Опубликовано: 450

Атырауские общественники не верят в безопасность работ на шельфе Каспийского моря

Атырауские общественники не верят в безопасность работ на шельфе Каспийского моря

Они считают их губительными для флоры и фауны, сохранения популяции рыб ценных пород. Нефтяная компания, заручившись доводами ученых, убеждает, что повода для тревоги нет.

Морской участок преткновения

Недавно министерство экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан организовало рабочую поездку представителей государственных структур, ученых и общественности в город Атырау на место проведения дноуглубительных работ, намечаемых компанией NCOC на месторождении Кашаган. Пока неясно, как они будут влиять на ихтиофауну и животный мир – осетров, птиц и тюленей, заповедные территории. Общественные экологи бьют тревогу, что такая работа будет иметь губительные последствия. По итогам рабочей поездки компания организовала “круглый стол”. К слову, за его работой можно было наблюдать и при желании – задать вопрос по Zoom. Поначалу возникли досадные проблемы с качеством звука, голоса спикеров то и дело “пропадали”, правда, впоследствии всё удалось наладить, но другую сложность так и не исправили. В зале постоянно кто-то входил и выходил, и каждый раз злополучная дверь издавала громкий жуткий скрип, который сильно заглушал голоса выступающих.

Ради большой нефти

По словам председателя комитета экологического регулирования и контроля Зулфухара ЖОЛДАСОВА, дноуглубительные работы будут проводиться не на новых маршрутах, а на уже существующих водных путях, на площади 29 квадратных километров.

– Это всего 0,03 процента северо-восточной части моря. Таким образом, существенного воздействия на миграцию рыб и среду обитания птиц нет. Есть способы компенсировать компанией небольшие убытки. Также используются новые технологии для уменьшения мутности моря. Мы ведем постоянный контроль над проектом, – отметил Зулфухар Жолдасов.

Заместитель генерального директора компании Ермек МАРАБАЕВ пояснил, что NCOC работает на 5 офшорных островах. Понижение уровня моря отрицательно сказывается на движении судов, транспортировке и спасательных операциях между островами.

– Поэтому будем только углублять морские пути. Планов строительства каналов нет. И углубление – это не что-то новое, а повседневная работа в истории Каспийского моря. Маршруты судоходства постоянно углубляются. Следовательно, они не представляют угрозы для окружающей среды. Зона углубления составит 3,5 метра, поэтому работы будут проводиться только на глубине в 1,5 метра, – заверил Ермек Марабаев.

Между тем практически все спикеры (в их числе – ученые, представители государственных органов) склонялись к тому, что намечаемые дноуглубительные работы не будут иметь серьезных последствий, в том числе для популяции рыб осетровых пород.

– Основной нагул осетровых рыб происходит на участках Северного Каспия, которые находятся в значительном отдалении от района предполагаемых работ компании. Их кормовая миграция сосредоточена в основном на мелких прогреваемых участках. Это дает основание сделать вывод, что существенного ущерба популяции осетровых рыб не будет, – высказался доктор биологических наук Аскарбай КАМЕЛОВ.

Директор ТОО “Амангельды” Сабит САГИДУЛЛИН сделал акцент на необходимости развивать воспроизводство рыбы, так можно нивелировать ущерб, наносимый популяции осетровых рыб.

Руководитель Жайык-Каспийского Орхусского центра Шынар ИЗТЕЛЕУОВА предложила в проекте усилить участие общественности и привлекать к работе ученых из Атырауской области. Решено создать мониторинговую группу из числа региональных экологов и представителей общественности для более активного взаимодействия с неравнодушным населением Прикаспия.

О незначительном воздействии

У участницы “круглого стола”, непримиримого борца за экологию края, руководителя общественного объединения "Глобус" Галины ЧЕРНОВОЙ итоги заседания “оставили удручающий осадок”, так как “звучали сплошные бравые отчеты и реляции”.

– Иначе чем еще объяснить однобокий подбор ученых, представителей консалтинговых групп, участвовавших в этой встрече? В один голос твердили о том, что вреда от рытья каналов в акватории Северо-Восточного Каспия не будет ни морской экосистеме, ни ихтиофауне, ни планктону, ни морской растительности, – возмущается в интервью “КАРАВАНУ” Галина Чернова. – 13 докладчиков было заявлено в программе “круглого стола”, из которых половина представляла саму компанию NCOC, поэтому вполне предсказуемыми были их сообщения и презентации, которые говорили об отсутствии вредного влияния проекта на морскую акваторию. Экологи раскритиковали рытье каналов по дну казахстанской части Каспия

Чернова возмущена, почему вместо рытья морских судоходных каналов вдруг возникли “дноуглубительные работы”, да и дизайн проекта претерпел изменения. Куда, к примеру, исчез из проекта ОВОС (Оценка воздействия на окружающую среду) ущерб осетровым, когда, по подсчетам разработчиков этого проекта, мы потеряем маточное стадо осетровых, а с этой утратой – 54 тонны черной икры? Что будет с мальками, частиком, сельдевыми видами рыб, их кормовыми угодьями, местами нагула, нерестовыми площадями и т. д.? Необходимо составлять новый проект ОВОС, проводить новые общественные слушания.

– Когда я спросила об этом модератора этого “круглого стола” Жолдасова, мой вопрос тут же отклонили, поскольку якобы проект согласован на уровне министерства и нет нужды снова пересматривать все выданные разрешающие по нему согласования, – говорит Чернова. – Второй мой вопрос касался альтернативных предложений рытью морских каналов. Почему NCOC не предложила готовый вариант покупки судов с мелкой осадкой и что компания намерена предпринять в долгосрочной перспективе? Не проще было бы построить хотя бы десяток судов с мелкой осадкой, что позволит лет 8–10 работать в акватории без реального ущерба биоресурсам?

И еще: район Кашаганского месторождения – абсолютно слепая зона для нашего государства, поскольку здесь нет не только мониторинговых станций, но даже элементарных гидропостов с регулярным отбором проб. Мы практически не знаем, что происходит в этой части акватории Каспийского моря. Все показатели производственного мониторинга – не в счет. Этот вопрос минэкологии пытается сейчас решить исключительно за счет средств NCOC.

АТЫРАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи