Опубликовано: 3000

Против лома: какие приемы применяют чиновники, чтобы металл не уехал из страны

Против лома: какие приемы применяют чиновники, чтобы металл не уехал из страны Фото - Тахир САСЫКОВ

В стране зреет очередной скандал: сборщики металлолома жалуются, что государство не дает им продавать на свободном рынке то, что кто-то выкинул как ржавый хлам.

Это значит, что под угрозой – заработок самых бедных казахстанцев, которым ради выживания приходится рыться на свалках. А чиновники мининдустрии опасаются, что, если не ввести запрет на экспорт металлолома, в Казахстане будет не из чего строить дома по госпрограмме. И, если вдуматься, правы все.

Справедливости ради стоит отметить, что сборщики металлолома спорят с министерством индустрии и инфраструктурного развития уже несколько лет. В 2018 году был снят четырехлетний запрет на экспорт лома черных и цветных металлов. Отрасль показала рост на 30 процентов. Но уже через год мининдустрии вновь подняло тему запрета – негоже, когда весь казахстанский лом уходит на экспорт, а отечественные заводы простаивают без сырья.

Официальный запрет с тех пор пока не был объявлен ни разу, но, как уверяют бизнесмены, занятые ломозаготовкой, он есть.

– Запрет действует почти год. Мы постоянно встречаемся с уполномоченным органом, и нам постоянно говорят: отдайте лом по дешевке нашим заводам. Мы хотим сделать эту проблему публичной, чтобы она нашла решение. Если же и это не возымеет действия, придется обращаться в правоохранительные органы, – рассказывает президент Республиканского союза промышленников вторичной металлургии Владимир ДВОРЕЦКИЙ.

Накануне Наурыза представители отрасли со всего Казахстана собрались в столичном отеле, чтобы обсудить, что делать дальше.

Как уверяет Владимир Дворецкий, за год негласного запрета отрасль потеряла более 70 миллиардов тенге, причем 60 процентов этих денег должны были достаться самозанятым сборщикам на местах. 140 предприятий прекратили свою деятельность. Зато 5 казахстанских металлургических заводов сэкономили вкупе 7 миллиардов тенге.

– Собирается столько лома, насколько этот сбор мотивирован. До запрета, который был введен в 2014 году, мы легко собирали 3–3,5 миллиона тонн. Из них на внутренний рынок максимум ушло в 2011 году 1,7 миллиона тонн. В основном же показатели внутреннего потребления – 1,2–1,3 миллиона тонн. Всё остальное шло на экспорт. Если бы не было экспорта, то лом бы терял свои ценные свойства, подвергался бы коррозии и наносил ущерб экологии. То есть чем больше лома собирается, тем это выгоднее стране, – объясняет Владимир Дворецкий.

А чтобы самозанятым и безработным было веселее копаться в мусорках, выуживая ценные куски металла, ассоциация даже согласна их формально трудоустроить – платить за каждого 3 процента агентских, в которых бы “сидели” налоги и обязательные отчисления.

Главное, о чем просят ломозаготовители государство, – это не вводить запрет на экспорт лома.

Ведь отечественные заводы, оставшись без внешней конкуренции, могут обнаглеть вконец и снизить цену закупа лома в разы.

Патриотизм против кредитов

К слову, в октябре прошлого года Евразийская экономическая комиссия уже выпускала резолюцию, в которой призывала Казахстан устранить барьер, связанный с ограничениями на вывоз лома черных и цветных металлов из страны в государства Евразийского экономического союза. Но, как уверяют бизнесмены, до сих пор тем, кто не хочет грузить лом на казахстанские заводы, приходят отказы в погрузке на экспорт со стороны казахстанских железных дорог.

– В декабре 2020 года у меня стояли и ждали разрешения 50 вагонов лома, я их смог кое-как отправить в Россию только в марте. Всё это время я сидел без денег. Мне пришлось сокращать рабочих, закрывать базы, у меня были просрочки по кредитам… – рассказывает директор ТОО “АСР-Трейд” Асылбек АБИЛЬДИНОВ.

Как рассказывает предприниматель, ломозаготовителям разрешают отгружать на экспорт столько же лома, сколько они поставили на отечественные заводы. Но с казахстанскими металлопереработчиками связываться никто не хочет. Заводы, во-первых, сразу предлагают цену гораздо меньше, чем россияне, а во-вторых, постоянно задерживают платежи. Ну и, в-третьих, вечно пытаются заплатить меньше, ссылаясь на низкое качество и сорность лома.

А для некоторых из сборщиков патриотизм и вовсе оборачивается дополнительными тратами:

– Мы находимся на западе, а основные металлургические заводы – в центральной части страны. От станции Шалкар до Темиртау – 1 310 километров, тариф ҚТЖ на перевозку – 497 тысяч тенге. При этом до завода в российском Новотроицке, который мне ближе, тариф на перевозку – всего 193 тысячи тенге! Мне говорят: вы не патриоты, раз не переживаете о наших заводах. Но кто за нас переживать будет? Скиньте тарифы на перевозку – я готов отправить хоть куда! – рассказывает ломозаготовитель из Западно-Казахстанской области Есенгельды КУЛЬМАГАМБЕТОВ.

Кому-то – мусор, а кому-то – сырье

На встречу с ломозаготовителями из профильного министерства индустрии и инфраструктурного развития приехал вице-министр Аманияз ЕРЖАНОВ.

Он еще раз заверил бизнесменов, что запрета на экспорт лома нет, но в то же время прошлой весной представители профильных ассоциаций подписали с мининдустрии и казахстанскими заводами меморандум о сотрудничестве, в котором взяли на себя обязательства сначала обеспечивать потребности местных металлургов, а потом уже везти лом на экспорт. И, чтобы у сборщиков было меньше соблазнов этот договор нарушить, МИИР разработал проект приказа о запрете экспорта лома цветных и черных металлов автомобильным транспортом. Документ почти согласован и к концу марта, скорее всего, вступит в силу.

– Данный запрет обусловлен, прежде всего, ростом теневого вывоза лома автомобильным транспортом, особенно из граничащих с Российской Федерацией областей. Имеются случаи хищения металлических изделий – люков и кабелей. Кое-где даже столбы металлические с корнем вырывают и на металл сдают. Также есть рост неуплаты налогов и порча автомобильных дорог перегруженными металловозами. Речь идет о прямой угрозе национальной экономической безопасности, – уверяет Аманияз Ержанов.

МИИР провел анализ и выяснил, что запрет на экспорт металлолома существует во многих странах, в том числе – членах ЕАЭС. Беларусь, к примеру, установила квоты на вывоз, Армения запретила полностью.

А всё потому, что ржавые железяки в масштабах страны – не мусор, а ценное сырье. И государству куда выгоднее продавать произведенные из него трубы, швеллеры и арматуру.

Но и это не самое главное.

От железяки до квартиры

– Нам в этом году нужно построить 17 миллионов метров жилья. Где наши строительные компании будут брать арматуру? В России или Узбекистане? Давайте так и сделаем! Всё будем покупать в Китае, России, Узбекистане, а лом весь туда раздадим, – напомнил о стратегических планах государства Ержанов.

Правда, как потом признался в кулуарах встречи вице-министр индустрии, четкого плана, как заставить металлургические заводы, ориентированные торговать за валюту, снабжать исключительно отечественные стройкомпании, в ведомстве нет. Скорее всего, металлургов освободят от уплаты НДС при поставке материалов на стройки. Но пока этот вопрос – на обсуждении.

Тем не менее интересный факт от МИИР: все вместе казахстанские металлургические заводы загружены на 51 процент. Из них есть те, кто работает лишь на треть от проектной мощности, и есть “АрселорМиттал Темиртау”, загруженный на 87 процентов.

– Я бы и рад платить за металлолом, как российский завод, но если так, то по какой цене я арматуру продавать буду должен? У россиян, наверное, какие-то субсидии есть, раз они при таких закупочных ценах могут в прибыль работать. У нас таких льгот нет, – рассказывает директор завода “Феррум-Втор” Бегим КУДАБАЕВ.

Его предприятие загружено было в прошлом году менее чем на треть – закупочная цена (105 тысяч за тонну лома) мало кому из сборщиков железа показалась привлекательной. Оно и понятно – россияне берут лом по 140 тысяч тенге за тонну.

– Чтобы хоть как-то найти сырье, я закупил технику, чтобы самостоятельно ездить по Туркестанской области и собирать лом у населения. Люди с радостью отдавали мне его по 80 тысяч тенге за тонну. Но завод всё равно загрузить не получилось, – рассказывает Кудабаев.

Он тоже приехал на встречу сборщиков металлолома в Нур-Султан, хотел обратиться к их совести: как можно за собранное на свалках задирать такую цену? Потом же по цепочке дорожает арматура. И в итоге – квадратные метры новостроек. Но металлургов на встречу не пустили.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи