Опубликовано: 4900

Сказ о том, как за 300 литров честно купленного бензина можно отправиться на нары

Сказ о том, как за 300 литров честно купленного бензина можно отправиться на нары Фото - Тахир САСЫКОВ

Разве могли предположить инициаторы нормы закона, защищающей страну от краж нефти из нефтепроводов, что в итоге это приведет к множеству уголовных дел, в которых нет пострадавших, но есть осужденные? Как оказалось, попасть на скамью подсудимых сегодня можно даже за запасную канистру бензина, которую берешь с собой на рыбалку.

Пять человек осуждены и лишены свободы на срок от 7 до 13 лет. Таковы результаты судебного разбирательства по актюбинскому делу о транспортировке и реализации нефтепродуктов без документов, подтверждающих законность их происхождения, в составе организованной преступной группы и в особо крупном размере. В материалах дела говорится, что ОПГ создал житель Актобе Кайрат Сагандыков, чтобы заниматься незаконной транспортировкой бензина марки АИ-92 из Казахстана в Россию. Крышей на автодорогах стали: младший лейтенант полиции Алексей Шаркатов и капитан полиции Куат Сарсенбаев. А беспрепятственный пропуск через государственную границу обеспечивали начальник отделения пограничного контроля “Алимбет” Сафаров и сотрудник отдела экспортного контроля ДГД Арсен Жарылгасов. Благодаря их содействию машины пропускали по фиктивным сопроводительным документам, в которых бензин числился смесью нефтяных отходов, печным или судовым топливом.

Это дело, где участники событий вступали в сговор, давали взятки... Но осудили их не только за это.

Защитник одного из фигурантов, Дмитрий КУРЯЧЕНКО, делает акцент на документе, подтверждающем законность происхождения горючего, из-за которого и начался весь сыр-бор. Адвокат называет его “документом, которого нет в законе”. Он уверен: этого и многих других подобных дел могло бы не быть, если бы предпринимателей, занимающихся ГСМ, когда-то законодательно не поставили в тупик.

В 2010 году депутаты внесли в Уголовный кодекс весьма неоднозначную, по мнению Куряченко, статью под номером 197 – “Транспортировка, приобретение, реализация, хранение нефти и нефтепродуктов, а также переработка нефти без документов, подтверждающих законность их происхождения”. Появление этой нормы было обусловлено растущим количеством краж нефти из нефтепроводов, и, казалось бы, теперь продажа нефти, бензина и солярки будет максимально прозрачной. На деле всё оказалось сложнее. По словам адвоката, благодаря судебной практике по применению этой статьи обычный бизнес на ГСМ в Казахстане стал потенциально преступным.

– Практика уголовного привлечения к ответственности, осуждения людей уже сложилась. Есть приговоры, где конфискуют дизтопливо, бензин, бензовозы, но мне непонятно – почему? Во-первых, статья 197 входит в главу “Преступления против собственности”, и это неизбежно предполагает, что должен быть потерпевший собственник. Но во всех подобных делах, которые я просмотрел, и в двух, в которых участвовал, нет собственника. Там собственники – сами подсудимые, которые приобрели этот нефтепродукт. Судами, следствием, прокуратурой указывается, что они приобрели его у официальных поставщиков, состоящих на учете в органах госдоходов. То есть граждан судят за перевозку и сбыт нефтепродуктов в особо крупном размере, который складывается в большей части из стоимости самого купленного, причем законно, топлива, – недоумевает юрист.

Он приводит в пример несколько уголовных дел, в которых нет потерпевших:

– В правоприменительной практике подразделений Комитета национальной безопасности, Агентства финансового мониторинга, СМУС Актюбинской области, Актюбинского областного суда, суда № 2 в Павлодаре – в этих уголовных делах по ст. 197 УК нет сведений, против чьей собственности совершено преступление, нет потерпевших, нет объекта преступления и каких-либо общественно опасных последствий. Но граждан – как местных, так и иностранных – преследуют, осуждают к 13 и более годам лишения свободы только за то, что у них не оказалось документов, подтверждающих законность происхождения ГСМ, – отмечает Дмитрий Куряченко.

Похожие дела рассматривали в судах Мангистау, Темиртау, Атырау. При этом под действие статьи 197 может попасть не только бизнес.

– Приведу пример: у человека родственник на трассе встал, ему помощь нужна. Человек набрал в баклажки дизельное топливо и везет. Его гаишник останавливает: где документы, подтверждающие происхождение солярки? А у того нет такого документа. Всё, приговор – 60 часов общественных работ и конфискация этих 300 литров! Это нормально? А может быть еще интереснее, – делится мыслями адвокат. – Допустим, собрался я на охоту, залил 3 канистры, поставил в машину, еду, и меня останавливает жолпол: “Где документы на происхождение этого бензина?”. А у меня, понятное дело, только чек с заправки есть. Они скажут: “Извините, этот документ подтверждает приобретение, но никак не происхождение”. Догадываетесь, чем может закончиться такая беседа? Кстати, наличие чека, полученного на заправке, – совсем не гарантия законного происхождения бензина. Всякое же бывало...

Когда Куряченко изучал материалы “бензиновых” уголовных дел, невольно задался вопросами: что это за бланк такой, без которого даже хранение топлива в гараже может стать преступлением? Как должен выглядеть этот пресловутый документ, подтверждающий законность происхождения бензина, и где его можно получить?

Юрист прошерстил законодательство, но ответов на свои вопросы не нашел.

– Что это за документ, как он выглядит – никто не знает. Порядок его выдачи и получения ни в одном законе я не нашел. Выяснив это, послал запрос в минэнергетики, в котором попросил сообщить, утверждалась ли там форма этого документа и предусмотрен ли законодательством порядок его выдачи, получения и использования при работе с нефтепродуктами. В ответе сказано, что утверждать такой документ министерство не может – нет полномочий, – рассказывает адвокат. – Может, производитель бензина сам утверждает такую бумагу? Сам ее составляет, сам печати ставит? Допускаю, что так может быть. Но ведь при этом никто не обязывает продавца нефтепродуктов иметь эту бумагу, нет в законе такого требования. Ситуация абсурдная! Получается, что людей судят за отсутствие документа, которого не существует в природе.

Чтобы разобраться в этой истории, Куряченко написал письмо в парламент.

– Я отправил обращение каждому депутату мажилиса. Один из них мне ответил: “Мы разделяем ваше беспокойство”. Еще несколько написали, что направили мой запрос на рассмотрение в Агентство по финансовому мониторингу и МВД, а там переправили мое письмо в Генпрокуратуру, – рассказывает юрист.

На днях из прокуратуры пришел ответ за подписью начальника департамента координации нормотворческой деятельности А. Мухаметжанова, где сказано, что “законность происхождения нефти или нефтепродуктов при их обороте должна подтверждаться договором или иным документом, исходящим от собственника или продавца нефти или нефтепродуктов в соответствии с гражданским законодательством или обычаями делового оборота”.

– В этом письме Генпрокуратура лишь подтвердила, что документа установленного образца, который должен подтверждать законность происхождения бензина, в природе просто нет. Парадокс, но этот щепетильный уголовно-правовой вопрос, из-за которого уже несколько десятков человек отправлены на нары, законодательно не урегулирован. Те сопроводительные накладные, счета-фактуры, путевые листы, складские расписки и чеки, на которые ссылается надзорный орган, подтверждают лишь факт продажи или хранения, но никак не законного происхождения бензина.

В письме Генпрокуратуры Дмитрия Куряченко поблагодарили за обстоятельный анализ статьи 197 УК РК и пообещали учесть его предложения, когда будут обсуждать, какие уголовные правонарушения перевести в категорию административных. Но случится это никак не раньше следующего года.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи