Опубликовано: 6100

Что творится в семьях, где вместо хлеба на столах водка

Что творится в семьях, где вместо хлеба на столах водка Фото - Ануара АБИЛГАЗИЕВА

Корреспондент “КАРАВАНА” вместе с полицейскими посетил неблагополучные семьи

Надо ужесточить наказания для родителей, которые не следят за своими детьми, считают атырауские полицейские. В семьях, где вместо молока на столе каждый день водка, подростки сами начинают вести разгульный образ жизни. Когда нет еды и родительской ласки, дети бегут из дома.

Другая жизнь

Нередко именно в таких семьях растут будущие уголовники, утверждают стражи порядка.

– Подростки совершают кражи, мелкие хулиганства, – ставит в известность первый заместитель начальника управления полиции города Атырау Ерлан БИГАМБАЕВ. – Основная причина правонарушений в том, что родители не смотрят за своими детьми, а те воруют в магазинах. Считаю, надо ужесточить наказание для родителей, которые не могут или не хотят правильно воспитывать своих детей.

В этом году 18 детей поставили на учет в полиции, в том числе за беспризорность. На учет берут только по решению ювенального суда. За 4 месяца 2020 года оформлено 643 административных материала в отношении родителей, чьи дети находились на улице после 23.00. В нынешнем году – уже 718 протоколов. В центр адаптации несовершеннолетних помещено 23 ребенка.

Жизнь без мамы

В один из вечеров полицейские совершают обход. Микрорайон “Балыкши”.

Пятиэтажный кирпичный дом. В одной из квартир живет Рита, 15 лет от роду.

– В этой неблагополучной семье отец в одиночку воспитывает старшего сына и дочь. В 2010 году мать лишили родительских прав. Женщина сейчас находится в Узбекистане, – поясняет инспектор по делам несовершеннолетних управления полиции города Атырау майор полиции Анаргуль КАРЛАГАШЕВА. Мы со старшим инспектором Асылбеком КУАНШАЛИЕВЫМ поднимаемся в квартиру Риты.

Дверь открыла девочка-подросток с грустными глазами. Скрестив на груди руки, вопросительно смотрела на меня. В квартире убогая обстановка, горло перехватывает тяжелый воздух. Девочка часто убегала из дома, гуляла допоздна. Отец несколько раз обращался в полицию, просил помочь образумить девочку. Риту нередко ловили пьяной. Курит давно. В прошлом году по решению комиссии по делам несовершеннолетних ее отправили в Актау в школу для детей с девиантным поведением, где она училась 2 месяца. В этом году подросток продолжила учебу в вечерней школе в Атырау. С ней провели большую работу психологи.

– Какие предметы в школе больше всего нравятся?

– Таких нет, – отвечает Рита.

– А что ближе по душе?

– Рисовать, – голос Риты враз потеплел.

– Покажешь свои рисунки?

Она метнулась в другую комнату, где на стене висело ее творчество. На них большие цветы и молодая пара. 15-летняя девочка дружит с 18-летним парнем. С этим взрослым другом инспектор Анаргуль Карлагашева уже провела профилактическую беседу.

– Кем ты хочешь стать в будущем?

Оказалось, поваром или массажистом. Если поваром, то “всегда будет что поесть, а массажистом можно заработать неплохие деньги”.

– Чем тебя сегодня кормили?

– Жареной картошкой с грибами.

– И всё?

На часах уже почти 8 часов вечера. Отец трудится сварщиком, заработок – 80 тысяч тенге. Деньги на три рта. Тут не до сливочного масла и мяса. На картошку и дешевые макароны еле-еле наскребают, растягивая на месяц. Еще и за коммуналку набегает немаленькая сумма. О конфетах можно только мечтать. Глава семейства искал высокооплачиваемую работу, но из-за пандемии многие строительные проекты были свернуты. Однажды, когда совсем стало худо, стал просить полицейских помочь с продуктами питания, и те подключили волонтеров.

– Я его ругаю, что он курит в зале, дети этим дышат, – заявляет женщина, сидящая на низкой тахте. Она назвалась подругой отца.

– Меня хвалили в той школе (в Актау. – Авт.), – поделилась девочка. – Даже спросили, зачем меня прислали. Я спокойная, учусь хорошо.

Может, все-таки Рита возьмется за ум? Так хочется верить в лучшее.

“Я чуть-чуть”

Две неблагополучные семьи живут в пригородном поселке Водников. В одной женщина выпивает на пару с мужем. У них трое детишек, самому младшему – 6 лет. Причем мамаша с папашей регулярно прикладываются к рюмке на глазах у детей.

Во дворе дома настоящая свалка – какие-то железки, деревяшки. Выходит мадам, шатаясь и широко улыбаясь полицейским. От нее разит водкой.

– С кем выпиваешь? – спросила Анаргуль.

– С мужем, чуть-чуть. Сегодня у сестры муж помер, там пили, – Тамара тянет руки к сотруднице полиции. Та отпрянула.

– Зачем пьешь? Хочешь, чтобы тебя ограничили в родительских правах? Тебе даже на пиво смотреть нельзя, – предупреждает сотрудница полиции.

Другая непутевая мамаша, к которой пришли с проверкой инспекторы по делам несовершеннолетних, – 30-летняя Оксана. Она тоже жертва зеленого змия, на нее уже оформляли административный материал за распитие спиртных напитков в присутствии несовершеннолетних детей. На опухшем лице Оксаны большой синяк. Она не стесняется, не отворачивается от посторонних взглядов. Фингал – последствия разборок между супругами. Глава семейства ушел из дома. Женщина держит на руках малыша, ему 1 год 8 месяцев.

– Если профилактика не подействует, придется поступить по-другому – будете у нарколога лечиться.

У ворот отчаянно лает собака, в глубине двора тявкает пес поменьше. У входной двери – сушилка, на ней страшные серые простыни. Такая вот серая жизнь...

В обоих случаях полицейские оформили материалы для рассмотрения на комиссии по делам несовершеннолетних. Взрослых обяжут лечиться от алкоголизма. Если они не начнут лечение, скорее всего, их ограничат в родительских правах. А детей определят в детский дом “Шанырак”.

Если не болит душа

В двухэтажном доме по проспекту Азаттык в однокомнатной квартире живет еще одна неблагополучная семья. Стучимся. На пороге стоит низкого роста мужичок – папа.

В семье растет 14-летняя девочка. Психологи выяснили, что она склонна к суициду.

Ребенок сам звонит в полицию, если мама и папа начинают пить и ругаться. Пережидать шум приходится в подъезде или на улице. Как делать уроки в такой обстановке, нормально отдыхать? Девочку помещали в центр адаптации несовершеннолетних. Супруги на комиссии клятвенно пообещали лечиться у нарколога, но к врачу не пошли. Как дети становятся жертвами убийц и насильников

Проходим в комнату, и сразу возникает мысль – побыстрее уйти. Запах – ужасный. У ног крутится низкорослый французский бульдог, который норовит лизнуть меня за ноги. Это Боня. Бульдожке все-таки это удается, потом Боня улеглась на видавшем виды паласе. Кот пристроился рядом. А мужчина показывает выписки из поликлиники.

– У меня болело вот здесь, – показывает на грудь. – Отец умер от рака пищевода, и я боюсь, вдруг тоже эта болезнь.

– Спиртные напитки пьете?

– Ну что вы, лечиться от алкоголизма хотел, меня посылают в дневной стационар, но на портал никак не могут поставить, заявка моя не проходит, – оправдывается тот.

– Дочка где?

– Гулять ушла, у подруги. Супруга на работе, она поваром работает, у нее шестидневка. Я дворником тружусь.

Не выдержав, вырываюсь на свежий воздух. Находиться там дольше просто невозможно. А им хоть бы хны.

Еще одна подучетная – Сания, чья квартира оказалась на замке, родила 2 детей – девочку и мальчика. Состоит на учете. Пьет.

Одно время жила с мужчиной, но тот, увидев ее тягу к алкоголю, предпочел другую женщину. Теперь в ее квартире собирается всякий сброд. 3 раза ее вызывали на комиссию, и она всё обещает исправиться. Детей поместили в центр адаптации несовершеннолетних. Они до сих пор там. Когда малышню забирали, это было жалкое зрелище – неухоженные, затравленные, худые. В центре их накормили и вшей вывели. Вероятнее всего, ребята потом будут жить в детском доме.

На мать оформили административный протокол по статье “Невыполнение родительских обязанностей по воспитанию и обучению детей”. Но ей, похоже, всё равно.

АТЫРАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи