Опубликовано: 2800

Еда бывшей не бывает: что делают с просроченными продуктами в Казахстане

Еда бывшей не бывает: что делают с просроченными продуктами в Казахстане Фото - АиФ

Знаете, как воняют трупы сгнивших пельменей? А гнилых помидоров? А протухшая капуста или йогурт?

С неделю назад проходил мимо мусорных баков в своем дворе. Жара – под 40! “Аромат” бывшей еды ударил в нос резко, как серпом по самому дорогому. Заглядывать в помойку – не самое приятное удовольствие. Все-таки рискнул, зажав нос. Глаза сами на лоб полезли от увиденного.

“Поплывших” томатов там было где-то 50–60 кило. Пельменей с мантами – больше десятка пачек. Штук 20 упаковок йогуртов и кефира. Ну и килограммов десять почерневших от горя бананов. А ведь еще недавно кто-то мог всё это купить и съесть. Но кто-то кому-то это не продал. Почему?

Справка “КАРАВАНА”
Согласно июльскому докладу ООН, в прошлом году в мире недоедали более 800 миллионов человек – каждый девятый землянин. Больше всего голодающих в Африке и южных странах Азии. Дальше – Латинская Америка.

К слову, по итогам прошлого года во всех странах мира в отходы ушло около 1,3 миллиарда тонн продуктов питания – как негодных к употреблению. На 700 миллиардов долларов. А сколько просрочки уходит на помойки в Казахстане?

Тахир Сасыков
Тахир Сасыков

Не слезая с горшка

Вице-президент Ассоциации предприятий торговли и сферы услуг Жибек АЖИБАЕВА ответила без паузы:
– А в Казахстане нет такого термина, как “просрочка”, и неизвестно, куда ее девать. Ее, конечно, изымают с торговых полок. Но потом сам хозяин решает, что с ней делать: самому съесть, отдать кому-то или в мусорку выбросить. Куда потом девается негодный товар, мы не знаем. Надо сказать, что срок годности многих продуктов указан с запасом в две-три недели.

– Крупные ритейлеры, если видят, что товар подходит к критическому сроку, устраивают акции – снижают цены на “предпросрочку”.

– Не все и не всегда. Некоторые даже переклеивали этикетки, где обозначен срок годности, – продлевали срок, так сказать. Были случаи. И не раз.

– Это же наказуемо? Штрафы, наверное…

– Будь здоров, какие огроменные! От 250 тысяч тенге до миллиона. Нормативно-правовая база по этой проблеме до конца не отработана. Наша ассоциация только недавно начала заниматься этим вопросом.

– Может, ритейлеры плохо изучают рынок, раз возникают проблемы с просрочкой? Может, выгоднее отказаться от каких-то продуктов или сокращать объемы их закупа. Лето все-таки, жара…

– Хороший вопрос. Тут проблема в другом. У нас до сих пор нет полноценного торгового кластера с вертикальной интеграцией. Должны быть склады, в которых необходимо поддерживать нужную температуру, транспортные компании, нормальная логистика. А еще не хватает предприятий, которые могли бы перерабатывать “отходящие” продукты. Ну хотя бы на корм скоту. Сегмент “скоропорта” не отработан. А ведь этот сегмент сулит взаимовыгодное сотрудничество для всех участников рынка. И еще создание новых рабочих мест. Разговоры об этом идут уже больше 20 лет, но все эти годы мы продолжаем сидеть на детском горшке. Одни слова…

Справка “КАРАВАНА”
Согласно докладу ООН, в развитых странах почти половина продуктов теряется на этапе продажи. То есть просрочка идет с прилавков. В развивающихся государствах в отходы уходит до 40 процентов еды. Но – на начальных этапах. Потому что не хватает мощностей для хранения, плюс “рваная” логистика. Так что Казахстан вполне естественно вписывается в эту группу.

Как ликвидировать неликвид?

Недавно Жибек Ажибаева поехала в Чарын. И по пути на обочине увидела груды фруктов и овощей. Видимо, водители по дороге заметили, что они приходят в негодность – вот и выбросили. А кому нужны потекшие помидоры?

Кто именно выбросил – никто не знает, никто не видел. Штраф за такую форму ликвидации неликвида тоже должен быть немалым. Но кому это сейчас интересно?

– Еще одно подтверждение тому, что у нас проблемы с логистикой, – застрявшие недавно на границе с Россией 250 фур и рефрижераторов. Россияне долго и дотошно досматривают, хотя в Таможенном союзе границы должны быть прозрачными. Понятно, что ищут контрабанду, санкционку, но у рефрижераторов быстро горючее заканчивается – и продукты приходят в негодность. Водитель не несет ответственности за груз, а вот его владелец несет (тут у Ажибаевой в голосе громко звучит сталь) прямые убытки, которые потом переложит…

– На покупателя?

– Именно! Процент порчи бывает разным. Но платит в конечном итоге потребитель. На производство государство какие-то субсидии выделяет. На логистику – нет. При Советском Союзе была потребкооперация, торгово-закупочные кооперативы. Ничего подобного сегодня нет. Мы в ассоциации считаем, что уже сейчас надо создавать предприятия, как я говорила, которые бы перерабатывали просрочку. Необязательно большие, хватило и бы специализированных цехов. Но тут другая проблема встает.

– Объемы?

– Они, родные. Просроченных продуктов может быть всего два-три процента от всей партии. Пусть даже пять! Поставщик продукции, а у него с магазином заключен официальный договор, начинает считать: цену бензина, стоимость загрузки-выгрузки, плечо доставки и прочие “бонусы”. Вывозить из супермаркета 10–20 килограммов испорченного товара? Ну и куда? На городскую свалку? За это тоже надо платить. И стоит ли овчинка выделки? Да черт с ней, с этой просрочкой! И тогда голова начинает болеть у ритейлера – куда? Утилизировать и переработать-то негде! В результате и он немного поднимает цену на еще годный товар, и поставщик, который хочет возместить потери.

– Месяца полтора назад указом Президента Токаева создано министерство торговли и интеграции. Ему поручено “системно и рационально подойти к выстраиванию торговой политики, осуществить поиск новых и расширение действующих рынков сбыта”.

– Если министр (им назначен Бахыт Султанов. – Авт.) и его команда что-то придумают в этом направлении – все игроки нашего рынка готовы включиться в работу. Пока же нет общего видения и стратегии развития торгового сектора республики. Поэтому на наших прилавках превалирует импорт. Вдумайтесь, мы неконкурентоспособны на отечественном рынке! Кстати, я давно призываю сельхозпроизводителей не лезть в большие торговые сети. Они все равно не смогут обеспечить поставки нужных объемов на регулярной основе. Речь же идет не о тоннах, а о центнерах. Идите в малые форматы – мелкие магазины шаговой доступности, где выше проходимость и выше возможности реализовать небольшие партии в короткие сроки. Тогда и объемы просрочки, и потери будут минимальными…

Приятного аппетита!

Каждое утро население моего микрорайона будит адский грохот. Это машины алматинского АО “Тартып” выгружают содержимое мусорных контейнеров в свои емкости. Поговорил с оператором. Некоторые детали разговора показались интересными. В кратком варианте монолог А. (фамилию-имя попросил не называть) выглядит так.

– Зимой продуктов мало выбрасывают – чаще всего хлеб. Летом много чего. И что-то можно выбрать для себя, потому что попадаются нормальные овощи, яблоки, бананы. Два раза пару упаковок йогурта взял. Живой остался (смеется). Лимоны и лук брал – сверху нехорошие, а внутри нормальные. Один раз конфеты шоколадные были… После Нового года привез домой две упаковки китайского пива. Просрочка была четыре месяца. Горькое (с отвращением сплевывает)!.. Мы не обслуживаем большие магазины. Наверное, они сами вывозят свои плохие продукты. В мусорки их выбрасывают маленькие магазины. Ну и сами жильцы микрорайонов.

Справка “КАРАВАНА”
Согласно официальной статистике, треть населения Казахстана тратит на еду более половины месячного дохода. Около половины перестали покупать кондитерские изделия. Ради экономии четверть отказывается от мяса, рыбы и фруктов в пользу менее полезных, но более “сытных” продуктов питания.

Во многих странах Европы, в США, Канаде, России уже полтора десятка лет действуют волонтерские группы. Они собирают продукты, еще годные к употреблению, из мусорных контейнеров на задворках супермаркетов. И потом распределяют их среди бездомных и малообеспеченных граждан. Это называется фудшеринг.

Кроме того, в некоторых развитых странах возникли группы вполне себе обеспеченных граждан, которые добывают хлеб насущный именно на помойках. Там, оказывается, можно обнаружить совершенно нормальные мясные изделия, фрукты-овощи, молочку, консервы, напитки, кондитерские изделия, даже морепродукты. Эти граждане не стесняются признаваться в том, что их ежедневное меню добыто на помойке.
Похоже, Казахстану такое явление не грозит.

Ну и на закуску: в том же докладе эксперты ООН выразили обеспокоенность проблемой ожирения части населения планеты. Сегодня таких более 670 миллионов человек. И питаются они отнюдь не на помойках.

Мерчанда́йзер, мерченда́йзер (от англ. merchandiser – “торговец”) – товаровед или помощник товароведа, человек, представляющий производственную или торговую компанию в торговых сетях (чаще всего супер- и гипермаркетах). Отвечает за выкладку товара, установку сопутствующего необходимого оборудования (холодильники, дополнительные витрины, поддоны промоакций, размещает POS-материалы.

Основная задача – контроль наличия всего ассортимента компании на полках магазина и расположение его в наиболее благоприятных для покупки местах. Также в обязанности может входить:
– увеличение доли полки товара;
– выкладка товара согласно корпоративной планограмме;
– размещение POS-материала;
– помощь в организации промоакций (взаимодействие с внутренним персоналом магазина);
– поддержание торгового запаса;
– составление заказов;
– корректировка розничных цен на товар;
– аудит цен, долей полок и промоакций конкурентов;
– решение локальных проблем в точке продажи;
– размещение товара на промодисплеях (в том числе и неоплаченных);
– поддержание товарного вида упаковки;
– поддержание имиджа торговой марки (бренда)

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров