Опубликовано: 11200

Велик выбор потенциальных строителей атомной электростанции в Казахстане, но, кроме Москвы, и выбрать-то некого

Велик выбор потенциальных строителей атомной электростанции в Казахстане, но, кроме Москвы, и выбрать-то некого

“КАРАВАН” расспросил экспертов о том, кто и почему должен строить АЭС в Казахстане.

На неделе минэнерго опубликовало шорт-лист потенциальных строителей АЭС в Казахстане. Если весной речь шла о шести возможных странах-претендентах, то теперь список сократился до четырех. США и Япония, специализирующиеся в основном на маломощных станциях, выбыли из гонки.

Итого – строить АЭС будет либо KHNP (Южная Корея), либо CNNC (Китай), либо “Росатом” (Россия), либо EDF (Франция).

В мае министр энергетики Болат Акчулаков и глава “Самрук-Қазына” Алмасадам Саткалиев вместе с топ-менеджерами ТОО “Казахстанские атомные электрические станции” ездили осматривать строящуюся “Росатомом” АЭС в Турции, на этой неделе делегация минэнерго посетила Сеул. Официальные поездки намекают: окончательное решение по строительству АЭС не принято, и Казахстан всерьез намерен выбрать лучшего подрядчика.

Три вопроса для инвестора

– В техническом отношении предлагаемые проекты примерно одинаковы. Все они поколения 3+, то есть с хорошей системой защиты от аварии и радиоактивного заражения. Вопрос лишь в стоимости, – говорит начальник отдела радиационной физики твердого тела РГП “Институт ядерной физики” МЭ РК Сергей КИСЛИЦИН.

Пока итоговая стоимость всех четырех проектов держится в секрете, но, как предполагают эксперты, самый низкий прайс у Китая. Но ценник нельзя рассматривать вне условий сотрудничества – как будет вестись эксплуатация? Кто будет отвечать за утилизацию отработанного ядерного топлива? Всё это, в случае чего, влетит Казахстану в еще большие траты, чем само строительство. Почему мы можем потерять страну раньше, чем построят АЭС?

Однако у Поднебесной есть еще один плюс.

– Казахстан занимает первое место по добыче уранового топлива. И для нас было бы правильным, чтобы полный цикл производства топлива для нашей АЭС был в Казахстане. И очень здорово, что на Ульбинском металлургическом заводе уже запущено производство ядерного топлива для китайских АЭС, – отмечает Кислицин.

Как подчеркивает эксперт, производителю атомного топлива работать лишь на одну АЭС совершенно нерентабельно.

– Стоимость, используемое топливо, а также утилизация отработанного – вот три вопроса, по которым Казахстан будет выбирать подрядчика. Кто из претендентов лучше всех на них ответит, тот, скорее всего, и будет строить, – заключает Сергей Кислицин.

Переплатим за безопасность или построим за чужой счет?

Партнер ТОО “Центр стратегических инициатив” Жанибек БАЙДУЛЛА считает, что свои плюсы есть у каждой страны-претендента. Вопрос лишь в том, что важнее для нас.

К примеру, “Росатом” миру предлагает в числе прочего вариант такого строительства, в котором они строят АЭС за свои деньги, сами ее эксплуатируют, сами вывозят отработанное топливо, сами несут все возможные риски, а правительство страны, на территории которой стоит станция, только регулирует тарифы. Для государства, у которого нет лишних 10–12 миллиардов долларов, такой вариант партнерства неплох. К тому же есть у России и чисто региональные преимущества.

– С “Росатомом” у нас давние отношения в атомной отрасли. И он, конечно, видится очень надежным парт­нером – мы понимаем и знаем их технологии, интегрированы в них. “Росатом” и “Казатомпром” давно вместе работают над производством атомного топлива, – отмечает эксперт.

Но и остальных претендентов со счетов сбрасывать нельзя.

– Франция, как мне кажется, имеет одни из самых высоких шансов на победу в этой гонке. Потому что у них самые твердые позиции по безопасности. Во Франции 80 процентов электроэнергии вырабатывают атомные станции. У них в стране больше реакторов, чем на всем постсоветском пространстве. При этом за все годы работы у них не было ни одной серьезной аварии. Даже аварии средней величины – единичны. Однако по цене их предложение, скорее всего, самое дорогое. Но, наверное, атомная энергетика – это не та отрасль, в которой надо экономить на безопасности, – рассуждает Жанибек Байдулла.

Что касается предложений Кореи и Китая, то и их не стоит сбрасывать со счетов. По словам эксперта, АЭС производства Южной Кореи отличаются самыми передовыми технологиями, а Китай, который дает самую низкую цену, имеет отличную практику строительства такого рода сооружений в своей стране.

Конкурс красоты с известным победителем

Экономист и политик Петр СВОИК не стал анализировать плюсы и минусы каждой страны, которая хочет построить АЭС в Казахстане. Это, как он уверен, не имеет никакого смысла, потому что решение надо искать в географии и политике.

– Национальную инфраструктуру, а энергетика – это основа инфраструктуры страны, надо создавать на базе того, что страна может производить. А коль скоро она ничего сама произвести не может, надо определиться – с какого экономического пространства будем брать то, на базе чего будет работать наша АЭС? Если мы будет всё тащить из Франции или Южной Кореи, надо учитывать еще и траты на транспортировку. Следовательно, либо мы вообще должны отказаться от электроэнергетики, либо сделать упор на тот рынок, в рамках которого мы можем приобретать оборудование с наименьшими таможенными и транспортными затратами. Это, естественно, только соседи. Всё остальное – заигрывание с аудиторией. Это как купленный конкурс красоты: девушки ходят, красуются в купальниках, зрители смотрят, жюри делает пометки. Но результат давно определен, – объясняет он.

Строить АЭС у нас изъявили желание два соседа. Кто победит – вопрос пока вроде бы открытый, но, как отмечает Своик, ответ на него предопределит судьбу Казахстана на много лет вперед, ведь станцию мало построить, ее надо будет еще как минимум полвека эксплуатировать, и столько же – выводить из эксплуатации.

И, если Казахстан хотя бы часть всего этого не научится делать сам, придется постоянно прибегать к услугам страны-строителя АЭС. В этом смысле, конечно, работать с “Росатомом” немного проще, чем с CNNC – у нас уже есть немало общих проектов, многие физики-ядерщики новых поколений учатся в российских вузах. Так что победитель, как предполагает Петр Своик, давно известен.

Но теперь очень важно добиться подписания наиболее выгодного для казахстанской стороны контракта.

Строительство АЭС – не про то, что в Казахстан придут русские со своими реакторами и прочим. Это шанс Казахстану встроиться в важные процессы атомного энергетического цикла. Если русские строят казахам АЭС, то казахи должны категорично потребовать, чтобы 30, а лучше 40 или все 50 процентов того, что на станции будет ремонтироваться и модернизироваться, должно производиться на территории Казахстана, – подчеркивает экономист.

И, справедливости ради, задел для этого есть вполне серьезный. На Ульбинском металлургическом комбинате в советские времена производились топливные таблетки – это основа ядерного топлива. Потом казахстанская продукция оказалась на многие годы невостребованной, однако в прошлом году производство не только возобновилось, но и существенно усложнилось. Теперь мы делаем тепловыделяющие стержни. По сути это значит, что в стране полностью замкнут дореакторный цикл производства топлива для АЭС. А раз мы можем освоить такое производство, да еще и отправлять свою продукцию на экспорт, то и с некоторыми другими задачами успешно справимся.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Moldakassov62 2 июля

Росатом- всё бесплатно? Забыли про мышеловку? В которой бесплатный сыр.