Опубликовано: 22300

"Восстановление будет долгим": мрачный прогноз о том, как экономика Казахстана перенесет вторую волну COVID

"Восстановление будет долгим": мрачный прогноз о том, как экономика Казахстана перенесет вторую волну COVID Фото - EADaily

Как справится казахстанский рынок труда со второй волной пандемии коронавируса? Каков будет рост числа безработных? Скольким гражданам понадобится социальная поддержка? Спасет ли дистанционка? Какие профессии окажутся под ударом прежде всего? Что ждет малый бизнес и какие отрасли пострадают больше всего? Насколько сильным будет удар по ВВП и по нацвалюте?

Об этом - в сегодняшнем материале Caravan.kz.

В СМИ не утихают разговоры про вероятность второй волны СOVID. Давайте разберемся, насколько она реально вероятна, а главное - готов ли к ней Казахстан? 

Дабы разобраться в этой теме в более подробном ключе, корреспондент медиа-портала Caravan.kz обратился к эксперту и аналитику Wall Street Invest Partners Данияру Джумекенову.  

- Данияр, первым делом хотелось бы выслушать ваше экспертное мнение касательно того, как со второй волной справится отечественный рынок труда? Каков будет рост числа безработных и скольким гражданам понадобится социальная поддержка? Спасет ли дистанционка? Какие профессии окажутся под ударом прежде всего? 

- В среднесрочной перспективе министерство ожидает рост давления рабочей силы на рынок труда. Согласно прогнозу, в течение пяти лет ежегодный приток молодежи на рынок труда вырастет до 256 тысяч человек к 2025 году, ожидается прирост трудоспособного населения до 12,1 миллиона человек. При этом объёмы создания рабочих мест до 2022-го будут недостаточными для обеспечения работой лиц трудоспособного возраста. Максимальный дефицит рабочих мест к 2025 году может составить порядка 87 тысяч. 

- А как справится малый бизнес со второй волной? Сколько компаний закроется? Какие отрасли пострадают сильнее всего? Кому и какую поддержку будет оказывать государство? 

- Несмотря на достаточно серьезную поддержку МСБ в секторе услуг и торговли, динамика скорее отрицательная, потому что влияние карантинных и ограничительных режимов оказалось чересчур значимым. В секторе развлечений и услуг есть целые пласты, которые несут значительные, более весомые потери. Согласно данным, которые приводил руководитель НПП Аблай Мырзахметов, сектор кинотеатров за эти месяцы понес потери на 50 процентов, парки и аттракционы – на 60, банкетные залы и т.д. – 70 процентов.

- То есть так и не выкарабкались, даже несмотря на поддержку? Что же будет после второй волны? Череда банкротств? Насколько сильно сократится малый бизнес? Как долго он будет восстанавливаться и что должно делать государство? 

- Как мы знаем, в период карантина (с середины марта по 10 мая) в НПП поступило свыше 55 тысяч обращений от представителей бизнеса. Наиболее частыми вопросами, которые поднимали предприниматели, оказались: налоговые послабления, финансовые меры поддержки, принцип действия форс-мажорных обстоятельств, отсрочки по арендной плате, ограничение передвижения в период карантина, проблемы со сбытом и проблемы с поставкой импортного сырья из-за девальвации тенге.

- Как могут реально помочь, исходя из этих обращений? Например, предоставить отсрочку МСБ по соцплатежам и налогам до конца 2020-го, возможно? Расширить количество отраслей, которым будет предоставлено полное освобождение по налогам и платежам с ФОТ до конца 2020 года? Пойдет ли на это государство?

- Казахстан изучает успешные кейсы в США, Грузии. Необходимо разработать стимулирующую денежно-кредитную политику для принятия мер по переориентации избыточной ликвидности БВУ на кредитование МСБ. Также предложим меры по снижению доли государства в экономике. Нужно провести новую волну приватизации на основе излишнего числа гос- и квазигоскомпаний. Нужно делать ставку на частный бизнес, об этом давно говорят различные эксперты.

- Какие кейсы были бы наиболее подходящими для Казахстана в области МСБ? Чей опыт нужно было бы перенимать? 

- Бизнес вправе рассчитывать на помощь со стороны государства в случае ужесточения деятельности субъектов предпринимательства на фоне второй волны. С правительством в этом вопросе понимание есть, но надо проработать вопрос того, из каких резервов будет идти финансирование нового пакета помощи, потому что те резервы, которые были выделены главой государства, уже освоены, за исключением кредитных программ. Сославшись на слова того же г-на Мырзахметова, российский опыт, когда выдаются кредиты под ноль процентов, чтобы бизнес сохранил численность действующих работников, - весьма положителен.

- А теперь глобально: что вторая волна будет означать для мировой экономики и в целом для экономики Казахстана? Насколько сильным будет удар по ВВП? По нацвалюте? Насколько просядут ключевые показатели? Какой будет инфляция? Что будет с банками и банковской системой? Сможет ли экономика пережить такой удар снова? И в целом, насколько вероятно, что правительство решится на такие меры? Ваши прогнозы по ситуации - перспективы второй волны и ее последствия для экономики и граждан страны? Как будет спасать экономику государство?

- Восстановление будет долгим. В 2020 году ожидается падение глобального ВВП на 5 процентов - мир потеряет три года роста экономики. Для сравнения: в 2009 году, во время предыдущего серьезного кризиса, показатель сократился лишь на 0,1 процента. Главная проблема заключается в том, что значительно пострадала потребительская активность. Принудительное закрытие предприятий привело к снижению доходов компаний и вынудило их сокращать издержки, в том числе и трудовые. Это способствовало росту безработицы и снижению расходов со стороны населения, что еще сильнее ухудшило финансовое положение и фирм и так далее. Возник порочный круг, который довольно сложно разорвать.

Основательнее всех к решению проблемы подошли в США. По сути, там предложили практически бесплатный доступ на долговой рынок для крупных компаний со стороны ФРС и компенсации для выплаты зарплаты, которые принесли большую пользу МСБ. Кроме того, свою роль сыграло и пособие по безработице, оказавшееся выше зарплаты половины граждан. Этот шаг был также направлен на стимулирование потребительской активности. Думаю, если бы не затянувшаяся борьба с коронавирусом в стране, то данные меры должны были оказаться гораздо более эффективными.

Разумеется, не все страны могут печатать деньги без серьезных последствий для их стоимости, однако они могут применять другие меры, например, облегчать налоговое бремя и предоставлять льготное кредитование. Формально некое подобие этих стимулов у нас существовало и раньше в рамках поддержки МСБ, но вот только мало кто их получал на деле из-за слишком высоких требований и бюрократической волокиты. Наилучшей поддержкой со стороны государства будет упрощение доступа к займам и предоставление налоговых и кредитных каникул, а также освобождение представителей сектора услуг и общепита по налогам и платежам с ФОТ.

При этом предпринимателям важно и самим предпринимать оперативные меры. Во время карантина объем интернет-торговли увеличился более чем в четыре раза только в Алматы, а объем безналичных операций по стране вырос почти на 16 процентов. Уход в онлайн- и дистанционное обслуживание - главный тренд 2020 года. В Казахстане данное направление начало развиваться совсем недавно, так что перед энтузиастами открываются хорошие перспективы. Разумеется, это не решение всех проблем - за первые полгода оборот розничной торговли в целом сократился на 16,5 процента, но сейчас главная задача - выжить и заложить фундамент для развития после окончания пандемии. К концу года вполне может закрыться порядка 30 процентов представителей МСБ, так что начинать действовать необходимо было еще весной.

Учитывая природу кризиса, восстановление будет медленным, и вернуться к значениям 2019 году получится не ранее 2023 года. Падение бюджетных поступлений вынуждает увеличивать госдолг: он способен вырасти до 30 процентов в среднесрочной перспективе. Разумеется, будут расти и трансферты из Нацфонда: бюджет может быть профинансирован за их счет примерно на 40 процентов. Кризис значительно усилил негативное влияние проблем, существовавших в стране: высокую долю теневой экономики и неэффективную налоговую политику. Их решением необходимо будет заняться сразу же после возвращения ВВП к росту: по итогам текущего года он должен снизиться, как минимум, на 3 процента. Учитывая сохраняющуюся напряженность на мировых площадках, растущую волатильность, возникшую из-за скорых выборов в США, и медленное восстановление спроса на нефть, стоит ожидать дальнейшего падения курса вплоть до 430 тенге за доллар.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи