Опубликовано: 2600

Андрей Вервейкин: Без внимания государства на прыжках на лыжах можно ставить крест

Андрей Вервейкин: Без внимания государства на прыжках на лыжах можно ставить крест Фото - То самое место с заброшенным строительством спортивного интерната и не принятыми в эксплуатацию учебными трамплинами. Фото Тахира САСЫКОВА

Сегодня прыжки на лыжах в Казахстане пытаются элементарно выжить. Сокращение количества спортивных школ, слабое финансирование, прохладное отношение со стороны властей тормозят развитие этого вида спорта.

С каждой Олимпиадой количество казахстанских прыгунов на Играх становится все меньше. Даже в переходные для нашего спорта 2000-е, когда воспитанники советской школы завершили карьеру, а новая смена еще не подросла, наши прыжки с трамплина делегировали на Олимпиады максимальное число спортсменов – четыре. В Ванкувере и Сочи это число сократилось вдвое, а в Пхёнчхан впервые отправился всего один прыгун.

Один за всех

– Во-первых, в сборной затянулась смена поколений, – считает президент Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья Казахстана Андрей Вервейкин. – На это есть много причин. Конечно, мы надеялись в Пхёнчхане на четыре лицензии. Сергей Ткаченко отобрался еще летом на Гран-при в Японии (занял 18-е место. – Прим. ред.). Остальным чуть-чуть не хватило зачетных очков. Со следующего сезона начнем обновлять состав сборной.

Самыми старшими в ней будут 18-летний Ткаченко и 23-летний Сабыржан Муминов.

Есть талантливый Данил Васильев, но ему пока только 13 лет, и в Кубке мира он сможет выступать лишь через три года.

– Ткаченко в Пхёнчхане в индивидуальных стартах занимал 49-е и 51-е места. Это его уровень на сегодня?

– Сергей выступал один, на него давил груз ответственности. По себе знаю, как важно иметь рядом чье-то плечо. Тогда и чувствуешь себя раскованнее. Как пример – победа Евгения Лёвкина на Азиаде-2011. На него ведь никто не ставил, и он, психологически расслабленный, выполнил идеальный прыжок. Евгений ЛЕВКИН: Ребята выступили слабо

У нас же сейчас тенденция: в каждом зимнем виде спорта только один сильный спортсмен, за спиной которого никого нет – Алексей Полторанин в лыжных гонках, Юлия Галышева во фристайле, Денис Тен в фигурном катании. Если справишься с психологическим давлением, то завоюешь олимпийскую медаль. Если нет – останешься ни с чем.

Государство отталкивает спорт

– Что нужно сделать для того, чтобы успехи на Играх не были единичными?

– Надо, чтобы государство повернулось лицом к спорту, притянуло к себе. Сейчас же оно, наоборот, его отталкивает, отдает в непонятно какие частные руки. А ведь трамплины – специфические сооружения. Если государство перестает обращать на них внимание, они просто разрушаются. Как в Турине, например.

У нас с 2010 года столько соревнований прошло – чемпионат мира среди юниоров, Кубки мира, летние Гран-при, Азиада, Универсиада.

Трамплины – визитная карточка не только Алматы, но и всего Казахстана. Они всегда были на дотации государства.

Сейчас же речь идет о том, что с 2019 года комплекс трамплинов перейдет на самофинансирование. Согласен, если бы к нему относились разные коммерческие объекты, приносящие прибыль. Непосредственно же сами трамплины могут работать только на развитие прыжков, но никак не на получение доходов.

– Что с лыжной трассой, которая расположена поблизости?

– Ее загубили паводки, а восстанавливать никто не хочет.

Никому не нужны

– Спонсоры не идут?

– Нет. Я возглавляю федерацию с 2007 года, и все это время мы ищем спонсоров. Однако никто на наши письма и просьбы не отвечает. По сути дела, если прыжки не нужны государству, то мы не нужны никому. Если государство от нас отворачивается, то на прыжках можно ставить крест.

Мы детей привлекаем тем, что у нас бесплатные секции. О каких деньгах может идти речь?

Мы благодарны родителям просто за то, что они привели к нам своего ребенка. Это дети, которые больше не шатаются по улицам, не сидят часами за гаджетами, развивают волю и другие качества. Это должно подтолкнуть государство к помощи. У нас же все наоборот.

– А как же трамплины в Щучинске?

– Вот если бы там помимо больших трамплинов построили учебные… А так поставили их на голом месте, которое продувается со всех сторон. Из-за ветров на них даже соревноваться нельзя.

Трамплины строили, даже не поинтересовавшись мнением федерации. Когда же поняли нашу отрицательную позицию, пригласили специалистов из Словении.

Говорят, что получили добро от Международной ассоциации лыжных видов спорта (FIS), хотя человека, отвечающего в ней за подобные сооружения, даже не пригласили. С учебными же трамплинами там можно было создать школу, набрать в нее детей, собрать тренеров.

Жизнь в раздевалке и китайская лапша

– В каких регионах Казахстана культивируются прыжки на лыжах?

– В Алматы и Риддере. Причем в Риддере нет трамплинов, но местные тренеры умудряются из ничего делать сильных прыгунов. Ткаченко, например, оттуда.

Приезжают к нам из тех мест ребята, живут в раздевалке, питаются китайской лапшой. Всё ради тренировок.

А в Алматы, вместо того чтобы открывать новые школы, их, напротив, объединяют. Андрей Вервейкин: Этап Кубка мира в Алматы находился на грани срыва

Был у нас военный колледж спорта, который закрыли в 2011 году. На его выпускниках мы держались все последние годы. Сейчас в сборной собраны ребята, которые прошли через тот колледж. Туда съезжались ребята со всего Казахстана, не только прыгуны на лыжах. Их привлекали бесплатным питанием и образованием, возможностью пройти армейскую службу, не отрываясь от спорта.

Когда колледж закрыли, на улице оказалось около 400 детей. Был вариант перевести их из ЦСКА в новый интернат, который планировалось построить рядом с трамплинами. Но в 2008 году ударил кризис.

Главным стало успеть к Азиаде поставить трамплины, а возведение учебных трамплинов и интерната для одаренных в спорте детей отложили на вторую очередь.

Большие трамплины построили, на деньги городского бюджета сделали и детские. Правда, они до сих пор не сданы в эксплуатацию, но мы на них тренируемся. А потом все остановилось. Два года здания простояли ненужными. Потом зашел какой-то банк. Решил построить гостиницу, ресторан, перестроить спортзал.

Разобрали крышу, снесли второй этаж. Но летом почему-то ушли, бросив все в разобранном виде.

А доведи дело до конца по первоначальному плану, было бы все рядом – интернат, трамплин, трасса. Дети могли питаться, учиться, заниматься на всех наших объектах. Вопрос о преемственности в сборной не стоял бы вообще.

Смена вывески

– В результате ранжирования прыжки на лыжах определили в низшую, третью группу. Справедливо?

– По всем параметрам – наличие спортивного объекта, занимающихся детей, спортсменов, работающих тренеров, проводимых соревнований – мы должны были быть во второй группе. Что касается размера будущего финансирования, то пока сложно что-то говорить. Новая система действует только с 1 января. Изначально предполагалось, что НОК будет распределять деньги по федерациям, но, похоже, все осталось по-прежнему. Просто структура ДШНК перебазировалась в НОК. Во всяком случае, так мне представляется сегодня. Возможно, в дальнейшем все изменится: прошло еще совсем мало времени. ЗаКАСТенелый спорт, или Особенности национального ранжирования

– Еще не так давно Алматы ежегодно принимал этапы Кубка мира или летнего Гран-при. Когда зрители снова увидят вживую звезд мирового трамплина?

– Мы два года отказывались от проведения этапов. Сначала городские власти давали добро, мы отправляли заявку в FIS, но потом планы менялись. Несмотря на это, FIS готова идти нам навстречу. Для этого до конца апреля надо предоставить финансовые гарантии. Если получим добро, то в сентябре проведем летний Гран-при.

 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи