Опубликовано: 1472

Узбекский энергетический тайм-аут

Узбекский энергетический тайм-аут

Узбекское правительство не собирается пускать на энергорынок ненадежных россиян.

Недавно стало известно, что Госкомимущество Узбекистана приостановило продажу ключевых энергетических активов - ОАО "Ташкентская ТЭЦ" и ОАО "Сырдарьинская ТЭС". До настоящего времени тендеры по ним несколько раз продлевались и признавались несостоявшимися. В течение нынешнего года Госкомимущество вообще не объявляло тендеры по продаже энергоактивов. Как и любая стратегическая отрасль, энергетика в Узбекистане контролируется государством. Более 98 процентов всей электроэнергии, вырабатываемой в стране, производится на электростанциях, входящих в структуру государственной акционерной компании "Узбекэнерго", которая создана на базе министерства электроэнергетики и электрификации Узбекистана. На сегодняшний день, в структуру "Узбекэнерго" входит 16 предприятий-производителей электроэнергии при установленной суммарной мощности электростанций 11 миллионов 580 тысяч мегаватт. В прошлом году Узбекистан увеличил производство электроэнергии по сравнению с 2007 годом на 2,3 процента - до 50,1 миллиарда киловатт. Что есть что Ташкентская ТЭЦ была построена в 1939 году. Так как предприятие находилось в центре действующих и вновь строящихся промышленных предприятий Ташкента, в 1951 году ТЭЦ была передана в союзное подчинение - систему Минэнерго СССР. В 1961 году ТЭЦ первой среди промышленных предприятий города была переведена на сжигание природного газа, для чего потребовалось реконструировать четыре котла. Переход на газ полностью завершен с 1993 года, что, несомненно, улучшило экологическую обстановку в Ташкенте. С января 1997 года Ташкентской ТЭЦ придан статус самостоятельного государственного предприятия с правом юридического лица. В августе 2002 года она преобразовано в акционерное общество "Тошкент иссиклик электр маркази" ("Ташкентский центр электро- и теплоэнергии"). 51 процент акций принадлежит ГАК "Узбекэнерго", 2 процента - трудовому коллективу, а 47 процентов - неразмещенные активы государства, подлежащие реализации. Инвестиционные потребности предприятия составляют 135,7 миллиона долларов США на строительство газотурбинной установки. Сырдарьинская ТЭС была построена в начале 60-х годов прошлого века. Это крупнейшая электростанция Центральной Азии, оснащенная десятью энергоблоками. Установленная мощность станции 3 тысячи мегаватт. Годовой объем выдачи электроэнергии в объединенную энергетическую систему Узбекистана составляет около 32 процентов от всего объема производимой в стране электроэнергии. Правительство Узбекистана намерено оставить под своим контролем 51 процент акций Сырдарьинской ТЭС, 1 процент принадлежит трудовому коллективу, остальные 48 процентов подлежат реализации. Проблемные точки активов Что касается Ташкентской ТЭЦ, то здесь очевидны три ключевые проблемы. Первая напрямую касается той модернизации, которая завершена на централи в 1993 году. Она полностью переведена на сжигание газа. В условиях, когда Узбекистан стремится нарастить объемы экспорта природного газа, станция, потребляющая большой объем газа, неэффективна. Поэтому централи необходим инвестор, имеющий собственные объемы природного газа. Вторая проблема заключается в том, что в результате кризиса резко выросли объемы просроченной задолженности ташкентских промышленных предприятий перед ТЭЦ. Понятно, что контрольный пакет акций, находящийся у государства, заставит узбекское правительство сосредоточиться на выбивании долгов. Обязательства инвестора - это почти 136 миллиона долларов США, необходимые для строительства газотурбинной установки. Но в условиях непрозрачности узбекской экономики и отсутствия независимой оценки амортизации основных фондов централи, со временем могут появиться и другие проблемы, которые необходимо решать. Так что сумма в 136 миллиона долларов США вряд ли окончательная. Третья проблема в том, что узбекская сторона не отличается аккуратным исполнением заключенных контрактов. А так как от централи зависит функционирование крупных промышленных объектов, сложно сказать, как себя поведет узбекское правительство в той или иной ситуации. А 47 процентов акций, которые может приобрести на тендере инвестор, не гарантирует инвестору решающего слова в сфере принятия решений. Если вопрос станет между экономической эффективностью и промышленной безопасностью, то сложно сказать, какой вариант выберет держатель 51 процента акций "Узбекэнерго". Что же касается Сырдарьинской ТЭС, то 48 процентов акций станции в последний раз были выставлены на торги в декабре 2008 года со стартовой ценой в 223 миллиона долларов США. При этом инвестор, решившийся на покупку, должен был взять на себя обязательств еще на 358,8 миллиона долларов США. Предполагалось, что Госкомимущество будет принимать заявки на тендер до 29 января 2009 года, а в марте подведет итоги. Желающих приобрести этот пакет акций по заявленной цене, как сказал источник, близкий к организаторам торгов, не оказалось. Но 5 июня текущего года, по словам представителя "Интер РАО" Бориса Зверева, россияне направили предложение узбекской стороне продлить сроки тендера еще на два месяца. В том же письме российский оператор выразил намерение приобрести весь выставляемый на торги пакет акций с обязательствами в течение последующих пяти лет вложить в модернизацию ТЭС 170 миллионов долларов США. Сырдарьинская ТЭС тоже имеет вполне очевидные проблемы. В частности, узбекское правительство ни при каких обстоятельствах не хочет терять контроль над активом. В письме "Интер РАО" есть пункты, которые никак не могут устроить узбекское правительство. Во-первых, с его точки зрения, некорректная оценка необходимых инвестиционных вливаний в модернизацию актива. По оценке узбекской стороны, инвестор должен вложить 358,8 миллиона долларов США, тогда как по оценке россиян - всего 170 миллионов долларов США. Во-вторых, в своем письме "Интер РАО" выражает намерение участвовать в управлении ТЭС. В этом стремлении россиян нет ничего удивительного. Решаясь на покупку такой доли в активе, инвестор должен понимать, что выделенные в рамках инвестиционных обязательств средства пойдут на модернизацию станции, а не на текущие потребности или погашение долгов предприятия. В-третьих, узбекское правительство не желает допускать россиян к управлению активом, который находится в непосредственной близости от Таджикистана. Принимая во внимание российские интересы на таджикской стороне в достройке Рогунской ГЭС, узбекское правительство предполагает, что часть электроэнергии может пойти в Таджикистан, тем самым, облегчив задачу по достройке гидротехнического сооружения, способного стать вторым Токтогулем для Узбекистана. В-четвертых, поставки электроэнергии и газа в соседний Таджикистан, возможность в любое время их снизить или полностью прикрыть - эффективный инструмент давления на Душанбе. Отдать хотя бы часть этого инструмента третьей стороне, к примеру, россиянам, оценивается в Ташкенте негативно. Доверие почти на нуле Действия российской стороны в вопросе строительства гидротехнических сооружений в Таджикистане и Киргизии не могут не вызывать раздражение в Ташкенте. Несмотря на январские 2009 года заявления Дмитрия Медведева о поддержке позиции Ислама Каримова в этом вопросе, россияне не перестали сотрудничать с Душанбе в вопросах строительства Рогунской ГЭС. Поэтому вхождение "Интер РАО" в акционерный капитал Сырдарьинской ТЭС может восприниматься в Ташкенте как усиление позиций российских энергетических компаний на рынке Центральной Азии. Узбекское правительство смирилось бы и с этим, если бы россияне открыто вышли из проектов гидросооружений в Таджикистане и Киргизии. Но россияне продолжают работать на гидросооружениях, поэтому градус доверия к политике Москвы в Ташкенте заметно снизился. Есть все основания полагать, что причина, побудившая узбекское правительство отложить тендеры по энергообъектам, носит политически мотивированный характер: Узбекистан не хочет помогать Таджикистану, даже через посредничество русских, достраивать Рогун, а Киргизии - Камбаратинские ГЭС. Фото с сайта http://www.izmerenie.ru
Загрузка...

[X]