы, сертифицированные Китаем и странами Ближнего Востока, находятся в эпизоотически благополучных районах. Мы отсюда даже не можем повезти туда свою скотину, так как наши животные являются носителями заболеваний и могут перезаразить местных овец. Это ухудшит эпизоотическую ситуацию по всей стране. Выходит, экспорт для главных производителей мяса в стране закрыт.

Но есть еще один рынок – экспорт живого скота. Это отдельное направление на мусульманские страны. На тот же Курбан-байрам. Ниша огромнейшая.

Чтобы соблюсти обычаи, люди готовы платить живые деньги. В Иран, Саудовскую Аравию и Эмираты в сезон под нож можно загнать хоть всё наше поголовье. И ведь всё купят.

Обычная цена баранины на экспорт – 7 долларов за килограмм. За живой вес будет дешевле – в районе 3,5–4 долларов. Сейчас все наши заводы берут по доллару за переработку килограмма. Этот доллар мог бы достаться и фермеру. И перевозка – где-то 1,5 доллара. Но тут есть неприятность. Золотое руно: молочные реки и кисельные берега будут не сказкой, а нашим будущим?

– Только четыре аэропорта в Казахстане могут работать со скотом. Это Алматы, Тараз, Караганда и Нур-Султан. На страну этого мало. Например, мне предлагают вывезти груз через Тараз. Это ж колено в 800 километров, – подсчитывает глава ассоциации. – Двое суток пути. Опять же, специализированных скотовозов у нас нет.

За эти две ночи овцы потеряют по 5–6 кило. Ну и где будет прибыль? Где экспорт?

Импорт мы можем принимать только через Алматы, Тараз и Нур-Султан. А те племенные животные, которых привозят к нам из Штатов или Австралии, получают жесточайший стресс. Практически у всех стельных коров, которых мы привозим к себе, происходят выкидыши. Если аэропорт будет в твоем регионе, для меня это Талдыкорган, то плечо в 100–150 километров я проеду за 2–3 часа, 7–8 часов в полете – и барашек оказывается в Аравии или Иране. Будет дешевле, так как это время его можно не кормить, ему нужно меньше пространства.

По словам фермера, он неоднократно обращался в акимат Алматинской области, к самому акиму региона Амандыку Баталову с просьбой привести в порядок аэропорт Талдыкоргана. Тот давал поручения своим подчиненным. На более низком уровне поручение и подвисает.

Как ни странно, все упреки овцеводов очень точно отражены в данных комитета по статистике и министерства сельского хозяйства. Например, главные производители баранины в стране – три области: Туркестанская, Алматинская и Жамбылская. Плюс Восточный Казахстан. В этих регионах пасется две трети всех овец страны. Казалось бы, они и должны дать главный поток экспорта. Ан нет. Минсельхоз считает, что главные экспортеры у нас – это Жамбылская (1,6 тысячи тонн), бывшая Южно-Казахстанская (611 тонн), Западно-Казахстанская (417 тонн) и Павлодарская (180 тонн) области.

Не экспорт, а кошкины слезы. В лидерах Жамбылская область – в Таразе работает свой аэропорт. С ЮКО тоже все понятно – расстояние до Тараза небольшое. В ЗКО сильная переработка. Здесь работают сразу два крупных мясокомбината, которые имеют право экспорта в Китай. А вот Алматинской и Восточно-Казахстанской областей нет. Они ориентированы на Китай по мясу. Или могут вывозить барашков живьем. Но не могут. Копыта не дотягиваются.

P. S. Никаких запретов на перевозку сельскохозяйственных животных у аэропорта Талдыкоргана нет, сказал “КАРАВАНУ” пресс-секретарь комитета гражданской авиации Мурат НУРБАЕВ. – Каждый сам определяет, чем ему заниматься.

АО “Авиакомпания “Жетысу” – аэропорт Талдыкоргана – принадлежит Алматинскому областному финансовому управлению. То есть акимату региона. Поэтому только от него и зависит, будут или не будут работать аэропорт и фермеры вместе. Сможет ли Казахстан завалить Китай мясом и чем нам это грозит

От пресс-службы акимата Алматинской области “КАРАВАН” ответа так и не получил. По словам собеседников, Галымурат ЖУКЕЛ постоянно находится на совещаниях. Наверное, поднимает экспорт.

Сегодня в Алматинской области успешно развивается животноводство. В 2017 году программа “Сыбаға” выполнена на 147%, “Алтын асық” – на 159%, “Құлан” – на 127%. Это обеспечило рост поголовья на 3,5%. В области… активно решаются вопросы по экспорту и переработке мяса. В регионе функционируют 78 откормочных площадок на 51 тысячу голов КРС.

– Одна из главных задач этого года – выполнение поручения главы государства по реализации плана по экспорту мяса. …Уже в этом году мы планируем экспортировать до 700 тысяч тонн мяса, – сказал А. Баталов. – Кроме того, в этом году компания “Бауманн” начнет проект мощностью 30 тысяч тонн готовой продукции по глубокой переработке МРС, ориентированной на экспорт.

Из выступления акима Алматинской области Амандыка Баталова на отчетной встрече с населением 21 февраля 2018 года

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи