Опубликовано: 1123

Радикальная политика "изгоев"

Радикальная политика "изгоев"

На прошлой неделе стало известно, что Южная Корея "делает все возможное, чтобы разрешить северокорейскую проблему мирным путем". Об этом заявил посол Республики Корея в Казахстане Тэ Сок-Вон на встрече со спикером Сената Оралбаем Абдыкаримовым.

По мнению корейского дипломата, в настоящее время все еще сохраняется возможность урегулирования ситуации вокруг ядерной программы КНДР дипломатическими методами: "Мы постараемся уговорить Северную Корею с помощью мирового сообщества, включая Россию и Китай". Однако, поскольку "обстановка становится напряженной", а Северная Корея в течение нескольких месяцев "продолжает крайне радикальную политику в сторону конфронтации", то, в случае, если мирные переговоры не будут успешными, вероятен военный конфликт. Днем позже, Совет управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) решил направить вопрос о северокорейской ядерной программе на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Это решение поддержали 33 из 35 стран-членов руководящего органа МАГАТЭ. Внеочередное заседание высшего органа МАГАТЭ было созвано по просьбе генерального директора агентства Мохаммеда аль Барадей, который неоднократно заявлял, что "исчерпал все возможности уговорить руководство КНДР заморозить свои ядерные программы и вернуться в Договор о нераспространении ядерного оружия". Основная мысль, прозвучавшая на заседании в Вене, имела следующий смысл: "Ядерный кризис на Корейском полуострове угрожает миру и безопасности в Северо - Восточной Азии и всему мировому сообществу". Из общего числа голосовавших, как известно, только Россия и Куба воздержались. Оценку российской позиции в Вене дала Кондолиза Райс, которая отметила, что в администрации "были разочарованы тем, что Россия воздержалась при принятии решения в МАГАТЭ о направлении северокорейской проблемы на рассмотрение Совета Безопасности ООН". В Вашингтоне, оказывается, полагают, что "решением северокорейской проблемы должна заниматься не одна Америка". Пытаясь быть убедительной, К. Райс пояснила: "Северокорейцы ничего так не хотели бы, как настоять на двустороннем решении своей проблемы с США. Но это не американская проблема. Перспектива дальнейшего подъема Северной Кореи по лестнице ядерной эскалации - это серьезная проблема для России, для Китая, для Японии, для Южной Кореи и всего мира". Как бы то ни было, принятое в Вене решение получило юридическую силу, поскольку ни у кого из входящих в эту организацию нет права вето и, следовательно, в скором будущем одно из заседаний СБ ООН будет искать пути преодоления конфликтной ситуации. В последние дни российские представители неоднократно отмечали, что руководство страны выступает против внесения проблемы КНДР на рассмотрение в Совет Безопасности. Главный их довод основывается на предположении о том, что дискуссия в СБ ООН примет "характер полного осуждения КНДР", что, в свою очередь, будет "тяжело воспринято в Пхеньяне и может повредить возможности мирного решения вопроса путем переговоров". Кстати, само решение направить северокорейский вопрос на обсуждение в СБ свидетельствует о том, что российские инициативы по урегулированию кризиса, выдвинутые в прошлом месяце, не возымели должного действия. Это предположение подтверждает недавнее обращение КНДР к Великобритании с просьбой убедить США приступить к двухсторонним переговорам с Пхеньяном, "чтобы положить конец противостоянию, возникшему после выхода страны из договора о нераспространении ядерного оружия". По мнению северокорейского МИДа: "Благодаря особым отношениям Великобритании и США, Объединенное Королевство может сыграть определенную роль в отношениях между нашей страной и Соединенными Штатами". Заместитель министра МИД России Александр Лосюков, который в январе представлял руководству КНДР российские "пакетные предложения", в преддверии заседания МАГАТЭ вновь подчеркнул: "Мы по-прежнему считаем, что передавать данный вопрос в СБ ООН преждевременно, и у нас есть определенные опасения в отношении характера обсуждения этого вопрос в Совете Безопасности". Официальная точка зрения российских властей формируется на довольно простом тезисе о том, что "переговорный процесс должен иметь взаимоприемлемый характер". Об этом сказал на пресс-конференции в Мюнхене министр обороны РФ Сергей Иванов: "Мы заинтересованы в том, чтобы ситуация вернулась к статусу-кво, который был еще несколько месяцев назад. Но мы отвергаем любые попытки давления, в том числе военного, на суверенное государство". Такой подход к Северной Корее с ее ядерным шантажом обусловлен пониманием того, что "потенциальная угроза там может по своим последствиям существенно превосходить то, что происходит в Ираке". С другой стороны, российские власти в создавшейся обстановке через представителей МИД распространили информацию о том, что Россия могла бы поддержать проект резолюции в случае возникновения реальной возможности прямого диалога между Пхеньяном и Вашингтоном. Но США идея о двухсторонних переговорах явно не устраивает. Колин Пауэл, выступая в пятницу на слушаниях в бюджетном комитете Палаты представителей Конгресса, напомнил, что американское руководство предложило Пхеньяну региональный диалог, с участием различных стран, в том числе, России и Китая с целью выработки "регионального соглашения", однако КНДР "отказалась от диалога с участием стран региона о своей ядерной программе и настаивает на двусторонних переговорах". Комментируя эту ситуацию, А. Лосюков выразился так: "Они считают, что эту проблему необходимо обсуждать в более широких международных рамках, требуют создать механизм контроля. А в Пхеньяне убеждены, что этот механизм создадут для того, чтобы поставить корейцев на колени. Мудрости не хватает ни Пхеньяну, ни Вашингтону. Подобное положение мешает всем нам выйти из кризиса". Ранее министерство иностранных дел КНДР распространило заявление, в котором говорится: "Нам все равно: обсудят в СБ ООН ядерный вопрос на Корейском полуострове или нет. Но отмечаем, что при рассмотрении этого вопроса в СБ ООН следует привлечь США, главного виновника, к ответственности за возникновение вопроса и осложнения ситуации, что будет справедливо…Если СБ ООН, курирующий вопросы мира и безопасности во всем мире, не поставит под вопрос неверную политику США в отношении Кореи, то он окажется лишенным беспристрастности, следовательно, мы не будем признавать его". Среди прочих пунктов этого заявления, выделяется мысль о том, что "США не уклонятся от ответственности за то, что грубо попрали принципы и дух Устава ООН, клеветнически назвав страны - достойные члены ООН - составной частью "оси зла" и "незаконным режимом". Весьма показательно, что свое возмущение по поводу "клеветнической деятельности" Соединенных Штатов, Пхеньян теперь уже открыто связывает с темой возобновления своей ядерной программы. Во вторник 11 февраля, выступая в американском парламенте, директор ЦРУ Джордж Тенет заявил, что среди так называемых "малых стран" отмечается рост "стремления обладать ядерным оружием". По мнению Тенета, это может привести к новой ядерной гонке, "которая может перечеркнуть осуществлявшиеся на протяжении более 30 лет усилия по сдерживанию распространения ядерного оружия". Самое интересное - это то, что глава Управления особо подчеркнул: "тревожная тенденция стала наиболее заметной в последние 12 месяцев". По словам Тенета, Северная Корея, Ирак, Иран и Ливия активизировали усилия по закупке оборудования "для производства делящихся материалов оружейного качества и изготовления ядерной бомбы". Если вспомнить, что именно год назад, в конце января, Дж. Буш в своем выступлении обозначил эти страны в качестве потенциальных врагов США, то становится вполне очевидным и понятным, почему эти государства в течение года напряженно искали пути и средства сдерживания американской агрессии, и самой эффективной превентивной мерой в этой области для них, вероятно, показалось скорейшее формирование собственной военной ядерной программы. Наглядным примером тому стало недавнее заявление иранского президента о том, что в стране начинается добыча урана с последующей его переработкой и обогащением для производства ядерного топлива для АЭС. Мохаммад Хатами объяснил: "Если наши АЭС станут производить электроэнергию, то нам нужно будет завершить полный производственный цикл - от добычи урана до утилизации отработанного топлива". Этот "полный производственный цикл", к которому стремится иранское руководство, предполагает, разумеется, не только энергетическую независимость страны, но и возможность подойти вплотную к разработке ядерного прикрытия от Буша и его администрации, что не может оставаться незамеченным для последних. Как соверщенно справедливо отметил по этому поводу Ричард Баучер, пресс-секретарь американского госдепартамента: "Это очень похоже на то, что происходит в Северной Корее". Еще бы, ведь нынешнее нервно-агрессивное поведение обеих стран успешно провоцируется Вашингтоном, которому пока еще необходимы различные предлоги для обоснования своих далеко идущих планов обновляемого мирового устройства.
Загрузка...

X Закрыть