Опубликовано: 480

Елена Круглыхина: Галышева готова выполнять “мужские” прыжки

Елена Круглыхина: Галышева готова выполнять “мужские” прыжки Фото - Елена Круглыхина (справа) и Юлия Галышева

Зимний олимпийский сезон для Казахстана спасла Юлия Галышева. Ее бронзовая медаль в могуле стала единственной нашей наградой в Пхёнчхане. Елена Круглыхина, готовившая Юлю к Олимпиаде, рассказала “КАРАВАНУ”, какой ценой дался спортсменке этот успех.

Пожертвовали скоростью

– Галышева просто не могла остаться без олимпийской медали, – говорит Елена Круглыхина, которая с нового сезона будет совмещать обязанности вице-президента Федерации фристайла и сноуборда Казахстана с функциями главного тренера сборной. – Мы шли к ней целых четыре года, стратегически ее планировали. Юле пришлось поменять технику могула, чтобы она как можно лучше соответствовала судейским критериям. Ради этого пришлось пожертвовать скоростью. Ну а сложные прыжки у нее уже были. И вот результат. Мы исключили все возможные помарки, Юля была стабильна на сто процентов. В предстоящем сезоне к новой технике добавим скорость, чтобы быть одинаково сильными и в могуле, и в параллельном могуле.

Футбол перед финалом

– Ночь накануне олимпийского финала была бессонной?

– Нет. Старт-то был запланирован на вечер. Так зачем волноваться накануне, если впереди целый день? В Пхёнчхан мы заехали заранее, успели акклиматизироваться, понять трассу, отработать все нюансы. Утром проснулись, поиграли в футбол… Александр Чиликин: Я в шоке от всего, что творится в нашем спорте

– Юля выходила на старт несколько раз, начиная с квалификации. Какой из них был самым волнительным?

– Первый. Важно хорошо проехать квалификацию. А дальше все уже шло по расписанному нами сценарию.

– Квалификация важна и для того, чтобы произвести впечатление на судей?

– Нет. Оно складывается на протяжении всего сезона. Олимпийские судьи работают на некоторых этапах Кубка мира, поэтому возможности спортсменов им хорошо известны.

– Во время заключительного проезда Галышевой было ощущение, что это медальное выступление?

– Я же его не видела – стояла наверху, на старте. Оттуда виден только первый из двух прыжков. Его Юля выполнила идеально. Жаль, с нижним чуть-чуть накосячила.

Пиво не наливали

– Во время прохождения допинг-теста можно было расслабиться? Там, говорят, пиво наливают…

– Нет, только воду. В редких случаях колу. Но на Олимпиаде никакой газировки, исключительно вода. При этом ее можно выпить только пол-литра или чуть больше, иначе концентрация мочи в допинг-пробе будет низкой. Юля, как всегда, очень долго сидела. В деревню вернулись лишь ранним утром, часа в четыре. Тихонько пришли в свою комнату, чтобы девчонки-акробатки не услышали – им завтра на тренировку надо было вставать.

– А ребята-могулисты с кем жили?

– С Алексеем Полтораниным. В общем, настоящая Олимпийская деревня. Не понимаю тех, кто считает Олимпиаду обычным стартом – таким же, как чемпионат мира. Если не ощущать олимпийской атмосферы, то зачем вообще туда ехать?

– Из Пхёнчхана приходили новости о заражении людей, близких к Олимпиаде, норовирусом…

– Это болели охранники, другой обслуживающий персонал. Возможно, кто-то из спортсменов. Но нас это не коснулось. Во всех помещениях Олимпийской деревни были антибактериальные кремы, дозаторы с мылом. Чтобы заболеть, надо было, наверное, вообще руки не мыть. Елена Круглыхина: Параллельный могул – это покер

“Елена Анатольевна, возьмите к себе”

– Мужской финал могула был на следующий день после женского. Не возьми Галышева накануне бронзу, у Рейхерда было бы больше шансов на подиум?

– Думаете, что на него психологически давила Юлина медаль? Сложно сказать. Профессионализм спортсмена и заключается в умении сдерживать свои нервы, эмоции. У меня есть свое мнение по поводу выступления Рейхерда, но я его оставлю при себе. Могу только сказать, что судейские оценки были объективными. Если бы Дмитрий не ошибся в нижнем прыжке, то занял бы не восьмое место, а призовое.

– Третий наш участник Олимпиады, Павел Колмаков, опередил Рейхерда и стал седьмым…

– С Пашей мы занимались не весь олимпийский цикл, как с Галышевой, а только половину. После Игр в Сочи, где он занял десятое место, Колмаков остался у своего прежнего наставника Виктора Лемешко. Два года назад он пришел ко мне: “Елена Анатольевна, возьмите меня в свою команду. Я хочу готовиться к Олимпийским играм с вами”. Думаю, что с Пашей, которому сейчас только 21 год, у нас будет не только Пекин-2022, но и Игры-2026. С Галышевой (25 лет) мы нацелились на две медальные Олимпиады. Одну задачу выполнили – бронзу завоевали.

На призовые – новый телефон

– Подарками на родине еще не завалили?

– Нет. Положенные по закону квартиры-машины обещают позднее. А призовые на карточку уже упали. 15 марта, как сейчас помню. Сразу купила себе новый сотовый телефон. Старый разбился в Америке. Там нам вообще не везло: Юля руку сломала, я без телефона осталась.

– Самый ценный подарок, который ждете?

– Хочется, пока фристайл на слуху, открыть в Усть-Каменогорске большой тренировочный центр, где могла бы полноценно готовиться сборная. Это не дорогостоящий проект, не надо дворцы возводить. Достаточно навести порядок на той базе, что сейчас содержится на балансе школы высшего спортивного мастерства по зимним видам. В Восточном Казахстане комиссия разбирается в причинах трагедии во время тренировки сноубордистов.

– У вас же есть “Алтайские Альпы”?

– Они, к сожалению, находятся очень далеко от города. Родители же хотят, чтобы ребенок и спортом занимался, и в учебе не отставал. Для этого нужен спортивный комплекс в самом городе. У нас сейчас занимаются 150 детей, а будет еще больше.

Стыдно за результаты

– На днях в Астане прошла так называемая “заслушка” – отчет федераций перед министерством спорта и Национальным олимпийским комитетом по прошедшему сезону. Там вас назначили главным тренером сборной по могулу. С чего начнете работу?

– Планирую увеличить штат спорт­сменов – к Галышевой, Колмакову и Рейхерду добавить Олега Цынина, Александра Геберта и Аяулым Амренову. Чтобы потом не случился провал, когда уйдут нынешние лидеры. Кстати, если говорить о ветеранах, то завершил карьеру Дмитрий Бармашов, которому 32 года. Он назначен старшим тренером по могулу.

– Амренова в этом году уже активно ездила по этапам Кубка мира…

– С ней надо еще много работать. Галышева в ее возрасте уже была чемпионкой мира среди юниорок, вы­игрывала медали на Кубках мира среди взрослых.

– На днях в Швеции завершился юниорский чемпионат мира. Лучшие результаты наших спортсменов – 26–27-е места…

– Это наш самый провальный чемпионат мира. Мне стыдно за его результаты. Но, понимаете, у нас не такой большой тренерский штат. В прошедшем сезоне основной акцент был сделан на сборную. Юниоры же ездили по этапам Кубка Европы практически без тренеров.

От ски-кросса пришлось отказаться

– Какова ситуация в Казахстане со сноубордом и другими дисциплинами фристайла? Павел Колмаков: Кто твой соперник, не имеет значения

– Сноуборд мы начинаем развивать. В Восточном Казахстане, как и могул. Все нормально и с акробатикой. У них, конечно, Олимпиада получилась провальной, но, думаю, там сделают правильные выводы, соберутся и к Пекину подготовятся так, как нужно. А вот от ски-кросса пришлось отказаться. Это очень дорогостоящая дисциплина. К тому же она технически сложная, и нынешний тренерский штаб не способен вывести спортсменов на высокий уровень. Какой смысл тратить государственные средства на то, что ни к чему не приведет?

– Впереди новый сезон. Какой будет программа у Галышевой?

– Мы поставим ей в программу сложный “мужской” прыжок. Она его тренировала прошлым летом, но на соревнованиях выполнять мы его не рискнули. Понимали, что старой программы для олимпийской медали будет достаточно – главное, было сделать все прыжки идеальными. Сейчас Юля, как и все остальные ребята, отдыхает. Я дала им возможность до 1 мая привести свой быт в порядок, вернуться в настоящий мир из параллельной реальности, где есть только самолеты, гостиницы, трассы…

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть