Опубликовано: 1300

Рубль, лира и юань: почему Казахстан всегда будет зависим от чужой валюты

Рубль, лира и юань: почему Казахстан всегда будет зависим от чужой валюты

Перед Казахстаном нечаянно появился шанс закрыть потребность в товарах на внутреннем рынке своей продукцией. Но наша экономика упорно не желает производить. Только покупать, только импортировать. Из-за этого курс тенге растет с перспективой падения в ближайшие 3–4 месяца.

Не курс, а возможности

Рубль вырос. Во вторник он доходил до 56,03 рубля за доллар. Причем он движется вверх постоянно последние 7 недель. Сильный рубль подталкивает к росту и тенге по отношению к доллару. В тот же вторник тенге окреп до 425 тенге за доллар.

Если считать по привычному кросс-курсу 5,5 тенге за рубль, то сейчас тенге должен стоить 310–320 тенге. В головах у людей – откровенный диссонанс. Что происходит и что будет с тенге завтра?

Сначала о России и рубле. Цели Москвы сегодня – только политические. После вторжения в Украину страна столкнулась с жестким экономическим ответом коллективного Запада. В марте началась жесткая инфляция. А холодильник всегда побеждает телевизор. Поэтому надо было срочно получить поддержку населения. И у Кремля появилась нужда жестко зарегулировать финансы так, чтобы не было даже намека на инфляцию.

Пока рубль крепчает, инфляция в России падает. Если в конце апреля Банк РФ спрогнозировал годовую инфляцию на уровне 18–23 процентов, то уже в мае заговорили, что к концу года цены вырастут меньше, чем на 20 процентов. В таких условиях это хорошая стабилизация, которая позволит ЦБ снизить ключевую ставку и заняться финансированием экономики. Кстати, ЦБ РФ уже два раза снижал ставку. Сначала в апреле – с 20 до 17 процентов, потом в мае – до 14 процентов.

Но слишком крепкий рубль для экономики тоже невыгоден. Укрепление курса на 1 рубль за доллар стоит бюджету 150–160 миллиардов рублей дефицита в год. "Курс рубля может подняться до 10 тенге, а экономика России приходит в упадок" - эксперт

Российский экономист Евгений КОГАН уверен, что для бюджета РФ комфортен курс “глубоко за 80 рублей”. “Иначе таргетируемый минфином дефицит по факту может составить не 1,5–2, но все 3 или даже 4 триллиона рублей. А это уже неприятно. Дефицит бюджета в 1–1,5 процента от ВВП это совсем не беда, но 3–4 процента – уже многовато”, – пишет он.

Высокий курс удобен только для импортеров. Крепкий рубль позволяет купить больше товаров. Но тут важнее уже не курс, а возможности. С этим у России сейчас проблемы.

– С другой стороны, – уверен казахстанский экономист Владислав ТУРКИН, – сильный рубль – это еще и защита внутреннего российского рынка от населения дружественных стран. Если бы рубль остался слабым, жители приграничных регионов, например, Казахстана, выезжали бы за покупками в Россию и скупали товары, которых у соседей и так не хватает. Поэтому рубль так сильно переоценен. Но в ближайшее время он должен немного ослабнуть. Из-за дефицита бюджета и снижения порога обязательной продажи валюты для экспортеров с 80 до 50 процентов. Судя по высказываниям российских экономистов, там никто не ожидал, что меры противодействия со стороны Запада будут настолько жесткими и импорт упадет на десятки процентов.

Инфляция в стакане

Вместе с рублем в ближайшие месяцы будет дрейфовать и тенге. И примерно по тем же причинам. До 2022 года Россия была главным торговым партнером Казахстана. В 2021 году российские товары составляли больше трети всего казахстанского импорта. Включение западных санкций усложнило торговлю между странами.

Торговля, по данным Нацбанка РК, упала. Валюта перестала уходить. Но поступление валюты за продажу нефти, газа и сырья сохранилось. Баланс перекосился, и тенге начал расти. Не так быстро, как рубль, но всё же.

Одновременно растет и инфляция. Ровно по той же причине: товаров из России стало меньше, но спрос на них сохранился. Дисбаланс подстегивает рост цен.

Анализировать причины такой инфляции трудно, так как пока нет точных данных от Национального банка РК. Если упала торговля товарами, без которых мы сможем обойтись, потери для экономики будут незначительны. Если же это будут продукты питания, в которых мы нуждаемся, то рост цен продолжится. В итоге проблема инфляции – это возобновление импорта. Но возобновление импорта означает снижение курса тенге. Сырьевая экономика в действии!

– Казахстан нуждается в импорте. Поэтому сейчас главное – откуда он будет поступать. На кого мы переориентируемся, – уверен Владислав Туркин.

Тут мы вспоминаем недавнюю поездку Президента Касым-Жомарта Токаева с обширной делегацией министров в Турцию и понимаем, что цель визита была броситься в объятия торговых отношений. Наши страны могут помочь друг другу: Турция всегда была ориентирована на экспорт своих товаров, у нас избыток валюты и нужда в импорте. Когда мы сможем создать коридор для поставок таких товаров, тогда курс тенге начнет снижаться и стабилизируется на некой новой отметке. На какой? Это покажет торговля.

Но есть и ответный риск: нельзя жестко привязываться к Турции с ее эрдоганономикой. Курс лиры из-за популистской политики Анкары стабильно падает больше года. Зачем тенге лишнее давление еще и со стороны Босфора?

Штрафы, штрафы

Еще большие риски для тенге – это наши чиновники. Не все понимают взаимосвязь между сокращением импорта и курсом тенге. Но все четко видят, что вместе с курсом тенге растет и цена на нефть. Или наоборот. Потому что так было всегда. И у правительства возникает желание простимулировать рост экономики новыми вливаниями.

– Меня беспокоит расширение фискального стимулирования, – переживает Владислав Туркин. – Национальный банк стремится контролировать через базовую ставку и ужесточение пруденциальных мер.

В реальной же экономике сложилась такая обманная ситуации: курс хороший, нефть дорогая – вроде всё хорошо. Но все показатели говорят, что экономика не может сбалансировать такие расходы.

Это как с больным, который не чувствует своей температуры, поэтому не хочет пить лекарства. Вместо этого мы начинаем опять накачивать свою экономику деньгами. Недавно приняли поправки в бюджет со значительными изъятиями из Национального фонда. Правительство придумывает разные программы стимулирования. Это допинг для экономики. Раньше он штрафовался ростом импорта, инфляцией и падением курса. Сейчас куда будут уходить лишние деньги? Штрафов не будет, импорт схлопнулся. Эти ложные сигналы будут давать ложную надежду, что фискальное стимулирование позволит подстегнуть экономику. Потом, при возврате импорта, это может отразиться более резким снижением курса тенге.

Есть еще один вариант развития событий, самый лучший. Если программы развития экономики Казахстана заработают, промышленность начнет выпускать нужные и конкурентоспособные товары и продовольствие, которые заполнят рынок, вытеснив импорт.

Тогда всё будет шикарно: тенге будет крепким, налоги – исправно поступать в бюджет, деньги – крутиться внутри страны.

Верится в это с трудом. Как в программы импортозамещения сначала 2015 года, затем 2019 года. Как в чудо. Доллар дешевеет: почему это плохо - экономист

Сначала была экономика…

Экономические трудности отразятся и на политике страны. 30 лет Независимости Казахстан развивал торговые отношения преимущественно с Россией. По итогу 2021 года доля РФ в торговом обороте РК была 22 процента. Почти четверть. Этот канал был одним из самых мощных инструментов давления на внутреннюю политику нашей страны. Даже курс тенге напрямую зависел от рубля.

Теперь такой инструмент может исчезнуть. Но, конечно, всё будет зависеть от работы правительства РК и действий кабинета министров РФ.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи