Опубликовано: 1600

Экологи раскритиковали рытье каналов по дну казахстанской части Каспия

Экологи раскритиковали рытье каналов по дну казахстанской части Каспия Фото - Рахима КОЙЛЫБАЕВА

Компания “NCOC”, разрабатывающая месторождение Кашаган, намерена это сделать для обустройства объектов месторождения. Другого варианта поддержки морских операций при ежегодном снижении уровня воды, кроме как проложить подъездные пути к искусственным островам, специалисты компании не видят. Однако

защитники природы заявили, что углубление Каспия ради добычи нефти недопустимо и приведет к экологической катастрофе.

Еще в октябре 2020 года были проведены общественные слушания в онлайн-режиме по проекту “Обустройство объектов месторождения Кашаган. Морской комплекс. Морские судоходные каналы”. По проекту, по дну Каспийского моря пророют 2 канала общей протяженностью 56 километров.

Кто плюет на природу

Между тем среднегодовой уровень воды в северо-восточной части Каспийского моря бьет все рекорды – за последние 15 лет уровень моря в этой части водоема снизился более чем на метр.

Специалисты “NCOC” намереваются проложить к островам подъездные каналы, а суда доставляют на искусственные острова рабочих, топливо, оборудование, химические реагенты, продукты питания и многое другое. В свою очередь, экологические общественники заняли непримиримую позицию, утверждая, что “копать” – чревато для природы Каспия.

Свою точку зрения озвучил комитет экологического регулирования и контроля министерства экологии, геологии и природных ресурсов. Эта информационная акция – ответ на недавно опубликованную в соцсетях статью “Министерствам плевать на природу”.

– В статье экообщественники утверждают, что углубление дна Каспия нефтедобывающей компанией “North Caspian Operating Company N.V.” якобы крайне негативно скажется на морской флоре и фауне и даже приведет к экологической катастрофе. Подобные опасения ряда представителей общественности понятны, но не всё так категорично и однозначно.

21 сентября 2020 года акиматом Атырауской области, согласно требованиям экологического законодательства, были организованы общественные слушания в неограниченном режиме. Проект широко обсуждался при непосредственном участии экологической общественности. Были учтены все высказанные предложения, запротоколированы внесенные замечания к проекту. Уже в ноябре 2020 года проект поступил в департамент экологии по Атырауской области для проведения комплексной вневедомственной экспертизы. В конце прошлого года департаментом по проекту “NCOC” был проведен экспертный совет. По его итогам был сформулирован ряд замечаний. После их устранения 25 марта 2021 года было выдано положительное заключение государственной экологической экспертизы одновременно с разрешением на эмиссию в окружающую среду.

Комитет подчеркнул, что участок моря, выделенный для строительства морского канала, расположен вне зон гнездования птиц и нереста осетровых рыб, согласно отчетности по фоновому мониторингу и мониторингу воздействия.

– Что же касается неизбежного ущерба рыбным ресурсам в процессе строительства канала, то документально доказано, что при проведении планируемых работ проектом предусмотрен максимальный комплекс природоохранных мероприятий для сохранения экосистемы моря и снижения воздействия на окружающую среду. Морские каналы будут проведены в 17 километрах от водоохранной зоны, – обращено внимание комитета.

Уязвимая ситуация

По мнению борца за экологию, руководителя атырауского общественного объединения “Глобус” Галины ЧЕРНОВОЙ, министерство экологии слишком активно согласовывает подобные проекты, раздавая направо и налево положительные заключения госэкспертизы.

– А что мы видим вокруг? Экосистемы разрушаются с быстротой сокращения известной шагреневой кожи, в атмосфере города Атырау постоянно фиксируется сероводород. На наших глазах сокращается популяция не только осетровых пород рыб, которые когда-то составляли славу и гордость Прикаспия, но и частиковых. Ну и что мы имеем в сухом остатке? Сплошные экологические проблемы, загазованный город, сокращение водных и рыбных ресурсов, – негодует Галина Христофоровна. – А нам талдычат, что всё нормально, что рытье морских каналов в условиях иссыхающего Северо-Восточного Каспия будет только на благо нам и природе. Полный абсурд, если не сказать еще более остро. И по проведенным так называемым общественным слушаниям: проведены они были на ZOOM-площадке с ограничением по времени, когда на те же вопросы было отведено не более 20 минут?! Практически шли сообщения от разработчиков проекта, которые заняли всё эфирное время.

Проект оставил больше вопросов, чем ответов. К примеру, почему исчезли факты губительного воздействия на мальков и рыбу при рытье каналов? Хотя еще при предварительном ознакомлении общественности эти данные были представлены.

Про гибель бентоса, зообентоса и зоопланктона: компания, согласно международным требованиям, должна была провести исследования по воздействию минимум по 20–50 таксонам этих видов. А поскольку это зона кормовых угодий ихтиофауны акватории Северо-Восточного Каспия, то из этих видов надо выделить группу наиболее уязвимых и имеющих наибольший ущерб с точки зрения кормовых единиц, подсчитать этот ущерб и сопоставить эти данные с целесообразностью проведения морских работ. Где эти исследования? Какие виды таксонов были отобраны? Ответа нет до сих пор! Размер имеет значение

Галина Чернова считает, что нарушен экосистемный подход, нигде нет расчетов на воздействие в целом на экосистему Северо-Восточного Каспия. Как этот проект повлияет на гидрологический режим моря, его способность к самоочищению и саморегуляции, к восстановлению биоразнообразия и устойчивого развития региона?

– Где полные прогнозные данные по изменению уровня Каспийского моря на весь период нефтедобычи компанией “NCOC” минимум до заявленной компанией даты развития проекта – до 2038 года? – недоумевает Галина Чернова. – Какова стоимость проекта морских каналов и насколько эти работы вызовут удорожание всего проекта нефтедобычи “NCOC”? Общественность до сих пор не получила внятных ответов на поставленные вопросы.

Ну и как после этого верить компании “NCOC” и министерству, которое по основной своей миссии должно обеспечивать охрану природы или, на худой конец, вести контроль за природными ресурсами, проводя регулирование и мониторинг их устойчивости?!

Замечания не дилетантов

В свою очередь в департаменте экологии Атырауской области обратили внимание на мнение Галины Черновой и отметили тот факт, что проектом предус­мотрена оценка влияния проектируемых работ на ихтиофауну. Рассмотрено воздействие на ихтиофауну (рыба, мальки) на участке дноуглубительных работ вследствие прямых воздействий на бентос и планктон – сокращение кормовой базы для ихтиофауны, и косвенных – влияние облака взвеси. В проекте предусмотрены меры по снижению этого воздействия. Кроме того, рассмотрено моделирование потоков воды в море – это взаимодействие воды с окружающей средой, отложений и качества воды – как во времени, так и в пространстве. Модель включает в себя процессы распространения волн, обмеления из-за пространственных изменений дна и течения, прохождения волн через препятствия и отражения от них, а также придонное трение. Результаты моделирования показали, что каналы и отвалы не препятствуют распространению волн, значительному изменению гидрохимических параметров и не оказывают влияние на ихтиофауну. А, согласно данным комитета рыбного хозяйства министерства окружающей среды и водных ресурсов Республики Казахстан, на восстановление бентоса до исходного состояния может понадобиться не менее 2 лет после прекращения негативного воздействия. Рассмотрены данные по изменению уровня Каспийского моря до 2029 года. Как подчеркнули в департаменте экологии, вначале расчеты проводятся на основе данных Всемирной метеорологической организации изучения атмосферного воздуха, которые далее предоставляются для изучения и составления модели на разных участках земного шара научно-исследовательским организациям. А оценочная стоимость проекта является конфиденциальной коммерческой информацией.

Но Галина Чернова упорно стоит на своем и доказывает, что вопросы так и остались без ответа: к примеру, куда и почему исчезли факты губительного воздействия на мальков и рыбу при рытье каналов?

– Хотя еще при предварительном ознакомлении общественности с этим проектом ОВОС эти данные были представлены. Второй вопрос – относительно разрушения экосистемы акватории Северо-Восточного Каспия, и тоже – в проекте ни слова. Хотя во всем цивилизованном мире принят экосистемный подход при разработке, прежде всего, проектов ОВОС. Нигде нет расчетов на воздействие в целом на экосистему Северо-Восточного Каспия, и как этот проект повлияет на гидрологический режим моря, его способность к само­очищению и саморегуляции, к восстановлению биоразнообразия и устойчивого развития региона, – отмечает неравнодушный общественный эколог Чернова. – Третий вопрос – по регрессии Каспийского моря: почему-то немецкие ученые рассчитали уровень падения Каспия аж до 2054 года, а специалисты компании представляют данные только до 2029 года. Рытьем каналов “NCOC” планирует решить краткосрочную свою задачу по логистике доставки оборудования и прочего на месторождение Кашаган. При этом компанию не интересует, что будет с данной акваторией в долгосрочной перспективе.

Директор общественного объединения “Атамекен Эко” Арман ХАЙРУЛЛИН напомнил, что общественность была против строительства завода “Болашак” на Карабатане.

– Экспертиза и все прочие одобрили. И что теперь? В Атырау каждый день дует ветер с букетом подсолевых ядов. В прошлом году Казгидромет представил информацию о сотнях случаев высокого загрязнения и экстремально высокого загрязнения по сероводороду на западной границе СЗЗ УКПНиГ (санитарно-защитная зона установки комплексной подготовки нефти и газа “Болашак”. – Прим. авт.). Где же подсчеты профессионалов, что производство будет безопасным? Так что неправильно общественность принимать за дилетантов. Профессионалы работают за деньги, а общественники – за совесть и думы о народе и о будущем.

АТЫРАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи