Опубликовано: 1190

Жить стало веселее некуда

Жить стало веселее некуда

Редко можно встретить человека, трезво оценивающего процессы, происходящие в Узбекистане. Оно и понятно. К примеру, жителям Запада вообще неведомо, где страна под таким названием находится, чем там занимаются люди, о чем мечтают и какие планы строят.

Самой первой реакцией западных обывателей при упоминании Узбекистана обычно является попытка вспомнить школьный курс географии и карту мира. Не уверен, что даже на уроках географии в школах Германии, США или Великобритании учителя вспоминают об этой стране. Поэтому в обывательском восприятии Узбекистан - страна севернее Афганистана. Некоторые могут не поверить, однако достаточно провести небольшой опрос на улицах западных городов, чтобы понять - так оно и есть. Казалось бы, после андижанских событий мая 2005 года это центрально-азиатское государство стало центром внимания западной общественности. Но… Специфика восприятия событий западным обывателем сконцентрирована на позитиве. С молоком матери они воспринимают, что успех в жизни - это улыбка, позитивное восприятие мира и своего места в этом самом мире. Отсюда доброжелательность людей, которых ты видишь первый раз в жизни. Причем, желание видеть во всех явлениях позитивную сторону распространено повсеместно. Так как успешная жизнь обывателя, в первую очередь, зависит от хороших новостей (к примеру, повысили по службе), со временем вырабатывается четкий рефлекс - рефлекс ожидания хороших новостей. Нынешний кризис, корневищем которого стал ипотечный рынок США, не может жить без хороших новостей. Посему аналитики говорят о конце кризиса в конце нынешней осени, начале следующей весны, середине будущей осени. Эти прогнозы делаются не в силу каких-то серьезных исследований сегментов глобальной экономики. Они делаются для того, чтобы инвесторы, то есть западные обыватели, почувствовали твердь под ногами. В подвешенном состоянии рынок существовать не может, естественно, инвесторы, которые и делают погоду на рынке, долго ходить с хмурыми лицами не хотят. Бюргер нихт ферштейн Конец лета - начало осени нынешнего года выдалось для узбекской экономики не самым легким. Дело не в том, что к 1 сентября - Дню независимости страны, как правило, цены на потребительском рынке неумолимо ползут вверх. Причем, начинается ценовой катаклизм обычно в августе и вплоть до начала осени набирает обороты. Государство заявляет об очередном повышении зарплат бюджетникам, пенсий и стипендий, а бизнес, вполне естественно, заранее готовится к тому, что сограждане, а значит, и клиенты станут богаче. Цены на рынках, надо сказать, повышаются на большие величины, чем зарплаты, пенсии и стипендии. Разумеется, к началу учебного года данное повышение уже съедается инфляцией. Когда в середине августа 2008-го килограмм мяса на ташкентских рынках стал стоить от 7000 до 9000 сумов, жители столицы приняли эту новость философски. Несмотря на попытки властей установить тотальный контроль над экономикой, рыночные законы время от времени показывают свой нрав. Потребительский рынок на всех парах догоняет по ценам соседний Казахстан. Судя по ценам на стандартный набор продуктов первой необходимости, Ташкент не только догнал, но по некоторым параметрам и обогнал своих географических соседей. В частности, это касается муки, килограмм которой благополучно перевалил за 1500 сумов и сахара, который на сегодняшний день стоит на 100-200 сумов дороже, чем в Алматы. В свою очередь, немецкому бюргеру, впервые оказавшемуся в Ташкенте, такое поведение узбекского рынка и озабоченные лица жителей узбекской столицы не совсем понятны. Он, конечно, пытается искать на рынке то, что с высоких трибун декларируется властями: рыночные реформы и их последовательное осуществление. Так называемые "рыночные реформы" ограничиваются нескончаемым гвалтом базаров, а "последовательное осуществление" - тоннами бумажной макулатуры, используемой государственным аппаратом для информационной поддержки виртуальных мер. Немец может увидеть на улицах Ташкента не только озабоченных жителей столицы, но и довольных жизнью людей. Некоторое уточнение, лица последних увидишь уже не на самой улице, а через затемненные стекла престижных авто, на высоких приемах и светских раутах. Шерше ля фам Далеко не первыми жертвами инфляции является женская половина узбекской столицы. Уже довольно давно узбекистанцы определили свои приоритеты: первым делом - продукты, красота, как говорится, потом. Косметика и парфюмерия на видавших виды раскладушках в местах скопления людей - относительно дешевы. Но качество их оставляет желать много лучшего, а специфический аромат китайского ширпотреба отбивает всякую охоту совершать покупки. Факт остается фактом: узбекские женщины от природы привлекательны. Исходя из этой безотносительной формулы, им остается лишь надеяться, что естественная красота продержится долго, и им еще не скоро придется прибегать к искусству маскирующего недостатки и возраст макияжа. Приходится специально опускать ту часть вопроса, которая касается фешенебельных бутиков, на которых красуются надписи типа "Валентино", "Гуччи" и тому подобных брендов мировой индустрии красоты. Цены в бутиках фантастические и мало учитывают возможности населения. Если под населением понимать людей хотя бы среднего достатка. Тех, кого цены с большим количеством нулей не пугают, обычно ездят в дорогих машинах или прилетают в бутик на час-другой на такси. Остальные имеют полное право лицезреть витрины дорогих бутиков с тротуаров, тем более, что тротуары в Ташкенте, как правило, ровные и чистые. Узбекистан несколько лет назад провозгласил свободное хождение в стране иностранных валют, но в бутиках еще не принято писать цены в американской или любой другой иностранной валюте. Только в национальных сумах, поэтому ценники зачастую длиннее, чем в других странах СНГ. Причина проста - нули не умещаются. Французы известны миру как тонкие ценители женской красоты и искусные ухажеры. Даже их могут удивить ценники в ташкентских эксклюзивных бутиках. По парижским меркам вся собранная в Ташкенте косметика и парфюмерия слишком дорога, причем некоторые ее экземпляры стоят даже дороже, чем в Париже. А вот любой итальянец, посетивший ташкентский бутик, может даже испытать легкое недомогание. Во-первых, по причине того, что фирма "Валентино" никогда официально не открывала свою сеть в Узбекистане, и потому ее присутствие на узбекском рынке вызывает множество вопросов. Во-вторых, качество эксклюзивных продуктов от мировых брендов лишь отдаленно напоминает оригинал. Норвежцы могут не понять Нефтедобыча в Северном море неминуемо сокращается, и со временем сырья там просто не останется. Отсюда головная боль норвежцев и голландцев, понастроивших на своих территориях разветвленную нефтяную инфраструктуру. Чем ее в скором времени заполнять? В свою очередь, в середине 90-х годов прошлого века Узбекистан гордо и во всеуслышание заявил о достижении нефтяной независимости. Здесь очень любят говорить о традициях нефтепереработки. Одной из самых распространенных версий является такая: мол, промышленная разработка нефти в Узбекистане началась еще в 1885 году. Нефть, полученную из двух скважин вблизи поселка Чимион в Ферганской долине, перегоняли на небольшом заводе, а произведенный керосин отправляли на арбах и верблюдах в Андижан, Ташкент, Коканд на хлопкоочистительные заводы, маслобойни, а также населению для использования в быту. Мазут применялся в качестве топлива на железной дороге. При этом, как правило, идеологическая обработка населения ведется довольно хитро. Один правдивый факт вперемежку с двумя надуманными дает необходимый эффект. В сознание людей целеустремленно внедряется мысль о том, что в советское время объемы добываемой в республике нефти были недостаточными для ее самообеспечения. Все верно, так оно и было. Правда, никто и не спрашивает, зачем СССР была необходима нефтяная независимость ее составных частей - республик. При тогдашнем высоком уровне производственной кооперации, все республики занимались как раз тем, что у них лучше всего получалось. И не было необходимости делать энергонезависимыми все 15 республик. Сознательно упускается эта особенность, и людям объясняется "истина": СССР не хотел, чтобы Узбекистан развивался. Далее делается вывод: с достижением независимости в республике возросли темпы добычи жидких углеводородов, и в 1995 году был прекращен импорт нефти извне, тем самым впервые в истории Узбекистана достигнута нефтяная независимость. Цифры, публикуемые монополистом "Узбекнефтегазом" не могут не впечатлять: открыто 194 месторождения углеводородного сырья, из них газовых и газоконденсатных - 98, нефтегазовых, нефтегазоконденсатных и нефтяных - 96. Правда, об объемах месторождений и их потенциальной отдаче информацию найти крайне сложно. Но не всегда можно состыковать части даже самой великой идеи. К примеру, как соотнести провозглашенную узбекскими властями нефтяную независимость и ежегодную покупку с месторождения Кумколь казахстанской нефти?

[X]