Опубликовано: 1464

КАрова с парашУтом

КАрова с парашУтом

Теперь в этих словах дети будут делать значительно меньше ошибок. Им должна помочь реформа русского языка. Нам она тоже поможет... сойти с ума.

Вот уже два года как российские ученые основательно взялись "за великий и могучий русский язык". По их мнению, реформа языка была неизбежна еще много лет назад. Язык "оброс" правилами и исключениями, дополнениями и поправками. Его срочно надо было упрощать и делать более современным. Язык в прежнем виде изжил себя. Особенно сильно устарела его фонема (так считают языковеды), - это когда произносится одно количество звуков, а на письме они не соответствуют другому количеству букв. Кроме того (ученые возмущены), - сколько можно слышать одно, а писать совсем другое : это про молоко и корову. Не говоря уже про знаки препинания. Там вообще все запутано: скобки, запятые, тире, двоеточия... всего много, а толку мало. Народ грамотнее не становится. Язык легче не делается. В общем, со всем этим надо было что-то делать. Поэтому ученые под руководством профессора В.Лопатина исследовали самые распространенные орфографические ошибки и определили направления, в которых реформа языка будет развиваться. Решили идти по пути упрощения написания отдельных слов, "устранения колебаний" и изменению пунктуации. Так был создан "Свод правил русской орфографии и пунктуации". Всего знатоки языка предложили 23 новых орфографических правила и почти что новую пунктуацию. После чего модернизированный русский обсуждался в Госдуме. Это было в прошлом году. Что показало обсуждение? Что реформа вымученная и надуманная. Одни заморочки сменились на другие и что теперь с ними делать, не понятно. В общем, депутатам реформа не понравилась. Однако когда дело дошло до голосования, "за" проголосовало на одного человека больше. Так с перевесом в один голос реформа " вошла в жизнь" России. Реформе дали зеленый свет. Что дальше? Надо готовиться к новому правописанию: некоторые слова будут писаться, как слышатся: например, "парашут", "карова", "заиц". А некоторые как и прежде: "жюри" и все тут. В словах "конвейер", "фейерверк" и подобных сочетаниях "ей" - рекомендовано не писать букву "й". Вместо нее предложено писать букву "е": феерверк, конвеер. Называется новшество - устранение колебаний. В список реформированных попали и наречия, которые всегда и всю жизнь писались раздельно: "в сердцах, до упаду" и так далее. Нынче, если будете "непрочь" сплясать " доупаду", то все-таки постарайтесь держаться "навесу". Приблизтельно так будет выглядеть предложение с этими словами в новом варианте. Претерпело изменения и правило, связанное с компонентом "пол". Помните: пол-лимона, но полстраны. Теперь между лимоном и страной не будет никакой существенной разницы. И то и другое будет писаться через дефис. Почти полностью были изменены правила, касающиеся пунктуации. Перечислять их нет смысла. Проще взять учебник (если таковой уже имеется по новому русскому языку и просветиться). Мелочь? Однако, далеко не все россияне в восторге от нововведений. А уж что делать нам, привязанным к языку, но живущим далече, не знает никто. Российским ученым и в голову не пришло (равно как и депутатам), что за пределами России живут еще 250 миллионов русскоязычных и миллионы говорящих на "великом и могучем" иностранцев. Единый язык, некогда связывающий людей, окажется разорванным. Русскоязычные иностранцы окажутся отрезанными от единого информационного поля. Поэтому, не исключено, что реформа языка станет большой проблемой всего постсоветского пространства. И особенно это "ударит" по молодежи, которая в поисках знаний мигрирует в Россию постоянно. У себя дома она будет изучать старый русский язык, а при поступлении в российский вуз необходимо будет демонстрировать знания нового русского языка. Что на местах будет подразумеваться под русским языком: старый вариант или новый? Как долго можно будет пользоваться вариантом старого языка? Когда новый язык окончательно вступит в силу? Эти вопросы встают сами собой при одном упоминании о новации. Увы, получить на них вразумительные ответы пока практически невозможно. Наши чиновники от образования слегка расстроены: заняли выжидательную позицию и ждут, чем закончится российская затея. Проявлять инициативу они не хотят. На вопрос: "Что намерены делать уже завтра, ведь новые правила - это в перспективе - новые учебники, новые методические пособия и словари, кто все это будет выпускать?", - чиновники департамента образования города Алматы так и говорят: "Не знаем". И добавляют: "Нам бы со своими учебниками разобраться, а вы тут еще с реформами пристаете". Преподаватели русского языка наших школ смотрят на проблему упрощения языка более радужно и оптимистично. Представьте себе, специалисты довольны. Сотрудники кафедры русского языка Казахского государственного университета имени Аль-Фараби говорят, что им не придется сильно долго перестраиваться и приспосабливаться к новым правилам. Для них они понятны и желанны. И что бы там не говорили обыватели, которых всегда и везде большинство, знатоки русского языка приветствуют перемены и готовы хоть завтра начать внедрять в массы новый русский. А что говорят обыватели, которых большинство? Люди думают, что поколение "старорусских язычников" останется верным прежним правилам языка. Не время им переучиваться. А вот молодежь, замороченная новизной, вряд ли когда станет грамотной "по-новому". Молодые люди не смогут так быстро отказаться от прежних знаний и усвоить новые. У них в головах начнется путаница, которую даже зубрежкой не устранишь. Единственные, кто сможет легко и просто начать учить новые правила, так это первоклассники "первого призыва" в школу. Им еще абсолютно все равно, что и как пишется. Если они начнут учить новый язык с нуля, с чистого листа, то у них не будет проблем ни с произношением. ни с написанием, ни с пунктуацией. Собственно, если бы "свод правил" был актуален только для новых учеников школ, а всем остальным разрешили бы плавно осваивать 23 пункта орфографии, возможно у реформы было бы меньше оппонентов. Но сейчас их много. И вот почему. Главная претензия большинства заключается в том, что такая важная проблема (государственная) как реформа языка, должна была по меньшей мере обсуждаться не в Госдуме, а на всенародном референдуме. Оппоненты реформы горячо настаивали на проведении широкой дискуссии среди российской общественности, и в первую очередь среди работников образования и культуры. Обсуждения не было. Ни там, в России, ни у нас, в Казахстане. И уже не будет. Если реформу утвердит Россйиская Академия Наук, то в России будет объявлен мораторий, за время которого ученые надеются, что люди привыкнут писать по-новому, а старое правописание будет признано ошибочным. На переходный период отведено от двух до четырех лет. Казахстан же окажется поставлен перед фактом: он вынужден будет принять новые правила "игры". И потом уже все будет зависеть от способности чиновников совладать со своею растерянностью. Потому что если они будут пребывать в таком состоянии относительно долго, русскоязычному населению можно будет проститься с вузами Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Томска. И всем тем, кто завязан с Россией деловым партнерством, тоже придется ломать голову: как быть? А как выдержат новшество компьютеры, запрограммированные работать только грамотно, но по старинке? Не будет ли новая грамота воспринята Всемирной компьютерной сетью как вирус? И самое главное: как и кем будет решен вопрос о судьбе русского языка на периферии, например, у нас, в Казахстане? Это будет самостоятельное решение местных чиновников от образования, или "горизонтальное указание" России? Вопросов много, а ответ, пока один: если мы окажемся втянутыми в словесную чистку, то не миновать нам "тихого очарования" новым сводом. Можно сойти с ума. Академические правки языка еще не скоро войдут в "плоть и кровь" тех, кто воспитан на Тютчеве и Пастернаке. И еще. В свое время, когда русский язык претерпевал очередную реформу, когда из его правописания исчез твердый знак, а из алфавита - некоторые буквы, Гоголь в своих дневниках писал, что никто не знает, как отразится это новшество на жизни людей в целом. Писатель свято верил в мистическое значение каждой буквы и был против "перекраивания слов" по принципу упрощения. Потом его предвидения оправдались. Но мало кто связывал революционные перемены с пустяковой реформой языка...
Загрузка...

[X]