Опубликовано: 1300

Транспортные коридоры для будущей нефти

На этой неделе подтвердилась информация о том, что BG продает свою долю в Северо-Каспийском проекте двум китайским компаниям.

Сначала речь шла о пятидесяти процентах доли участия в Соглашении о Разделе Продукции по Северному Каспию (СРП), которые предлагались Китайской Национальной Морской Нефтяной Корпорации Северо-Каспийское Море Лтд. (дочерней КНМНК Со, Китай). Сумма сделки была определена в размере $615 млн., подлежащих к уплате по ее завершении. 11 марта, стало известно, что BG продает также и оставшуюся половину доли участия в СРП компании Синопек Интернэшнл Петролеум Эксплорэйшн энд Продакшн Корп. (дочерняя компания, полностью принадлежащая компании Китайская Нефтехимическая Корпорация), за такую же сумму в $615 млн., также подлежащих к уплате по завершении сделки. Каждая из китайских компаний получит в СРП доли в размере одной двенадцатой части (8.33%). Завершение сделки зависит от "удовлетворения ряда условий, включая утверждение Казахстанскими и Китайскими полномочными органами и отказом существующих партнеров по СРП от их преимущественных прав покупки акций". Северо-Каспийское Соглашение о Разделе Продукции (площадь - 5600 квадратных километра) включает месторождение Кашаган, открытие на структуре Каламкас-море, а также участки Кайран, Актоты и Юго-Западный Кашаган, его оператором является компания ENI, c долей участия в размере 16.67%. Другими партнерами по проекту являются ExxonMobil, Shell, TotalfinaElf, каждая из которых владеет долей участия в размере 16.67%, а также ConocoPhilips и Impex, которым принадлежит по 8.33%. По информации BG, сделка вступила в силу 1 января 2003 года, в то время как продажа должна завершиться в течение 2003 года. Президент BG Франк Чапмен отметил, что "решение о продаже явилось результатом процедуры пересмотра портфеля инвестиций", которая регулярно производится компанией, а "вырученные средства пойдут на дальнейшее развитие бизнеса и улучшение экономической отдачи от деятельности компании". По словам Ф. Чапмена, компания в своей деятельности в республике будет делать акцент на газ, кроме того, намерена активизировать работы в проектах Карачаганак (32,5%) и Каспийский трубопроводный консорциум (2%). BG Kazakhstan не связывает свое решение о продаже доли в Северо-Каспийском СРП с какими-либо негативными обстоятельствами. Согласно официальной позиции компании, уход из проекта не обусловлен разногласиями между акционерами Agip KCO и "КазМунайГазом" или иными причинами, касающимися работ на шельфе. Вполне возможно, что так оно и есть, однако следует отметить, что сложившиеся отношения между акционерами и нацкомпанией в последнее время идеальными назвать было трудно (в частности, несмотря на настойчивые просьбы "КазМунайГаза", консорциум все еще не представил программу добычных работ на Кашагане, а также ее бюджет). Как бы то ни было, сделка, в случае ее успешного завершения, предоставит китайцам возможность выйти к казахстанской части шельфа. Более того, участие китайских компаний в Северо-Каспийском СРП сможет сдвинуть с мертвой точки вопрос о строительстве нефтепровода в Китай, соглашение о котором было подписано еще 27 сентября 1997 года. По соглашению, Китайская Национальная Нефтяная Компания (CNPC) гарантировала реализацию проекта через 60 месяцев после подписания документа, а предполагаемый объем капиталовложений в строительство трубопровода "Западный Казахстан - СУАР" протяженностью 3200 км. должен был составить около $3 млрд. На днях "Коммерсантъ", со ссылкой на источник в CNPC, проинформировал, что "после скандала из-за отстранения этой компании от аукциона по "Славнефти" она решила больше внимания уделять казахским проектам и планирует уже в этом году вложить в них более $1 млрд.", в том числе и "в строительство трубопровода, которое, как надеются в CNPC, удастся завершить в 2005 году". Российское издание считает, что в случае успешного осуществления деятельности Китайской Национальной Морской Нефтяной Корпорации (CNOOC) в рамках продаваемой BG доли в СРП (о сделке с Cinopec еще не было известно), объем ежегодной добычи казахстанской нефти китайскими компаниями "к моменту планируемого завершения строительства трубопровода вполне может достигнуть необходимого для его функционирования минимума в 20 млн. тонн". Отмечается, что эти объемы предполагает проект нефтепровода в Китай от месторождений Восточной Сибири, целесообразность строительства которого в настоящее время обсуждается в правительстве РФ. Руководство КазМунайГаза в минувший вторник предположило, что успешное завершение сделок будет способствовать в будущем решению вопроса о реализации проекта строительства трубопровода в китайском направлении, поскольку его перспективы непосредственно связаны с участием китайских компаний в крупных нефтяных проектах на территории республики. По мнению казахстанских властей, извлекаемые запасы Кашаганского месторождения оцениваются в 7-9 млрд. баррелей, а общие геологические запасы нефти - в 38 млрд. баррелей. На этих прогнозах основываются правительственные планы по диверсификации маршрутов транспортировки нефти, а также работа по конкретным проектам, в том числе и по Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан, переговоры по которому проходили в Алматы 10-11 марта. Накануне, 6 марта "Интерфакс" передал из Баку довольно неожиданную и не подтвердившуюся впоследствии информацию о том, что "переговоры Национальной нефтегазовой компании Казахстана "КазМунайГаз" и Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) об участии "КазМунайГаза" в проекте строительства основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку-Тбилиси-Джейхан перенесены с 10 марта на третью декаду марта". Несмотря на это, встреча все-таки состоялась и даже несколько прояснила позиции сторон по проекту. В первую очередь, был рассмотрен "временной график" по подписанию межправительственного соглашения, которое должно содержать условия для благоприятного инвестирования в проект, а также транзитные вопросы. Документ станет рамочным для всех будущих соглашений. По словам управляющего директора по транспортной инфраструктуре и сервисным проектам "КазМунайГаза" К. Кабылдина, участники переговоров планируют в течение полугода подготовить текст межправительственного соглашения, "а последующие соглашения требуют сначала определения структуры состава участников той компании, которая будет оперировать на участке Актау-Баку". Кстати, в Алматы впервые "вслух" было предложено создать компанию, которая будет владельцем системы Актау-Баку, с возможным участием инвесторов, имеющих "приоритетные права на транспортировку нефти через систему БТД", а также "других заинтересованных грузоотправителей, которые будут иметь возможность использовать свободные мощности нефтепроводной системы БТД". В настоящее время конкретного списка компаний, которые будут участвовать в системе Актау-Баку, еще нет: "это последующий предмет для обсуждения сторон". В этой связи, "КазМунайГаз" не скрывает своей заинтересованности принять активное участие "в создании и управлении этой компании". На переговорах казахстанская сторона вновь подчеркнула, что "основанием того, что казахстанская нефть будет транспортироваться по данному маршруту, является то, что 4 компании, успешно ведущие разведку и разработку в Казахстане, приобрели 15% долю в БТД, что дает им права на транспортировку нефти по данному маршруту". Кроме того, К. Кабылдин отметил: "Мы рассматриваем предполагаемый транспортный коридор как две независимые системы: Актау-Баку и уже реализуемый проект БТД... Сегодня система Актау-Баку действует. Мы переваливаем порядка 5 млн. тонн нефти через порт Актау. Какой будет в будущем эта система, какой будут ее параметры, это определят будущие спонсоры, исходя из тех возможностей, объемов, которые будут экспортироваться или приниматься на вход системы БТД". Данное замечание, вероятно, было сделано не только с целью пояснения технического и финансового аспектов вопроса. В связи с недавними негативными заявлениями российского МИДа по поводу строительства подводной трубы из Актау в Баку (которые, безусловно, стали реакцией на робкие казахстанские шаги по направлению к БДТ), Астане, в этой непростой ситуации, потребовалось определенное пространство для маневра. Поскольку будущее "системы Актау-Баку" так или иначе будет связано с предполагаемым трубопроводом, то, формально отделяя его от проекта БТД, казахстанские власти сегодня лишают россиян веской "экологической" аргументации, притянутой к проблеме правового статуса Каспия, которую последние стали использовать, чтобы осложнить Казахстану дорогу в проамериканский проект. В основном по этой же причине на встрече в Алматы стороны говорили о трубопроводе от Актау до Баку как об отдаленной перспективе, не скрывая, что вопрос о его строительстве имеет также и политическое содержание. Неслучайно президент ГНКАР Н. Алиев, напоминая о том, что прокладка нефтепровода будет эффективной только в случае, если по нему будет прокачиваться не менее 12-15 млн. нефти, отметил: "Казахстан начнет прокачку своей нефти по этому маршруту не раньше 2008 года. Это связано с перспективами освоения казахстанского шельфа. Поэтому пройдет слишком много времени, и я думаю, к этому времени вопрос определения статуса Каспия, наверное, будет решен". Большая казахстанская нефть, по убеждению казахстанского руководства, в близком будущем будет нуждаться в новых транспортных маршрутах. Глава МЭМР В. Школьник вчера выразил уверенность в том, что: "В 2015 году Казахстан выйдет на добычу нефти минимум 150 млн. тонн, и тогда перед нами задача доставки нефти на международные рынки станет особенно остро", поскольку уже "с 2008 года существующей транспортной системы для транспортировки нефти и газа нам не будет хватать". Для решения проблемы в этот же день в Сенате был рассмотрен, одобрен и направлен на подпись Президенту законопроект о ратификации Рамочного соглашения об институциональных основах создания межгосударственной системы транспортировки нефти и газа. Соглашение предусматривает формирование "в соответствии с международной практикой" единых правил и механизмов, необходимых для осуществления эффективной эксплуатации межгосударственной системы транспортировки нефти и газа.

[X]