Опубликовано: 1800

Что делать, если случился удар: как инсульт зависит от диабета, гипертонии и курения

Что делать, если случился удар: как инсульт зависит от диабета, гипертонии и курения Фото - Нэля САДЫКОВА

Как инсульт зависит от диабета, гипертонии и курения? Возможно ли восстановиться человеку до трудоспособного состояния, если его “хватил удар”, и как это делается, рассказывает заведующая нейрореабилитационным отделением ГКБ № 1 Алматы Амина СЕЙДАНОВА.

Инсульт – острое нарушение мозгового кровообращения, сопровождающееся внезапной потерей сознания и параличом.

– Расскажу реальные истории чудесных восстановлений, – начинает Амина Багдадовна. – К нам в отделение поступил мужчина, чуть старше 50 лет, после геморрагического инсульта, с обездвиженным с одной стороны телом и сильными нарушениями речи. После серьезных курсов реабилитации он смог вернуться к работе! Были две девушки после страшных ДТП.

У одной, 25-летней, серьезная травма позвоночника, парализовало нижние конечности. После 20-дневного курса реабилитации она стала ходить.

Потом, правда, были еще проблемы с нарушением функций тазовых органов. Но ее настойчивость и стремление выздороветь помогли восстановиться полностью.

Другая девушка, 17 лет, только окончила школу и попала в ДТП с участием трех автомобилей, пострадала сильнее всех.

Когда поступила к нам, была в чрезвычайно тяжелом состоянии. У нее абсолютно не прослеживались ни мыслительные, ни двигательные функции. После нескольких курсов реабилитации с помощью ЛФК, массажа, физио- и лекарственной терапии при помощи препаратов, стимулирующих восстановление нервных клеток, так называемых ноотропов, смогла ходить и говорить.

Конечно, нельзя сказать, что она стала полностью здоровой, как раньше. У нее остался неврологический дефицит в виде правостороннего гемипареза (ослаб­ление двигательных функций одной половины тела), но она разговаривает, самостоятельно ходит, адекватно мыслит, отвечает на вопросы. Ее интеллектуальная сфера восстановилась полностью. Это говорит о том, что благодаря реабилитации можно частично и даже полностью избавиться от инвалидности, если сам пациент готов трудиться.

Амина СЕЙДАНОВА

Амина СЕЙДАНОВА

– Сейчас у нас один только ваш нейрореабилитационный центр, который спасает людей от серьезной инвалидизации. Но, вероятно, их должно быть больше и в Алматы, и по стране в целом?

– Конечно! Это очень важно. Потому как пациенты, которые не восстанавливаются и получают инвалидность, – это, во-первых, большая социальная проблема для государства. Забота о таких людях обходится намного дороже, чем их лечебная реабилитация. Если это человек трудоспособного возраста, мы теряем активную рабочую единицу, которая вносила свой посильный вклад в развитие. А если не удается вернуть его в строй, государство вынуждено оплачивать ему пособие по инвалидности, больничное и санаторное лечение, обеспечивать коляс­ками, тростями, памперсами, катетерами и передать его на попечение социальных служб. А соцработники обязаны посещать его на дому и оказывать помощь в быту.

Масса проблем возникает и у родственников. Кто-то, чтобы находиться рядом с таким человеком, должен бросить работу. Так утрачивается еще одна рабочая единица. Поэтому, конечно, государственные структуры в первую очередь заинтересованы в максимально эффективном восстановлении человека до состояния, при котором он как минимум сможет сам себя обслуживать, а как максимум – трудиться и зарабатывать на жизнь. Не девушка, а огонь: Газиза Абдинабиева изобрела лекарство от инсульта и старости

Лечение, как у космонавтов

Нейрореабилитация в городской клинической больнице № 1 состоит из множества процедур. В отделении есть зал для групповых занятий со всевозможными тренажерами, зал кинезиотерапии для индивидуального восстановления с инструктором ЛФК, про­цедурные комнаты для магнито-, эрго-, су-джок-терапии, точечного массажа, иглотерапии, гиперболической оксигенации, сенсорная комната для полной релаксации пациентов…

– Основная проблема постинсультных пациентов – это параличи и парезы, из-за которых они не могут самостоятельно передвигаться, себя обслуживать, у них нарушается речь и утрачивается возможность общаться с окружающими, – продолжает Амина Сейданова. – Первое, что необходимо делать после длительного пребывания в постели, – это провести вертикализацию больного. Устройство вертикализатор похоже на функциональную кровать-трансформер, оснащенную приспособлениями, с помощью которых пациент полностью на ней фиксируется. А затем медицинский специалист медленно меняет угол ее наклона из горизонтального положения в вертикальное.

Предположим, больной полторы-две недели находился в лежачем положении, даже еще не сидел и, естественно, не стоял. Тут мы должны включить в его организме гравитационные механизмы. Ведь такого пациента нельзя сразу взять и посадить или поднять на ноги.

У него могут начаться ортостатические осложнения, увеличивается нагрузка на сердце, падает давление – вплоть до потери сознания и обмороков. Могут быть нарушения в дыхательной и сердечно-сосудистой системах. Обычно я объясняю: когда вы всего одну неделю пролежали в постели с гриппом, то, вставая с нее, сразу ощущаете головокружение и слабость. При инсульте происходит нечто подобное, только намного серьезнее. Поэтому к вертикальному положению такого больного надо готовить очень осторожно и проводить процедуру по определенным правилам.

Делает это специально обученный персонал вместе с врачом. При вертикализации мы потихоньку заставляем включаться все центры вегетативной нервной системы, которые регулируют тонус мышц, сердцебиение, правильную работу внутренних органов и кишечника. Больной начинает испытывать нагрузку на суставы. В конечном счете эта процедура готовит человека к будущей ходьбе. Но самое замечательное, что в этот момент происходит много стимулирующих эффектов в организме. И чем раньше мы начинаем вертикализацию, тем быстрее идет восстановление и исчезают симптомы болезни.

Главное – желание

– Конечно, при этом всегда наблюдаем за состоянием, – отмечает доктор, – с помощью приборов контролируем давление, пульс. Когда пациента закрепляют на аппарате, перед ним ставят специальный стол, на который он кладет перед собой руки, чтобы их видеть, а ногами должен чувствовать опору. Это очень важные моменты, при которых происходят не только механические и физиологические изменения, но и эмоциональные.

Иногда бывает так, что пациент апатичный, ощущает себя немощным. Мы его вертикализируем, и он с высоты своего роста, а не лежа в кровати видит окружающих его людей, у него начинается эмоциональный подъем и появляется желание восстановиться.

Мотивация в реабилитации очень важна! Ведь если человек сам не хочет ничего делать, все, что будем делать для него мы, принесет мало пользы.

Мы поощряем стремление к восстановлению и желание повторять упражнения каждый день. Конечно, это трудоемкий процесс, и от каждого пациента требуется максимум усилий, терпения и понимания. А для поднятия мотивации к лечению и восстановлению с ним еще работает психолог. Поэтому нашу реабилитацию не надо путать с отделениями в больницах сестринского ухода, где за больными просто ухаживает медперсонал.

Согласно нашему приказу, мы занимаемся с пациентами мотивированными, имеющими, как говорится, реабилитационный потенциал, с теми, кто сам стремится к выздоровлению. Только в таком случае получаются хорошие результаты. Важно активное участие родственников, потому что человек после тяжелого инсульта сразу самостоятельным еще не будет. Для его восстановления требуется много времени, может быть, полгода или год. Поэтому родственники в нашем отделении обучаются навыкам таких упорных занятий. Ведь именно они в первую очередь осознают масштабы проблемы и должны понимать, как с ней эффективно бороться. Тогда у них в семье с больным все складывается удачно.

Движение есть жизнь

– Вот здесь наиболее ослабленных пациентов, у которых вообще никаких движений нет, заново учат ходить, – демонстрирует установку под названием локостейшн Амина Сейданова. – Это имитатор ходьбы. Больного, еще неходячего, на кресле подвозят к аппарату и закрепляют в системе. На ноги по размеру надеваются сапожки-ортезы. В таком подвешенном фиксированном состоянии у него нет риска упасть.

Аппарат помогает производить шагательные движения, как при обычной ходьбе. А инструктор следит, чтобы он правильно включал мышцы ног и в мозговой центр посылались нужные импульсы.

При этом стимулируется головной мозг, и человек как бы “вспоминает” те стереотипы движений, которые у него были в здоровом состоянии. Инсульт – это проблема утраты определенных центров управления в головном мозге, когда гибнут те его клетки, которые давали нужные команды телу. А мы их восстанавливаем. А после того, как установку локостейшн можно будет использовать без подвесной системы, она превращается для пациента в беговую дорожку. И когда он уже стабилизировался и может сам двигаться, мы работаем с ним на качество ходьбы.

– Но почему некоторые больные люди наотрез отказываются от таких реабилитационных процедур?

– Раз человек отказывается, значит, возможно, он не совсем критичен и не совсем осознает тяжесть своего состояния. Инсульт ведь не случается просто так, на ровном месте. Значит, были уже какие-то предпосылки к этому заболеванию. Например, если в течение долгого времени шла хроническая ишемия головного мозга (уменьшение кровоснабжения из-за ослаб­ления или прекращения притока артериальной крови), то в это время потихоньку снижались его память, интеллект, критичность, возможно, какая-то адекватность.

Нормальное желание каждого здравомыслящего человека – восстановиться. Но если он не хочет этого, есть два варианта: либо не понимает, что произошло, либо в силу своих психологических причин ничего не хочет, ленится, зная о том, что за ним так или иначе будут ухаживать.

Он уже привык: ложку, тарелку ему поднесут, тапочки на ноги наденут. Сидит и ждет. Такое состояние расхолаживает и не способствует выздоровлению.

Потом, наверное, таков менталитет наших людей. У нас все-таки существует определенный стереотип, что дети должны ухаживать за своими взрослыми. Само по себе это правильно. Но нам, вероятно, стоит учесть и другое. Например, на Западе, даже если у пожилого человека есть дети, но они живут отдельно, он обычно не особо обращается к ним за помощью. Там существует целая профессиональная система восстановления, включающая амбулаторную реабилитацию и социальные службы. Поэтому в реабилитационных центрах там стараются сделать все, чтобы человек мог полностью быть самостоятельным. И в этом есть свои плюсы. Семь болезней, которые могут прийти раньше, чем вы думаете

Из реабилитационного центра пациент, если полностью восстановился, выходит самостоятельно, а если нет, то плавно передается в руки соцработников. Но это, конечно, зависит от благосостояния страны и ее бюджета на соцобеспечение.

Наши люди пока не столь ответственно относятся к своему здоровью. Например, часто узнают, что у них, оказывается, повышенное давление или сахарный диабет, только после того, как уже получили инсульт. А до этого к докторам не ходят. Или, к примеру, не уделяют внимания тому факту, что ломкость сосудов, приводящую к инсультам, порождает курение…

Сейчас мы внушаем нашим больным, что свое состояние каждый из них должен контролировать сам, а не надеяться, что это обязан за них делать только врач. И еще делаем акцент именно на физических методах реабилитации.

Объясняем: нет такой волшебной таблетки, от которой враз все излечивается!

Лекарства мы, конечно, применяем, но наши пациенты знают, что заниматься будут тем, что действительно и доказанно им поможет. Поэтому с раннего утра у них начинаются процедуры, потом перерыв на обед, после снова процедуры. Люди, конечно, немного устают, особенно вначале, зато потом хорошо отдыхают и быстро восстанавливаются.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи