Опубликовано: 1079

Загадка "китайской трубы"

Самый старый "долгострой" в нефтяной сфере республики продолжает интриговать своей загадочностью.

Обычно, Международная нефтегазовая выставка и конференция КИОГЕ, традиционно проходящая осенью в Алматы, сенсаций как таковых не приносит - она как респектабельная визитная карточка лишь подчеркивает те успехи и достоинства, которыми обладает Казахстан в этой сфере. Но на этот раз случилось иначе - благодаря конференции стала известно широкой публике именно сенсация, и это можно расценить как главный информационный итог КИОГЕ-2004. Министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник заявил на пресс-конференции по поводу открытия КИОГЕ, отвечая на вопрос о том, как, какой нефтью будет заполняться строящийся нефтепровод на Китай, что это - забота китайской же стороны. Соглашение, касающееся планов по строительству нефтепровода из Казахстана на Китай, было главным итогом состоявшегося весной этого года официального визита президента Назарбаева в Пекин. Тогда это стало событием, как, впрочем, и сам договор на этот счет, подписанный семью годами раньше в Алматы. Ни тогда, ни сейчас не было сколько-нибудь явной подготовки к столь важным шагам, либо они готовились тайно, либо в значительной мере возникли спонтанно. Подробных разъяснений обстоятельств строительства тогда не последовало, даже по таким важнейшим вопросам как источник и условия финансирования проекта и вопрос заполнения трубы нефтью. В итоге появились самые различные комментарии, в том числе и довольно скептические о будущности проекта. Тем не менее, как известно, в конце сентября работа над строительством нефтепровода началась. И тем актуальнее стали выше упомянутые вопросы. Если по поводу финансирования хоть какая-то информация раньше звучала (что деньги для нефтепровода будут привлекаться под гарантии китайской стороны), то по вопросу заполнения нефти даже на стадии подписания договора, похоже, ясности не было. Все последние годы в прессе и от экспертов звучала цифра - для экономически обоснованной работы нефтепровода необходимо, чтобы он прокачивал не менее 20 млн. тонн нефти в год. Некоторые эксперты называли и 30 млн. тонн. С самого начала обсуждения темы будущности этого нефтепровода "висел" вопрос - где взять столько нефти. Ведь в Казахстане суммарно добывается немногим более 50 млн. тонн (51,2 млн. в прошлом году, если быть совсем точным). Из них порядка 9 млн. тонн потребляется на внутреннем рынке страны. Остальные экспортируются, при чем они уже "привязаны" к традиционным для себя рынкам, зачастую через такой прочный механизм, как оффшорные зоны, с которыми трудно бороться даже государственным интересам (один факт: из области на Западе Казахстана, которая в числе лидеров по добыче нефти в республике, наибольший объем углеводородного сырья экспортируется в одну страну, которая сама входит в мировые лидеры по его добыче, но так же известна и широким использованием оффшорных проектов), так что переключить те объемы нефти, которые идут за запад, да еще через оффшоры на китайский нефтепровод будет очень непросто. Если вообще возможно - ведь кроме всего прочего здесь есть и политический интерес могущественных западных стран, заинтересованных чтобы нефть из Казахстана шла в общую "копилку" нефтяного предложения в западном регионе. Уйди она оттуда на восток, и это будет дополнительным фактором для роста цен на нефть в Европе. Не будем обольщаться, пока объемы казахстанского экспорта не столь велики, чтобы влиять на мировой расклад, но сейчас нефтяной рынок слишком нервозен, никому не нужны новые "минусовые" факторы. То есть, западные страны политически не будут очень рады, если объем поставок на этот рынок сократится. А, учитывая, что основную часть нефти в Казахстане добывают (значит, и владеют ею, компании западных стран) этот момент не стоит игнорировать. Вывод: те объемы нефтяного экспорта, что уже сейчас реально существуют, вряд ли смогут заполнить собой будущую "китайскую" трубу. О собственно казахстанских возможностях и говорить нечего - своей нефти, то есть не той, что добыта на территории республики, а той, что ей и принадлежит, очень немного. Этот факт у нас не очень любят поминать, но никуда от него не деться, в этом плане Казахстану очень-очень далеко до мировых лидеров. Национальная нефтяная компания "КазМунайГаз" добывает порядка 16-17% от общего объема нефтедобычи в стране, в физических объемах не дотягивая пока даже до 9 млн. тонн (то есть ниже, чем объем внутренних потребностей казахстанской экономики в нефти). Даже с учетом казахстанских долей в нефтедобывающих совместных предприятиях, своей нефти у республики слишком мало, чтобы загрузить ею будущий нефтепровод на Китай. Только первая его очередь будет рассчитана на ежегодную прокачку 10 млн. тонн, вторая - на 20 млн. У экспертов давно было предположение, что, по крайней мере в обозримом будущем, этот нефтепровод будет транспортировать не только и, может быть, даже не столько казахстанскую нефть, сколько нефть российскую. Теоретически это довольно удобная схема - нефтепровод на Китай технически будет стыковаться со старым, со времен СССР, нефтепроводом, идущим из Западной Сибири в Казахстан, и сибирская нефть вполне может потечь по нему в Синьцзян. И казахстанские нефтяники, кажется, упоминали такую возможность. Но последний озвученный комментарий их российских коллег гласил, что официально подобных предложений не делалось. Да, в Казахстане в Актюбинской области добывает нефть Китайская Национальная Нефтегазовая корпорация, но пока она качает свою нефть на Запад, и даже если переключится в будущем на новый восточный нефтепровод, объемы все равно не те. Вот на таком фоне министр Школьник на КИОГЕ заявил, что согласно договору с китайской стороной, вопрос поиска нефти для экспорта в КНР есть задача китайской стороны. Получается интересная картина: строит нефтепровод, и, видимо, эксплуатирует его в будущем, совместное казахстанско-китайское предприятие, но финансы добываются под гарантии только китайцев, и нефть будут изыскивать тоже они. Удивительно. Были ли в истории подобные СП? Вероятно, расчет делается на то, что Пекин сможет договориться с Москвой о поставках необходимых объемов нефти хотя бы на ближайшие годы. Особые отношения двух соседних держав дают основания для такого предположения. Особенно, учитывая запутанную историю с перспективами нефтепровода на российском Дальнем Востоке. После того как главный лоббист китайского направления этого трубопровода - компания "Юкос" - оказалась в известном положении, вроде бы чаша весов склоняется к тому, что российский дальневосточный нефтепровод пойдет на порт Находка, то есть будет ориентирован на американский и японский рынки. Можно предположить, что в этом случае Москва попытается найти своего рода "компенсацию" для Пекина в виде какого-то объема нефти, которая пойдет транзитом через Казахстан по будущему нефтепроводу. Можно в связи с этим вспомнить, что в российской нефтегазовой сфере именно сейчас идет процесс значительного усиления государственного влияния, значит, политические приоритеты могут в какой-то форме превалировать над экономическими и определенная часть нефти, идущей сейчас на Запад, окажется переброшена на Восток. Пожалуй, на сегодня это единственная просматривающаяся схема быстрого и относительно полного заполнения будущей "китайской" трубы.

[X]