Опубликовано: 3700

Без науки аграрный сектор не выживет

Без науки аграрный сектор не выживет

Может ли аграрный сектор выжить без помощи науки? Доктор экономических наук Толеутай РАХИМБЕКОВ считает, что сегодня только она поможет поднять село и вывести отрасль на новый этап развития. Предлагаем вниманию читателей заключительную часть интервью с ученым (начало в № 27 от 27 июля 2018 г., “Как нам обустроить АПК?”, и в № 29 от 10 августа 2018 г., “Наши аграрии ведут натуральное хозяйство на уровне

феодализма”).

Умные технологии на пользу дела

– Толеутай Сатаевич, мы закончили вторую часть нашего интервью разговором о формах собственности в сельском хозяйстве. Но есть и другая составляющая АПК – это научное содержание. Насколько широко применяются сегодня у нас разработки ученых?

– Бесспорно, что в наше время успешное развитие любой отрасли экономики связано с широким применением научных разработок, инноваций. Иными словами, “умные технологии” должны стать потребностью для аграриев.

– И что нужно для этого делать?

– В первую очередь заняться созданием инновационной системы, то есть организацией сервисной инфраструктуры, которая помогала бы продвижению науки на всех этапах. К сожалению, вся эта система осталась на уровне 50–60-х годов прошлого века.

Основу системы должен составить офис коммерциализации и трансферта агротехнологий. На нем должна лежать обязанность по изучению рынка, поиску потребностей производства в научных разработках и передаче их в научные учреждения. При этом сам трансферт технологий требует непосредственного участия науки на каждом этапе – при поиске, апробации, адаптации и тиражировании.

– Но это вы говорите об идеальной форме. А как быть с тем, что новые знания уже сейчас требуются фермерам, полеводам, животноводам?

– Да, вы правильно отмечаете, что главным в аграрной науке является прикладной характер. И следующая задача, которую надо решать незамедлительно, – передача знаний, экстеншн. Есть не совсем верное отношение к экстеншн, как к некоему отдельному элементу обучения фермеров. На самом деле – это неотъемлемая часть научных исследований, их трансферта и коммерциализации, инструмент продвижения результатов научных исследований в производство.

В 2016 году в Центре агрокомпетенций при НПП “Атамекен” мы разработали концепцию агроэкстеншн из трех уровней:

– Первый, “Бастау”. На предусмотренные по программе “Продуктивная занятость” средства минтруда обучать сельских самозанятых умению производить качественную, востребованную рынком продукцию. Начало с “Бастау”

– Второй, “Демеу”. На средства МСХ обучать правильному применению новых технологий уже состоявшихся фермеров, перед которыми стоят задачи роста конкурентоспособности своего производства через повышение производительности труда и продуктивности земли и животных;

– Третий уровень, “Шебер”. По программе развития бизнеса обучать правилам торговли товаропроизводителей, готовых работать на экспорт.

Экстеншн должен проводиться непрерывно для каждого фермера и ЛПХ по нескольку раз в год. Надо восстановить в районах систему сельских информационно-консультационных пунктов (СИКЦ) на базе районных палат предпринимателей.

– Что это даст?

– Задачи СИКЦ в организации на районном уровне:

– точечные консультации фермеров по его конкретным вопросам;

– коучинг, от фермера к фермеру, путем проведения учебных семинаров группы из 10–15 человек на базе передового хозяйства района;

– проведение непосредственно семинаров на базе государственных опытных хозяйств МСХ или передовых частных хозяйств. Здесь тоже нужно делить на районный уровень по массовым вопросам, областной и республиканские уровни для более специализированных тем;

– четвертое направление – это предоставление информации о мерах господдержки, предусмотренных в законодательстве и программах. Фермеры не владеют зачастую ею.

При проведении экстеншн надо иметь в виду, что это и система обратной связи от фермеров к госорганам и научным организациям. В минсельхозе хотят "включить мозг фермерам"

– Хватит ли у нас кадров для научной работы и проведения экстеншн?

– Чтобы специалистов в полной мере хватало для работы по всем направлениям, представляется несомненным перестройка всей структуры научного и кадрового обеспечения отрасли.

Сегодня в систему НАНОЦ при МСХ входят три университета, 23 НИИ и 14 опытных хозяйств, а также 10 центров распространения знаний в составе отдельных НИИ. В передовых аграрных державах, например, в Аргентине, эта пирамида выглядит с точностью наоборот. По их опыту нам достаточно иметь 5–6 НИИ, до 30 опытных хозяйств и не менее 160 центров экстеншн, по числу сельских районов.

Именно эти центры должны стать связующим звеном в интеграции науки, образования и агробизнеса. Туда должны приходить сельчане со своими проблемами. Там ученые могут получать задания на проведение научных исследований, а университеты – рекомендации по подготовке кадров.

Всё для производства

– Вы уже сказали, что аграрная наука должна носить прикладной характер. В чем это будет выражаться?

– На мой взгляд, тематика исследований должна быть сконцентрирована на потребностях производства. И это мнение разделяется многими учеными. Возьмем разработку технологий для мелких товаропроизводителей. У нас укоренилось мнение, что они являются преградой для внедрения инноваций в сельское хозяйство. Надо сказать, что в развитых странах наука отвечает на потребности производства, учитывая объективно сложившиеся в нем отношения, его структуру. Много научных разработок в мире предлагается именно для малых форм хозяйствования – системы автопоения, автодоения, возобновляемые источники энергии, регулирование температурного режима растений и т. д. И казахстанские ученые могут внести свою лепту в создание таких механизмов.

В недорогих технологиях хранения продукции нуждаются сельские кооперативы. Естественно, что сегодня необходимы новые сорта плодоовощной продукции, пригодные для длительного хранения и промышленной переработки. Например, томатов с более высоким содержанием сухих веществ. Даже при завозе зарубежных сортов необходимы исследования с целью их апробации и адаптации.

Особая тема – переработка сельхозпродукции. Нужны технологии производства национальных продуктов питания, например, кумыса, шубата, конины, сушки бахчевых, плодов и овощей. Недавно с удивлением узнал, что китайские умельцы предлагают недорогое оборудование по формовке и прессовке курта. Можно ведь такое оборудование разрабатывать и производить и у нас, а потом оснастить ими кооперативы. На дому люди изготавливают курт, сдают в кооператив, где его сушат, прессуют, формуют и упаковывают. Один наш бывший земляк, проживающий сейчас в США, семь лет назад организовал первые поставки сушеной клюквы оттуда к нам. Схема производства этого продукта точно такая же. Выращивают клюкву дома, централизованно заготавливают, сушат, упаковывают и отправляют на продажу, в том числе и к нам. Как крестьяне учат министра

Здесь, опять же, без квалифицированных кадров не обойтись. Подготовка кадров должна осуществляться по учебным программам, разрабатываемым университетами совместно с агроформированиями. Свои квалификационные требования к специалистам может выставлять и бизнес.

Кроме того, нужно от грантового обучения перейти к обучению на основе беспроцентных кредитов. Окончив университет, молодой специалист обязан отработать определенное количество лет на конкретном предприятии, и по итогам каждого года ему будут списывать часть кредита. В противном случае беспроцентный кредит должен автоматически становиться коммерческим. Ведь ни для кого не секрет, сколько выпускников агроуниверситетов, получив диплом, не едут работать в село.

Также предложил бы программу “С дипломом – в село” дополнить программой “Из аула – за дипломом”. В каждом селе все жители заранее знают, кто из учителей, врачей, агрономов когда выходит на пенсию. Местное сообщество могло бы среди школьников заранее подобрать кандидатуру и направить его на обучение в университет по требуемой специальности.

Во главе угла должен стоять ученый

– Хорошо, всё, что вы предлагаете, внедрили. Но где же сотрудничество ученого и сельского труженика?

– А здесь свое слово должны сказать опытные хозяйства. Необходимо трансформировать их деятельность. Они должны служить базой для проведения научных исследований, в том числе апробации и адаптации технологий. В них могут и должны проходить практику студенты, писаться магистерские и докторские диссертации.

При вузах и опытных хозяйствах необходимо создание лабораторий коллективного использования. Оборудование должно использоваться с максимальной отдачей. Оно должно выполнять три задачи: 1) проведение собственно научных исследований, 2) прохождение студенческих и магистерских практик, 3) исполнение заказов бизнеса.

Отдельная тема – финансирование научных проектов. К сожалению, действующая схема не отвечает требованиям дня и подвержена коррупции. Нужна другая. Например: 1) ВНТК (Высшая научно-техническая комиссия) при правительстве утверждает приоритетные направления, 2) ННС (Национальные научные советы), как собрание крупных ученых и представителей агробизнеса, определяют примерную тематику исследований, 3) ученые подают по тематике заявки, 4) проводится их независимая экспертиза, 5) заключаются договора.

В заключение хотел бы сказать о том, что во главу угла необходимо поставить ученого. Он должен иметь все условия для творчества и, соответственно, хорошо зарабатывать. Для этого надо переходить к системе роялти, когда специалист имеет определенное вознаграждение от положительных результатов применения его технологий, сорта или породы. Действительно работающий ученый должен получать достойную оплату своего труда, и намного больше, чем праздношатающийся функционер от науки.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи