Опубликовано: 7300

"Мы слишком зависим друг от друга": отчего появилось разочарование в ЕАЭС

"Мы слишком зависим друг от друга": отчего появилось разочарование в ЕАЭС

Недавно в онлайн-формате не смогли прийти к общему решению о ценах на газ премьер-министры стран ЕАЭС. Вопрос решено было оставить на суд президентов, которые должны увидеться очно 19 мая в Минске. Вот только сейчас, в условиях пандемии, под вопросом не только эта встреча, но и жизнеспособность всей интеграции. Или нет? “КАРАВАН” поговорил об этом с экспертами.

Своя игра без победителей

В соседнем Кыргызстане вот уже месяц политики-националисты и некоторые граждане требуют, чтобы страна если и не вышла из Евразийского экономического союза, то хотя бы поставила свое членство на паузу. Между тем разочарование союзом высказывают не только они.

Часто критикуют ЕАЭС белорусский президент Александр Лукашенко, власти Армении и казахстанские бизнесмены.

Политолог Досым САТПАЕВ считает, что корни проблем надо искать еще в 2015 году, когда Таможенный союз только трансформировался в Евразийский экономический.

– С самого начала создания ЕАЭС сложилась ситуация тотального недоверия участников к друг другу: Россия создает нетарифные барьеры для Казахстана и Беларуси, Казахстан – для Кыргызстана. И так далее, – говорит он.

Как отмечает эксперт, этой ситуации весьма способствовало то, что, задекларировав общий рынок товаров и услуг, Российская Федерация, как самый крупный игрок в Союзе, стала защищать своих производителей, активно используя методы нетарифного регулирования. Из-за этого Казахстан, который изначально начал играть честно и открыто, просто подписал смертный приговор некоторым отечественным бизнесменам.

– Вина Казахстана в том, что он ринулся в омут с головой, не научившись толком плавать. Для России этот проект был прежде всего геополитическим. В условиях отдаления Украины от России ей было очень важно показать всему миру, что на постсоветском пространстве есть страны, поддерживающие ее. И, кстати, включение в ЕАЭС Кыргызстана и Армении преследовало ту же самую цель, – говорит он.

Собственно, именно поэтому, как уверен Досым Сатпаев, объединение будет существовать еще очень долго.

– Процедура выхода из ЕАЭС занимает год. И технически, наверное, можно это сделать.

Но по факту, если Казахстан или другая страна решат выйти из этого союза, Россия воспримет этот акт как недружественный.

Вспомните – проблемы Украины начались после того, как она отказалась войти в Таможенный союз. Чем всё закончилось? А чем может закончиться такой демарш для действующего члена ЕАЭС? – задается он вопросом.

Общие беды

За последние несколько лет кроме внутренних взаимных обид ЕАЭС столкнулся с антироссийскими санкциями, которые затронули всех его участников. Сейчас наши страны борются с коронавирусом и подсчитывают возможные убытки от падения нефтяных цен. А что же само объединение? Есть ли у него какое-то общее решение внешних и внутренних проблем?

Практически с самого начала весны, когда все столкнулись с пандемией, Евразийская экономическая комиссия выпустила временный запрет на экспорт лука, чеснока, репы, ржи, риса, гречихи, проса, круп, муки грубого помола и гранул из зерна злаков, обрушенного гречневого зерна, готовых пищевых продуктов из гречки, дробленых и недробленых соевых бобов и семян подсолнечника. За неделю до этого был введен запрет на вывоз из ЕАЭС средств индивидуальной защиты и дезинфекции. Еще раньше на ввоз этих медицинских средств была отменена ввозная таможенная пошлина.

То есть работа на благо всех стран-участниц идет? Чем же тогда обусловлена новая волна недовольства евразийством? Как считает эксперт Института востоковедения Российской академии наук Александр ВОРОБЬЕВ, настроения внутри отдельных стран вызваны во многом внешними факторами.

– Текущая ситуация на нефтяных рынках, естественно, в первую очередь бьет по нефтедобывающим странам. В ЕАЭС это Россия и Казахстан. Насколько я помню, у вас в Казахстане себестоимость добычи нефти выше, чем у нас, в России. Но все же последствия будут серьезны и для вас, и для нас. А следом пострадают страны-поставщики трудовых мигрантов. Например, Кыргызстан. Из-за снижения доходов России они могут остаться без работы. Вернутся на родину – а там тоже безработица. Это может спровоцировать социальный взрыв, – говорит российский экономист.

Поэтому, как считает эксперт, в ближайшее время в ЕАЭС будет наблюдаться некоторое отдаление стран-участниц друг от друга. Все поняли, что интеграция – это не только общие рынки товаров и услуг, капитала и труда, но и общие проблемы.

– Есть организации, которые формально не распались, но деградировали, превратились в дискуссионный клуб. Я думаю, что ЕАЭС все же избежит подобной участи. Возможно, заинтересованность стран-участниц в экономическом росте и развитии промышленности даже в чем-то сблизит их. Но при этом многие экономические вопросы страны все чаще будут хотеть решать более самостоятельно, – прогнозирует Александр Воробьев.

Вместе навсегда

В то же время казахстанский политик и экономист Петр СВОИК считает, что время ЕАЭС только-только наступает. Да, сейчас некоторые участники в нем разочарованы, но спровоцировано это, прежде всего, тем, что изначально им не хотелось принимать всю правду.

– Евразийский союз сейчас декларируется как экономический. Но пока это только торговля, а она существовала и раньше. Более того, именно факт создания Таможенного и Евразийского экономических союзов вызвал

Майдан и все прочие последствия, приведшие как раз к снижению торговых оборотов, – они до сих пор не вышли на “досоюзный” уровень. Как правильно с самого начала говорили его противники, это политическая организация.

И надо это понять и признать, – говорит он.

Как уверен экономист, за коронавирусом и падением цен на нефть последует ни много ни мало смена контуров политико-экономической карты мира.

– Океанские лайнеры, автомобили, косметика, детская присыпка и прочие товары хоть и производятся транснациональными корпорациями, но все же рассредоточены по миру. Существует лишь один продукт, на который есть глобальная монополия. Это производство доллара. И как раз эта монополия в системном кризисе, поэтому и появился президент Трамп, пытающийся спустить глобальный финансовый кризис на тормозах и вернуть американскую валюту к себе на родину. В новом мировом раскладе Америка станет снова великой, но в своем ареале. Например, в Европе она будет представлена вытащенной из Евросоюза Англией, а в Азии – Австралией с Новой Зеландией. В целом грядет новый передел мира – регионализация. Центрами нового мира станут кроме США Китай, ужавшийся Евросоюз и, конечно, Евразийский экономический союз, границы которого будут определять некая общая валюта или функционирующие согласованно наборы валют. А мы уже не просто в ЕАЭС, но и одни из учредителей, поэтому будем частью и дальнейших процессов. Вопрос лишь в том, на каких условиях? – задается вопросом Петр Своик. Совет нерушимый: что дал Казахстану ЕАЭС

Процесс переформатирования мира займет как минимум несколько лет. За это время, скорее всего, в рамках ЕАЭС будут внедрены понятия “общий рынок энергоносителей” и “общий рынок капитала”.

По рынку энергоносителей, как известно, главы правительств на прошлой неделе не договорились, о рынке капитала вообще пока мало говорится, потому что уж больно сложная эта тема. Но, как уверен Своик, сколько такой разговор ни откладывай, а вытекающие вопросы решать придется.

У нас в этой связи есть, конечно, варианты, но все они не могут не исходить из того, что мы решающим образом зависим от России не только по импорту, но и по экспорту – три четверти экспорта нашей нефти и металлургической продукции идет в Европу, причем по российским железным дорогам, трубопроводам и через российские порты. Поэтому, если на создании общих институтов не будем настаивать мы, не вполне выгодные идеи для нас могут озвучить россияне. Например, что Россия будет покупать наше сырье на своих границах, а дальше уже сама будет им распоряжаться, – говорит Петр Своик.

Союз зависимых

Политолог Эдуард ПОЛЕТАЕВ считает, что пока о самостоятельности ЕАЭС говорить не приходится – союз держится на политической воле глав государств, в него входящих.

– За пять лет существования в рамках ЕАЭС не единожды с гордостью подчеркивалось, что в условиях интеграции удалось добиться четырех свобод: перемещения товаров, трудовых ресурсов, капиталов и услуг. Но сейчас, когда все границы закрыты, временно осталась лишь одна свобода – свобода перемещения грузов. Да и с той периодически возникают те или иные сложности, – отмечает он.

Но, по мнению эксперта, это вовсе не повод говорить о том, что ЕАЭС сейчас в кризисе. Напротив – быстрые решения Евразийской экономической комиссии об ограничении экспорта продовольствия и обнулении таможенных пошлин на различные товары доказывают, что работа идет. Возможно, не так быстро, как хотелось бы.

Многое тормозится в том числе из-за страха потери суверенитета в странах – участницах союза.

А сейчас, когда люди лишились главного бонуса интеграции – возможности свободно перемещаться по странам, вполне естественно, что разговоры о ненужности тех или иных союзов зазвучали с новой силой.

– Я думаю, что текущая ситуация в мире немного затормозит интеграцию. К примеру, по общему рынку энергоносителей стороны должны были прийти к решению еще в 2019 году, но до сих пор не могут договориться. И сейчас на эти переговоры накладывается низкая цена нефти и газа, – говорит Эдуард Полетаев.

Но, как подчеркивает эксперт, кроме нефти и газа у нас много иных точек соприкосновения. Например – цифровизация. В условиях всеобщей изоляции это направление выглядит как никогда актуально. И Полетаев не исключает того, что в ближайшее время мы услышим о новых проектах в этой сфере.

И в любом случае все эксперты сходятся во мнении, что нашим странам нужна интеграция – слишком мы все зависим друг от друга.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи