Опубликовано: 1600

Почему наши компании предпочитают продавать акции в Лондоне, а не в Казахстане - эксперт

Почему наши компании предпочитают продавать акции в Лондоне, а не в Казахстане - эксперт

Почти 1 триллион 400 миллиардов тенге высвободится из пенсионного фонда в начале 2021 года, и граждане смогут распорядиться ими четырьмя способами. Один из них – передать деньги в управление финансовым компаниям для покупки ценных бумаг.

Но есть ли что покупать? И почему наши компании предпочитают продавать акции в Лондоне, а не внутри страны? Обо всех тайнах фондового рынка мы поговорили с исполнительным директором Казахстанской ассоциации миноритарных акционеров Данияром ТЕМИРБАЕВЫМ.

Сумма с 12 нулями в виде досрочно изъятых пенсионных накоплений – это приток свежей крови в экономику страны, который был бы способен оживить рынок и вывести страну из рецессии. Но смотря куда будут потрачены эти сбережения.

По предварительной оценке экспертов, большинство граждан используют деньги на покупку жилья. При этом упустив возможность действительно приумножить капитал, используя механизмы фондового рынка.

В США, несомненно, в аналогичной ситуации граждане бы кинулись покупать акции компаний: у любого официанта и дворника, далекого от Уолл-стрит, есть заначка из акций пары-тройки компаний, которыми управляют многочисленные фонды. Почему же наши граждане лишены такой возможности? Не пришло ли время наконец-то дать шанс зарабатывать, используя фондовый рынок, и простым смертным?

– То, что потенциально из пенсионной системы могут высвободиться 1,4 триллиона тенге, – это шанс для развития казахстанского рынка ценных бумаг. Было бы большим попустительством не воспользоваться этим, – говорит Данияр Темирбаев. По сути, с созданием ЕНПФ в Казахстане фондовый рынок превратился в “рынок одного покупателя и продавца”. Если у вкладчиков ЕНПФ появится выбор управляющего пенсионными активами, то они смогут влиять на инвестиционную доходность в соответствии со своим риск-аппетитом. Хочется большой инвестиционной доходности, готовы рискнуть? Добро пожаловать в частную управляющую компанию, там смогут предложить сформировать умеренный или агрессивный инвестиционный портфель. Но, опять же, вопрос нужно решать с одновременным расширением предложения ценных бумаг путем приватизации, которая должна иметь публичный характер – преимущественно путем IPO. Я считаю, что можно рассмотреть возможность массовой приватизации, предоставив акции компаний с госучастием безвозмездно гражданам, имеющим минимальные доходы (или со значительным дисконтом к оценочной стоимости).

Почему провалилось IPO?

– Но шансы развить IPO были и до этого. Почему же не свершилось? Попытки раскачать фондовый рынок были предприняты много лет назад. Тогда собирались отдать народу десятки компаний, а в результате – получили пшик…

– У нас специфика фондового рынка в том, что мы пошли по пути континентальной Европы – все эти годы развивали банковский сектор. Именно банки стали основным транспортом капитала в экономике. В странах англосаксонского мира фондовый рынок исторически развивался вместе с банковским кредитом.

Причина и в том, что наша приватизация не стала толчком для развития фондового рынка. В той же России была ваучерная приватизация, которую много критиковали, но там появилось огромное количество эмитентов на рынке, акции многих компаний с госучастием в РФ торгуются на бирже. Сегодня там около 6 миллионов розничных инвесторов.

У нас не было по-настоящему массовой приватизации, в основном выставили на рынок предприятия, которые лежали на боку.

До сих пор лакомые кусочки остаются в активах государства. У правительства Казахстана был 5-летний план вывести 8 компаний на рынок до 2020 года. Время истекло, и что мы имеем в итоге? Всего одна компания оказалась на фондовом рынке, за 30 лет в целом можно насчитать всего 5 компаний с госучастием, которые стали публичными и их акции представлены на бирже. В основном IPO компаний с госучастием начиная с 2012 года проходило с размещением не более 10 процентов голосующих акций. Это совсем небольшой пакет, который не может привлечь крупных институциональных инвесторов. А также это не тот объем, который обеспечил бы ликвидность по размещенным бумагам.

Не хотят открывать секреты…

– Почему же наши компании массово не выходят на фондовый рынок, ведь это привлечение средств? Что, им деньги не нужны?

– Возможно, что это опасения потерять контроль над бизнесом. У части собственников казахстанских компаний психология драгдилера – они живут в страхе, что их вот-вот начнут обыскивать, что-нибудь обязательно найдут, заберут и пришьют дело. Поэтому они стараются держать свои активы в разных кубышках, чтобы всё сразу не смогли отнять. Другой важный момент: сам вывод компаний на фондовый рынок означает, что должны стать публичными многие данные. Перспектива раскрытия информации, важной для инвесторов, пугает часть собственников компаний.

Чтобы фондовый рынок страны развивался и пенсионные активы можно было инвестировать на внутреннем рынке не только в государственные ценные бумаги, нужна приватизация государственных активов, преимущественно путем IPO.

Для этого нужно поднять уровень корпоративного управления компаний, чтобы они соответствовали международным стандартам, чтобы инвесторы доверяли менеджменту этих компаний и не возникало много неудобных вопросов.

Надо понимать, что розничные инвесторы обеспечивают активность торговли ценными бумагами, они создают ликвидность на стороне предложения бумаг, имея, как правило, более короткий горизонт инвестиций, чем институционалы. Кому-то нужны деньги срочно, он скидывает акции, кто-то решил вложить – купил. Это наши граждане, которые ищут альтернативу депозитам и инвестициям в недвижимость. Институциональные инвесторы (пенсионные фонды, страховые компании, инвестфонды, хедж-фонды и т. д.) располагают длинными деньгами, они создают устойчивый долгосрочный спрос на ценные бумаги

Как наши компании “ходят налево”

– Вы говорили, что сегодня даже минимальные пакеты акций и те выставляются за границей?

– Да, есть такая проблема. Для примера приведу компанию “Казатомпром”. Она вышла на рынок с 10 процентами акций, потом доразместила еще 15 процентов. И видно невооруженным глазом, что отдается предпочтение размещению акций на зарубежных площадках, а не на наших AIX или KASE. Судите сами, в июне были размещены акции в размере 35 процентов на внутреннем рынке и 65 процентов на Лондонской бирже. Для розницы было выделено всего 385 тысяч бумаг, предложение было очень ограниченно, и спрос превысил его в 3 раза! Если бы полностью удовлетворили существующий реальный спрос, то 7 процентов купили бы казахстанские инвесторы (речь идет только о розничных), в результате они смогли купить всего 2,5 процента.

Наши госкомпании развивают Лондонскую биржу, а наш рынок так и остается неактивным. На высоком уровне часто говорят о необходимости развития внутреннего фондового рынка. Но для этого нужно в первую очередь удовлетворять спрос на ценные бумаги со стороны внутренних инвесторов, а уже потом зарубежных. И когда наибольшая часть акций в свободном обращении будет на наших биржах, иностранцы могут заинтересоваться нашими фондовыми площадками.

Есть примеры той же Саудовской Аравии, где нефтедобывающая компания “Saudi Aramco” все акции, которые были выделены под IPO, реализовала на Саудовской фондовой бирже. Объем превысил 25 миллиардов долларов. Иностранцы пришли в страну, открыли офисы, создали рабочие места, стали платить налоги. То же самое можно сделать и у нас.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи