Опубликовано: 740

Мой адрес – улица: сколько уличных и скрытых бездомных в Казахстане

Мой адрес – улица: сколько уличных и скрытых бездомных в Казахстане Фото - Тахир САСЫКОВ

По данным последней переписи населения в 2009 году, в нашей стране насчитывалось порядка 6 тысяч граждан без определенного места жительства (сокращенно – БОМЖ). Однако реальные данные в разы выше. Так, только за один день операции “Бродяга” в октябре 2020 года в полицию доставили порядка 5,5 тысячи лиц БОМЖ.

Переполненные приюты

Проблема бездомности – фактической (ее еще называют уличной) и скрытой, а также потенциальной – в период пандемии COVID-19 в стране резко обострилась.

– Оставшихся без доходов граждан принудительно выселяли из съемного жилья, люди обращались в приюты для бездомных, которые во время пандемии были переполнены. Казахстанцы старались как можно дольше задержаться у родственников, знакомых. Многие ночевали на улицах, в парках, на лавочках, что рассматривалось как нарушение карантинного режима и наказывалось, – рассказывает исследователь проблем уличной бездомности Алишер КОЖАГУЛОВ.

По словам эксперта, точное количество бездомных в Казахстане, как и во всем мире, сложно назвать.

– По примерным подсчетам, это около 1 миллиарда бездомных, включая скрытых. С учетом пандемии финансовый кризис и кризис в здравоохранении перерастут в кризис в области жилья. По оценкам ООН-Хабитат (Программа по населенным пунктам), число бездомных к 2030 году вырастет до 3 миллиардов человек, – говорит Кожагулов.

Бескровные и бесправные

– Понятие бездомности не предусмотрено в национальном законодательстве, нет критериев определения и реальных механизмов для снижения ее уровня. Мы неоднократно ставили вопрос перед госорганами по решению данной проблемы. В том числе предлагали при проведении общенациональной переписи населения внести графу по жилищному статусу граждан: указывать, кто живет в своем собственном жилье, кто – на съемной квартире и относится к скрытым бездомным, – рассказала президент Фонда развития парламентаризма Казахстана Зауреш БАТТАЛОВА.

Эксперт уверена: в отечественное законодательство необходимо ввести термин “право на достаточное жилище”, а также понятие принудительного выселения и в соответствии с международными стандартами определить, что оно недопустимо без предоставления альтернативного жилья и равнозначной компенсации.

– Рынок жилья в Казахстане – очень дорогой. Несколько лет назад ввели понятие арендного жилья, но отсутствуют гарантии того, что данное жилье закрепляет за тобой право проживания в нем без принудительного выселения или других ограничивающих права действий. В скрытой группе находятся дольщики и ипотечники, которые в любое время могут пополнить армию бездомных, – отметила Батталова.

Эксперт констатировала, что на сегодняшний день в стране нет госоргана, который бы занимался вопросами обеспечения доступным жильем. В компетенции того же министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) находятся только вопросы жилищного строительства. Цены выше крыши: почему несмотря на кризис рынок недвижимости не обрушился

– Отрадно, что при минтруда и соцзащиты с марта работает специальная рабочая группа по мониторингу выполнения рекомендаций договорных обязательств Казахстана, и на одном из заседаний рассматривалось право на достаточное жилище как основное право граждан. Ведь отсутствие возможности для реализации данного права серьезно влияет на реализацию других прав. У людей, не имеющих жилья, отсутствует регистрация по месту жительства, они не могут получить доступ к образовательным, медицинским, банковским и другим услугам, – сказала Зауреш Батталова.

И снова реформа

Руководитель управления департамента развития строительной отрасли МИИР Жанар БАЙЖИГИТОВА считает, что государство делает всё возможное для обеспечения нуждающихся граждан в жилье.

– В мае текущего года Президент дал поручение создать на основе ЖССБ институт развития “Отбасы банк”. На его базе будет организован центр обеспечения жильем, который займется централизованной постановкой на учет всех нуждающихся в жилье казахстанцев. А распределение жилья будет осуществляться по дате постановки на учет в центр. И это правильно: есть примеры, когда жилье в первую очередь получают люди, вставшие на учет в 2018–2020 годах, хотя есть граждане, которые, по информации акиматов, стоят с 1997 года, – сказала чиновница.

По ее словам, претендовать на включение в указанный центр может любой гражданин РК, не имеющий права собственности на жилье, вне зависимости от категории. Также Байжигитова напомнила, что с 2019 года в стране утверждена лестница доступности жилья. В рамках программы “Нұрлы жер”, например, граждане с доходами до 1 прожиточного минимума (примерно 32 тысячи тенге) на каждого члена семьи могут претендовать на арендное жилье.

– Кроме того, глава государства поручил проработать механизм субсидирования аренды в размере 80 процентов от арендной платы из частного жилищного фонда. Сейчас прорабатывается соответствующая концепция.

Через единого оператора жилищного строительства предлагается формировать пул арендного жилья и заключать договор с арендодателем.

Претендовать на такую меру поддержки смогут граждане с доходом ниже размера одного прожиточного минимума. При этом те, кто будет использовать госсубсидирование, с очередности сниматься не будут. После того, как они улучшат финансовое положение, смогут участвовать в госпрограммах согласно лестнице доступности жилья. Это та идеология, которую мы хотим внедрить в рамках реформирования жилищной политики, – сообщила чиновница.

От фактических до скрытых

Ну а пока наверху заняты очередной жилищной реформой, эксперты в ходе исследования выяснили проблемы уличных и скрытых бездомных казахстанцев. Как рассказала социолог Салтанат ОРАЗБЕКОВА, работа проводилась в этом году в 11 областных центрах и 2 городах республиканского значения – Алматы и Шымкенте. В среднем в каждом городе были опрошены 80 человек, всего участвовали 1 060 респондентов.

– В Казахстане понятие бездомности соприкасается с бродяжничеством и лицами БОМЖ. В Канаде – это ситуация с отсутствием постоянного надлежащего жилья и невозможностью его приобретения в ближайшей перспективе, в Ирландии – это в том числе отсутствие доступного жилья, – рассказала эксперт.

При этом во всех странах есть проблема с определением типологии бездомных.

– В Казахстане мы определили 4 категории: фактические бездомные (живут в центрах и приютах, на улице); скрытые (живут с родителями в их квартире/доме и у родственников, друзей); потенциальные (живут в домах престарелых, интернатах для сирот, общежитии, в своей квартире под угрозой выселения из-за аварийного состояния, конфискации собственности, задолженности по кредиту, в самооборудованных помещениях – контейнерах, гаражах, дачах); долгосрочные (снимают комнату в квартире/частном доме, спальное место в хостеле, живут в съемной квартире/доме, арендуют социальное жилье по госпрограмме), – сообщила Оразбекова.

И хлеб насущный, и счастье

Большинству уличных бездомных (73 процента) не хватает денег на питание, для скрытых бездомных (35 процентов) проблемой является покупка вещей длительного пользования, а потенциальным и долгосрочным бездом-ным недостаточно средств для приобретения одежды.

– В списке проблем для бездомных всех категорий на первых позициях – отсутствие доступного безопасного жилья, подходящей работы и достойной оплаты труда. Уличные бездомные указали на трудности с полноценным питанием, добротой и сочувственным отношением окружающих, защитой государства от снижения уровня жизни. Также они назвали сложности с получением медпомощи, одежды, защиты от уличной преступности.

Среди страхов уличные бездомные в первую очередь отметили одиночество и неясность перспектив на будущее.

Для трех остальных категорий бездомных это страх остаться без крыши над головой, резкий рост цен на продукты и комуслуги, – акцентировала Салтанат Оразбекова.

В числе причин бездомности обитатели временных учреждений и улиц чаще указывали злоупотребление алкоголем, семейные обстоятельства (развод), отсутствие работы и средств для аренды жилья. 12 процентов респондентов из приютов сообщили, что вышли из спецучреждений (тюрем, больниц), 8 процентов этой же категории сослались на квартирное мошенничество.

Отметим, помимо уже названных проблем с нормальным питанием обитатели улиц и приютов перечислили невозможность трудоустройства без постоянного жилья, социальную изоляцию и отказ родственников, недоступность бытовых благ (туалет, душ), боязнь насилия и преследования полиции, а еще – проблемы с психическим здоровьем.

География бездомности

Авторы исследования составили социальный портрет бездомных. Так, среди уличных бездомных – это чаще всего мужчины 46–55 лет и старше, с неполным средним или средним образованием, холостые, не имеющие дохода и работы, средний стаж бездомности – 3 года. Больше всего фактических бездомных в Кокшетау, Уральске, Караганде и Шымкенте.

– Среди скрытых бездомных больше женщин 18–29 лет, со средним специальным образованием, незамужних, с доходом от 101 до 200 тысяч тенге, чаще это работницы частной сферы, средний стаж бездомности – 15 лет. Больше всего представлены в Костанае, Семее, Кызылорде, – рассказала социолог.

Доля потенциальных бездомных среди мужчин и женщин одинакова. Это граждане 18–45 лет со средним специальным образованием, семейные, доходы – от 61 до 150 тысяч тенге. Больше всего таковых в Актау, Актобе, Кызылорде, Таразе и Алматы.

– Наиболее уязвимыми в этой категории являются лица, проживающие на дачах и в контейнерах, где отсутствуют базовые жилищные условия (горячая вода, электроэнергия, туалет, душ). Среди них больше всего представлены женатые и замужние, так что можно говорить о семейном типе бездомности, – подчеркнула эксперт. За чертой вредности: чтобы получить квартиру, сироты должны голодать

В зоне риска бездомности находятся и дети-сироты, которые после исполнения 23 лет обязаны покинуть дома юношества и искать себе жилье.

– Среди долгосрочных бездомных больше женщин 30–45 лет, замужних, работниц частной и бюджетной сфер. Больше всего их выявлено в Костанае, Караганде, Таразе и Туркестане. Фактором риска помимо потери зарплаты является отсутствие договорных отношений между арендодателем и арендатором, где квартиросъемщик не застрахован от выселения, – отметила Салтанат Оразбекова.

Поставили “неуд”

Прогнозы по улучшению жилищного статуса треть респондентов оценила пессимистично. Только 24 процента опрошенных собирают деньги для покупки квартиры/земли/строительства дома. На помощь государства надеются 14 процентов (стоят в очереди в акимате, участвуют в госпрограммах).

– Основным сдерживающим фактором приобретения жилья через госпрограммы названы необходимость высоких доходов, коррупция и долгое время ожидания в очереди. Более половины опрошенных слышали о госпрограммах в сфере жилья, но лишь 20 процентов вникали в нюансы. Показатель готовности участия в них не превышает 10 процентов. Доля тех, кто хотел бы принять участие, но не подходит по условиям, – до 20 процентов.

Доля готовых взять ипотеку составила 14–28 процентов. К этому решению больше склоняются долгосрочные и скрытые бездомные. Тормозящими факторами респонденты назвали невысокий доход, дороговизну жилья и высокие процентные ставки по кредиту.

– В целом 2/3 опрошенных выразили неудовлетворенность жилищной политикой государства в сфере обеспечения доступности жилья, – сообщила Салтанат Орзабекова.

Под крышей дома своего

По итогам исследования эксперты вынесли рекомендации, в числе которых – введение классификации бездомных, регулирование их правового статуса для назначения госуслуг и соцподдержки, разработка более точечных жилищных госпрограмм для отдельных социальных групп (по типу программы “Бақытты отбасы”).

– Необходимо прогнозировать риски от нововведений в жилищной политике государства (появление новых госпрограмм, субсидирование рынка недвижимости, увеличение льготного ипотечного кредитования, использование пенсионных фондов), чтобы не повторить кризис в сфере недвижимости и эффект мыльного пузыря 2007–2011 годов, – уверены специалисты.

Также, по их мнению, нужно регулировать цены на недвижимость, развивать рынок социального и арендного, а не коммерческого жилья, привлекать домостроительные комбинаты, развивать долгосрочные проекты по решению вопросов бездомности, особенно уличной, с привлечением общественных организаций.

– Необходимо систематизировать данные полиции, приютов и кризисных центров по уличным бездомным и живущим во временных учреждениях лицам. Обитателям улиц – предоставлять юридическую поддержку в восстановлении документов и получении социальной помощи, разработать для них специальные социальные услуги. А также увеличить срок пребывания во временных учреждениях до 2–3 лет (сейчас он составляет от 30 дней до года). Для потенциальных и долгосрочных бездомных создать временные жилища, чтобы не допустить их перехода в статус уличных бездомных, – предлагают эксперты.

Нам бы хотелось пожелать каждому бездомному казахстанцу в новом году обрести собственный кров и знать, что под солнцем есть крыша вашего дома.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи