Опубликовано: 1528

Николай Шмик: Мне родителей заменили наставники

Николай Шмик: Мне родителей заменили наставники

16-летним пареньком приехал в Алма-Ату Коля Шмик, один из легендарных хоккеистов алматинского "Динамо". Случилось это в декабре 1970 года.

– Первые шаги в хоккее я делал в родном Карпинске, что в Свердловской области. Сначала играл в юношах, затем был приглашен выступать за сборную города. Не знаю, почему, но однажды ко мне обратились люди из Алма-Аты и пригласили на сборы в Первоуральск. Я даже не раздумывал: решил попытать счастья и приехал в уральский город, где проводило свои сборы алма-атинское "Динамо". Дней десять покатался с ними и получил "добро" от Айриха, который был земляком. Он родом из Краснотуринска. Поэтому в коллективе было много уральцев. Айрих сразу вызвал у меня доверие. Спокойный, по-отечески добрый, он после сборов сказал: "Ну что, Коля, поедем в Казахстан?". "Поедем", – ответил я. Но в восторг пришел, когда очутился в столице Казахстана. Не от города, который очень красив, а от того, что рядом со мной выступали такие легенды советского хоккея с мячом, как Юрий Варзин, к тому времени в составе главной команды страны несколько раз становившийся чемпионом мира (всего он четыре раза завоевывал это звание. – Прим. автора), Борис Чехлыстов, Яков Апельганец, Борис Третьяков, Валерий Бочков и другие. У них я учился играть в настоящий хоккей. В команде была творческая атмосфера. Никто ни на кого не кричал. Не обижали и молодых. Подсказывали, конечно, как действовать в той или иной ситуации. Без этого ни в одном виде спорта не бывает.

– Сразу подпустили в основу?
– Я попадал в список двадцати хоккеистов. Но на площадку выходило всего одиннадцать. Поэтому в первые два года я практически просидел на "банке". А только потом потихоньку стал попадать в основной состав. Считай, с 1972 по 1992 год играл за одну команду. Правда, был период, когда меня призвали в армию.

– Но ведь ты все равно оставался в команде?
– Так-то оно так. Но я боялся, что после службы могут от моих услуг отказаться. А произошло наоборот. Эдуард Фердинандович сказал: "Коля, оставайся". И я опять с удовольствием принял предложение главного тренера. Хотя были приглашения и в другие коллективы. В те годы наша команда была единым механизмом, которая имела свой почерк игры. И считалось за честь выступать за такую дружину. Все понимали, что вот-вот пойдут высокие результаты. Так оно и произошло. В 1977 году наша дружина стала "золотой". Тот год не забыть. Впервые в истории русского хоккея не российская команда поднялась на высшую ступень пьедестала почета. И опять пошли приглашения. Москва рада была перетащить в столицу полкоманды из Алма-Аты. В том числе и меня. Главный тренер сборной СССР Василий Дмитриевич Трофимов, он же тренировал и "Динамо", только московское, не раз на сборах главной дружины заводил разговор о переходе. Но я не соглашался. Алма-Ата стала для многих приезжих игроков второй родиной. К тому же я уже был женат. И Трофимов на следующие сборы меня не вызвал. Я понял: если бы перешел, то непременно стал бы чемпионом мира. Как Панев, Бочков, Лобачев, которые после золотого сезона покинули команду. У меня тоже была возможность заиграть в одной из российских команд, но сердце мое было в Алма-Ате.

– Не жалеешь?– Нисколько.

– А ребят, которые подались в другие команды, не осуждаешь?
– Каждый волен выбирать сам. Это его жизнь…

– Сегодня не сохранилась статистика игр. А сам ты не вел: сколько матчей сыграл, сколько голов забил?
– Нет. Не вел.

– А что скажешь о тренерах – Айрихе и Байбулове?
– Вообще можно сказать, что они были моими вторыми родителями. Приехал я в Алма-Ату молодым пареньком, и эти великие люди помогали не только играть в хоккей, но и жить. В профессиональном плане это был рабочий тандем. Они дополняли друг друга. Не случайно оба получили звания заслуженных тренеров СССР. Эдуард Фердинандович был хорошим организатором. У него железная дисциплина была. Все – по полочкам. Как у настоящих немцев. Казбек Давлетбекович – голова команды. Он тактик и стратег. Задумает что, расшибется, но сделает. Какие-то новшества в тактику внедрял, учились стандарты разыгрывать. И в каждой игре разные положения пробовали, чтобы запутать соперника. Отсюда и неповторимый почерк действий хоккеистов из Алма-Аты.

– Что повлияло на твой выбор, когда в 1979 году хоккей с мячом стал летним и зимним? Практически стало две команды. Ты остался в зимнем виде.
– Айрих принял летний хоккей. К тому времени он тренировал уже сборную СССР. Команда готовилась выступить на Олимпиаде в Москве. А Байбулов заменил его на посту главного тренера по хоккею с мячом на льду. Они сразу на собрании сказали: выбирайте, в какой команде будете играть. Я выбрал хоккей на льду. Мне так было сподручнее. Хотя и в летнем хоккее пробовал себя.

– Эдуард Фердинандович не обиделся?
– Я ему сказал: "Вы меня пригласили играть в хоккей с мячом. Я решил продолжить карьеру в зимнем виде". Он даже одобрил. Так я продолжил играть только русский хоккей. А Айрих набирал команду из тех, кто захотел остаться с ним и с теми, кто пришел на просмотр. В основном это были местные ребята. Многие из них потом выросли в мастеров высокого класса. Это Саян Шаймерденов, Серик Калимбаев, Берик Сексембаев и другие.

– А Мурат Жексенбеков стал самым титулованным спортсменом среди хоккеистов-летников?
– Он начинал на льду. Получил травму руки и долго лечился. Потом решил полностью заняться летним хоккеем. Мой друг Фарид Зигангиров тоже катался. Мы с ним в общаге вместе жили, когда приехали из России. Он из Кирова. Но выбрал Зигангиров хоккей на траве и стал в составе сборной СССР бронзовым призером Московской Олимпиады.

– В 1992 году команду "Динамо" расформировали. Но ты продолжил свою спортивную карьеру в сборной Казахстана. Кажется, на двух чемпионатах мира играл?
– Было такое. Но свою форму поддерживал в Уральске. Команда Западного Казахстана выступала в российском первенстве. Тренировал ее мой одноклубник и друг Александр Михайлович Ионкин. Помогал ему Александр Осокин, тоже динамовец из Алма-Аты. Вот они и пригласили меня сыграть на чемпионатах мира 1995 и 1997 годов. Тогда мы дважды стали четвертыми.

Радуюсь тому, что "Динамо" возрождается. Теперь уральская команда, как мне стало известно, будет выступать под флагом этого спортивного общества.

– А чем занимаешься ты?
– Воспитываю детей. На стадионе "Динамо" тренирую юных динамовцев. Пока занимаемся только летним хоккеем. Зимой встанем на коньки…

Алим Анапьянов
Источник: газета «Вечерний Алматы»

[X]