Опубликовано: 18600

Алматы попал в ловушку средних доходов. Как из нее выбраться

Алматы попал в ловушку средних доходов. Как из нее выбраться Фото - Caravan.kz

- Сегодня в Алматы около 70 процентов всех инвестиций приходится только на три отрасли – недвижимость, транспорт и торговлю. Низкая диверсификация экономики приводит к замедлению роста доходов горожан. Город попал в так называемую ловушку средних доходов, для выхода из которой необходима глубокая диверсификация экономики, – сказал Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступая перед общественностью города в среду.

Путь для выхода Алматы из ловушки, по мнению Президента, в развитии обрабатывающей промышленности, туризма, IT-сектора и креативных индустрий. Иначе говоря, в городе надо создавать условия для развития МСБ и интеллектуального бизнеса. Но можно ли так выбраться из ловушки?

Что такое «ловушка среднего дохода»?

В конце XX века перед экономистами встала проблема: все государства, если накачивать их кредитами, сначала очень хорошо развиваются - строят заводы, двигают науку, собирают больше хлеба; но после достижения ими определенного уровня одни страны останавливаются в развитии, другие стремительно преодолевают этот потолок и выходят на уровень развития «золотого миллиарда».

Первой такой страной, пробившей потолок, стала Япония. США начали активно вкладывать средства в развитие бывшей империи после Корейской войны 1950-1953 годов. Затем Испания и Ирландия.

Позже такой же путь прошли «Азиатские драконы»: Тайвань, Сингапур, Южная Корея и Гонконг.

За «потолок» Всемирный банк взял 1/3 от уровня ВВП США в постоянных ценах 2011 года — это примерно от одной до 12 тысяч долларов.

Другие страны десятилетиями остаются в статусе развивающихся и новых индустриальных стран. Это Бразилия, Россия, Турция, Южная Африка, Филиппины, Индонезия. Это «новые индустриальные государства».

Третья группа стран как бы отскакивает от «потолка» и деградирует, не справляясь с реформами. Самый яркий пример – Аргентина.

По концепции, страна, попавшая в ловушку среднего дохода, потеряла свое конкурентное преимущество в экспорте промышленных товаров из-за роста заработной платы, но не может идти в ногу с более развитыми экономиками на рынке с высокой добавленной стоимостью. То есть залог развития страны – постоянное усложнение промышленного производства товаров с высокой долей интеллектуального труда.

Для Казахстана этот эффект выглядит таким образом:

Официальные данные всегда опираются на национальную валюту. Таким образом, видно, что экономика страны очень неплохо так растет.

Но, используя международную методику, надо опираться на данные, переведенные в доллары. И тогда получается совсем другая картина:

Тут уже четко видно, что экономика не то что не растет. Она деградирует после валютного кризиса 2014 года.

Здесь также надо учитывать другой показатель: ВВП на душу населения по паритету покупательской способности. Это рыночная стоимость всех конечных товаров и услуг с учетом паритета покупательской способности, произведенных в стране за год в среднем одним человеком.

По данным Всемирного банка, мы уже преодолели «потолок» ловушки. Но богатыми казахстанцы себя все равно не чувствуют. Почему?

Чтобы это понять, нужен другой индикатор:

Уровень ВВП в текущих ценах.

Здесь видно, что ВВП в текущих ценах в 2018 году составил только 9 тысяч 200 долларов. Наибольшего показателя мы, как и Россия, достигли в 2013 году, а затем в 2014 году откатились. Как раз угодив в «ловушку среднего дохода». Почему образовалась такая разница в цифрах?

Если внимательно просмотреть данные в верхней части таблицы, можно заметить, что наименьшую разницу между показателями в двух столбцах показывают страны с максимально открытыми экономиками. И, напротив, экономики, где показатели по ППС сильно выше ВВП в текущих ценах, не являются открытыми. Иначе говоря, мы можем производить сколько угодно товаров, но если эти товары не будут востребованы на мировом рынке, размер нашей экономики будет оставаться на одном уровне. Если не падать. И напротив, чем больше продукции мы сможем экспортировать и по большим ценам, тем больше валюты будет поступать в страну, что позволит нам покупать больше товаров, которые мы не производим, но нуждаемся.

Поэтому простые показатели ВВП, про которые нам постоянно говорят министерства и Нацбанк - больше сказочные показатели.

Как только доллар или рубль попадают в Казахстан, они начинают жить по другим законам, отличным от тех, по которым они жили в США или в России.

И так происходит со всеми валютами в разных странах. Поэтому приходится придумывать более сложные показатели, чтобы понять, что на самом деле происходит в экономике.

А уровень жизни в стране зависит не от огромного ВВП, а от ВВП в текущих ценах в валюте импорта. Он лучше отображает кризисы, рост и падение доходов населения, состояние общественного счастья.

Что же происходит в нашей экономике?

Лучше всего это можно увидеть по структуре и объему экспорта. Это и есть сильная сторона экономики. Национальный банк РК регулярно готовит статистику по внешней торговле Казахстана. И она вот такая:

Структура экспорта РК 2011-2021 годы

Видно, что ключевой товар Казахстана топливо: нефть, газ, уголь, уран. Следовательно, развитие нашей страны полностью зависит от мирового рынка. Цены на нефть растут – наше благосостояние поднимается. Цены падают – доходы тоже падают. И мы с этим ничего поделать не можем.

В 2021 году нефть и газ дали 57 процентов экспорта Казахстана. Вместе с металлами – понятно, в основном в виде проката – 75 процентов. Следующий по важности для нас товар – продовольствие – только 6 процентов. Это хлеб, мясо, масло.

Последние 20 лет экспорт из Казахстана - это в основном сырье. Разбег цифр показывает, насколько для правительства не важно развивать переработку зерна в муку, а мяса в колбасы или консервы, и как критически важно сохранить доступ к трубе. Иначе говоря, ни программы развития переработки, ни две пятилетки, ни программа индустриально-инновационного развития по факту не выстрелили. Ни одно наше правительство за 10 лет так и не осознало, насколько важно создание инновационной экономики. Проще заработать валюту на текущие цели с помощью технологий XX века, чем искать тех, кто придумает что-то новое и надеется, что это новое вдруг выстрелит в масштабах всей страны.

Почему Токаев говорил об Алматы?

Доля Алматы в экспорте страны совсем небольшая – только 6 процентов. Но это в основном экспорт готовой продукции: строительные материалы, продукты питания, гигиенические изделия, изделия из металла, продукты нефтехимии, мебель, автомобили, бумага. Поэтому город может быстрее стать промышленным и инновационным лидером для всей страны. Стать маяком, который будет указывать путь.

По данным Бюро национальной статистики РК

Основания для этого есть. В Алматы самый высокий средний уровень дохода населения. Медианный доход на душу в июле 2022 года составил 74 тысячи 770 тенге. В богатой Атырауской области медианный доход составил только 50 тысяч тенге, в Астане – 68 тысяч. В самой бедной Туркестанской области – только 42 тысячи. Средний показатель по стране – 54,8 тысячи тенге.

Эта же статистика показывает большое социальное расслоение в стране по доходам. Об этом говорит коэффициент Джинни.

Экономисты считают, что коэффициент Джини не должен быть выше значения 0,3-0,4. Когда индекс больше, в стране существует высокое неравенство.

Оно замедляет темп экономического развития и формирует «ловушку бедности», при которой общество становится беднее с каждым поколением.

В Алматы этот коэффициент самый большой – 0,321. Показатель по стране – 0,294. Скорее, это показывает, что в Алматы больше богатых, чем в других регионах страны. Есть, видимо, уже сложившийся средний класс. Тем не менее наш город остается городом контрастов.

В целом, считают экономисты, преодоление ловушки среднего дохода задача уже не экономическая, а политическая. Для роста доходов уже мало варить больше стали и собирать больше компьютеров. Нужно переходить к продукции более высокого передела, а для этого нужны инновации и конкуренция. И здесь возникает проблема: государственные институты развития и монополии уже не развивают экономику, а тормозят ее. Просто потому, что они сопротивляются конкуренции.

Если же государство взаимодействует с бизнесом, это создает еще большие проблемы. В сотрудничестве с властями бизнес привыкает получать больше преференций и продавать свой товар дороже, а покупать сырье дешевле. В начале восстановления экономики такая тесная поддержка может быть полезной. Но при усложнении экономики количество связей быстро растет, и решения через «агашек» уже не дают былого эффекта.

Отсюда возникает другая проблема: надо снижать коррупцию. Это обязательное условие для всех стран, преодолевших средний уровень дохода.

Также быстро растет роль и независимость судебной власти, растет независимость бизнеса от государственных органов, снижается уровень цензуры, растет свобода слова и роль прессы.

Все это снижает цену входа в бизнес. А значит, привлекает разный капитал во все отрасли экономики. Деньги двигаются в экономике свободно. Как и трудовые ресурсы.

Готово политическое руководство Казахстана к таким изменениям? Все это потребует изменений в законодательстве страны. Правила игры изменятся не только в пределах Алматы. Тогда и будет преодолен кризис общественного недоверия и несправедливого распределения доходов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Нурстанец 21 ноября

Алматы попал в ловушку средних акимов...