Опубликовано: 2000

Золотое руно: молочные реки и кисельные берега будут не сказкой, а нашим будущим?

Золотое руно: молочные реки и кисельные берега будут не сказкой, а нашим будущим? Фото - Тахир САСЫКОВ. Симпатичный племенной “материал” родом из Франции

“Обратите внимание, какие у “француженок” прекрасные мясные формы!”…

Речь вообще-то об овцах породы иль-де-франс, завезенной в Казахстан для разведения и селекционной работы.

В этом году министерство сельского хозяйства РК приняло Национальную программу развития мясного животноводства на 2018–2027 годы. Молочные реки, мясные берега – уже не сказка, а наше будущее!

Отечественные фермеры будут кормить не только казахстанцев, но и жителей других стран.

Большие надежды возлагаются на ученых Казахского НИИ животноводства и кормопроизводства. Какие уникальные разработки предлагает институт, выясняла корреспондент “КАРАВАНА”.

А сколько корова дает молока?

Институт создан в 30-х годах прошлого столетия. В разные годы прошел несколько реорганизаций, слияний. В итоге ТОО “КазНИИ животноводства и кормопроизводства” стало преемником института животноводства и института лугопастбищного хозяйства. Является обладателем 56 патентов, в том числе по селекционным достижениям – 41, инновационных – 15.

Гордость селекционеров – алатауская порода молочного скота (1950 год). Живая масса быков достигает 850–1000, коров – 500–600 килограммов. Удой – 4 000–4 500 килограммов молока в год. Аулиеатинская порода (1952 год) отличается приспособленностью к условиям высокогорья с жарким климатом и естественной резистентностью к кровепаразитарным заболеваниям. В 2007 году на базе алатауской породы создан и апробирован казахский тип бурого молочного скота – ақырыс.

Выведен черно-пестрый тип молочного скота – сайрам, а в 2009 году на северо-востоке Казахстана апробирован новый тип казахского красно-пестрого молочного скота – ертіс.

В мясном скотоводстве казахская белоголовая порода (1950 год) побила все рекорды: самые высокие показатели в лучших племенных стадах по быкам – 1200–1400, коровам – 650–1 038 килограммов!

В овцеводстве тоже есть свои достижения: казахская тонкорунная порода, южноказахский меринос и мясной меринос.

Мало кто знает, что на выведение новой породы уходит в среднем 30–35 лет. А над казахской полутонкорунной мясо-шерстной породой ученые работали аж 84 года!

“Поголовье будет расти, и его нужно чем-то кормить”

Чем же сейчас занимается институт? Его директор кандидат биологических наук Нурлан ТЛЕВЛЕСОВ имеет большой опыт работы в фермерских хозяйствах. НИИ он возглавил недавно. Говорит, как любой обыватель, поначалу был настроен скептически. Но, когда пообщался с сотрудниками, посмотрел, какой имеется багаж разработок, понял – научный потенциал сохранен:

– Я благодарен прежним руководителям института, которые в сложные времена, несмотря на финансовые трудности, сохранили профессиональный коллектив. Увы, в то время появился разрыв между старшим и молодым поколением ученых.

И сейчас мы пригласили около 40 молодых людей в возрасте до 35 лет. Они активно работают. Конечно, за год невозможно подготовить кадры. Поэтому на каждого аксакала легла задача – воспитать двух молодых сотрудников.

Если в целом, наши ученые, как и раньше, выводят новые кормовые культуры и породы скота – крупного и мелкого рогатого, улучшают их линии. Еще оказывают научное сопровождение разных проектов и помогают фермерам. В Казахстане 20 тысяч семейных ферм, 100 тысяч рабочих мест. К 2027 году планируется увеличить число ферм до 100 тысяч, количество их работников до 600 тысяч человек! Казахстанский министр хочет запретить телкам самим выбирать партнеров

– Институт будет оказывать научное сопровождение Нацио­нальной программе развития мясного животноводства, принятой минсельхозом, – продолжает Нурлан Тлевлесов. – В стране 18 миллионов овец, 7 миллионов коров и быков. К 2017 году стоит задача увеличить поголовье овец до 30 миллионов, КРС – до 15 миллионов. Планируется войти в топ-5 мировых экспортеров говядины. Поголовье будет расти, и его нужно чем-то кормить! Казахстан занимает пятое место в мире по площади пастбищных угодий, и только 30 процентов из них используется. Мы должны этот показатель увеличить почти в два раза!

– Многие думают, что у нас не осталось коров, почти нет своего молока. Оказывается, это не так…

– Если говорить о молоке, у нас есть прекрасная алатауская порода, выведена совместно казахстанскими и кыргызскими учеными. Для мелких крестьянских хозяйств, у которых 30–100 голов, она самая оптимальная. Другой вопрос, что нужно увеличивать ее продуктивность.

“Впервые получаю достойную зарплату”

Я поговорила со многими учеными. Молодежь, которая еще недавно бежала из науки из-за низкой зарплаты, считает, что за их отраслью будущее. Мол, нефть когда-нибудь закончится, а кушать люди будут хотеть всегда! Тем более есть прекрасная основа для развития животноводства, а сейчас отрасль получает субсидии от государства.

Спросила я людей и по очень деликатной теме – зарплате. Ведь еще в начале этого года сама делала материалы по задержке финансирования казахстанских НИИ. Ответ, признаться, удивил: деньги все получают вовремя. И зарплата младшего научного сотрудника составляет около 200 тысяч тенге.

Доктор сельскохозяйственных наук, научный консультант Михаил ТАМАРОВСКИЙ работает в Институте животноводства более 40 лет.

– Впервые за все время, что я работаю в науке, в последнее полугодие мы получаем приличное финансирование, – рассказывает Михаил Владимирович. – Как ученый, я впервые получаю достойную зарплату. И мои коллеги тоже. Советское время в расчет не беру – тогда моя зарплата, кандидата наук, приравнивалась к зарплате секретаря обкома партии и доходила до 400 рублей. Потом вся отечественная наука переживала тяжелый период.

Сейчас казахстанские ученые очень востребованы на рынке как научные консультанты. И связь науки и бизнеса вообще не должна прерываться!

Мы рады, что наше министерство сельского хозяйства, Национальный аграрный научно-образовательный центр ценят нашу работу, поддерживают новые проекты. Наверное, пришло понимание того, что у сельского хозяйства не будет будущего без науки.

Бараны из пробирки

Конечно, мне было интересно посмотреть на детища селекционеров и новых животных, которым только предстоит влиться в казахстанское поголовье. Я отправилась в поселок Мынбаево Алматинской области, где находится филиал Института животноводства – Научно-исследовательский институт овцеводства.

“Даже не знали, что такой существует в природе”, – писали мне пользователи соцсетей после того, как я выложила фото из этой научной организации.

– Некоторые говорят, мол, ваши разработки не востребованы, лежат в архиве… На сегодняшний момент все, что наработали, мы внедряем в производство! – говорит директор НИИ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Бакитжан МУСАБАЕВ. – В Институт животноводства пришел руководитель из бизнеса Нурлан Тлевлесов. Имея в своем бизнесе коров, овец, он знает нужды фермеров. Это очень важно. Идет понимание производства и науки. Что пообещали казахстанским ученым Умирзак Шукеев и Темирхан Досмухамбетов

– А какие ваши разработки особенно популярны в Казахстане?

– Грубошерстные овцы эдильбаевской породы. Они уникальны тем, что, как лошади, могут из-под снега добывать себе корм. Имея курдюк, могут в жару переносить отсутствие воды. А зимой за счет него возместить недостаток питания.

Овца живет во всех климатических зонах, при этом сохраняет продуктивность, которой наградила природа.

В России овцы этой породы имеют свои типы – волгоградская, астраханская. Их завезли даже в Якутию, они и там акклиматизировались, приспособились.

Сейчас мы их скрещиваем с гиссарскими овцами – это таджикская порода овец. Самая крупная в мире овца весит 160 килограммов. Наша, эдильбаевская, нисколько не уступает.

В грубошерстном овцеводстве трудимся над осветлением шерсти, многоплодием. Апробирован многоплодный тип казахской мясо-шерстной полутонкорунной породы. Над таким я работал 30 лет. Многоплодие в животноводстве очень трудно удержать. В стаде из 600 голов овцы приносят на 100 маток в среднем 160–180 ягнят в год, или 1,6–1,8 ягненка на матку. Финны больше 200 лет вели селекционные работы и получили в среднем 2,5 ягненка на матку. Мы к этому идем, меняем технологии.

– Метод ЭКО используете?

– Эта методика давно освоена! Эмбрион замораживается в жидком азоте при минус 190 градусах, в таком состоянии он может храниться сколько угодно. Отработана методика пересадки эмбриона в низкопродуктивных маток. А получаем высокопродуктивного ягненка. Лет 10 назад мы завезли эмбрионы, семя импортных пород, сделали обновление крови в стадах.

Ягнятина круглый год

Все казахстанские породы – тонкорунные, полутонкорунные, мясо-сальные – можно использовать на мясо. Но наиболее специализированная порода – казахская мясная скороспелая полутонкорунная. В данное время страны Ближнего Востока очень заинтересованы в казахстанской ягнятине. Овца – сезонное животное, и осеменяют ее только осенью. Но казахстанские ученые разработали методику, по которой осеменять овец и получать ягнят можно круглый год.

Интересно, а насколько шерсть наших овец востребована у местных, зарубежных мастеров?

– Японцы исследовали эту шерсть, очень высокого мнения о ней, готовы даже инвестировать деньги в ее переработку, – продолжает Бакитжан Мусабаев. – Шерсть тонкорунных овец выросла с 20 тенге до 1 500 тенге за килограмм. Но в грубошерстном овцеводстве переработка все еще остается проб­лемой.

У нашей шерсти очень сильные теплоизоляционные качества.

Раньше шинели для армии делали из нее, в них солдаты в Великую Отечественную войну победили. Это были пальто и спальный мешок – два в одном. Валенки тоже делали из казахстанской шерсти. Но самое главное – было изготовление юрт. Мы поднимаем в минсельхозе вопрос, чтобы возродить производство собственных юрт. Пока же вся шерсть идет в Китай.

Такой козел на вес золота!

Далее мы выехали в отдел воспроизводства и биотехнологии овец – своеобразный испытательный полигон. Те самые кудрявые “француженки” породы иль-де-франс пока пребывают на карантине.

– Обратите внимание, какие у “француженок” прекрасные мясные формы! Видите – ноги наполнены, спина плоская, выход туши – больше 55 процентов, – поясняет Бакитжан Мусабаев. – “Французы” – ценный племенной материал. Институт животноводства помог нам купить отару овец еттi меринос и 50 маток для создания племенного репродуктора. На них мы хотим использовать австралийское семя.

Еще одно направление работы сотрудников этого института – козы. Нам показали пятимесячного козленка зааненской породы молочного направления. Суточный удой у таких коз – более 5 литров молока.

Директор рассказал, что уникальность этого козленка в том, что его получили с использованием семени новозеландской селекции. Скоро его семя заморозят, будут использовать для племенной работы. Да, других коз с такой родословной, как у этого козлика, на рынке Казахстана нет!

Планов у руководства Института животноводства много. Например, создать при Институте овцеводства агропарк, в котором можно демонстрировать гостям все свои лучшие достижения. Подобный открылся в городе Каскелене Алматинской области на базе Института земледелия. По словам ученых, он стал местом паломничества фермеров – казахстанских и иностранных.

АЛМАТИНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров