Опубликовано: 439

Михаэль Шумахер - семейный человек

Михаэль Шумахер похож на полярный ледник. Первое ледяное дуновение холодной вежливости затем постепенно растапливает иней, обнаруживая весьма интригующий характер. Подо льдом - на удивление теплый человек с неистощимым любопытством к жизни и людям, которых он встречает.

Его подходом к жизни управляет рациональность, но чувствами управляет сердце. Его верность семье, друзьям и коллегам очень сильна. Спустя десять сезонов, проведенных в Формуле 1, у него все тот же менеджер, та же команда поддержки, с которой он начинал карьеру, и та же жена. Любые перемены невообразимы.

То, что он особый человек, - вне сомнений. Среди 6 миллиардов жителей Земли никто не может водить машину так же быстро, как он. Но цена этого непревзойденного таланта высока - он больше никогда не будет наслаждаться свободой быть самим собой. Для него это пожизненный приговор, поскольку роскошь, которой он пользуется, в большинстве случаев анонимна.

Приватность перед лицом неослабного внимания публики - единственное, чего он жаждет, и единственная вещь, которую его ежегодная зарплата в 30 миллионов долларов плюс 20 миллионов от персонального спонсорства и продажи лицензий не в силах купить. "Ко мне постоянно привлечено внимание, - говорит он. - Я чувствую взгляды на себе повсюду, куда бы ни поехал, и это совсем не комфортное ощущение".

Иногда быть столь знаменитой фигурой небезопасно. Во время ежегодного лыжного путешествия в Мадонна ди Кампильо в январе сотни поклонников хлынули на лед, увидев Михаэля на санях. Когда личный телохранитель ринулся защитить его, лед треснул, и чудом все собравшиеся не рухнули вниз.

Он ненавидит такое внимание и честно признается, что оно пугает его. В результате он, сам не желая того, вынужден держать дистанцию от людей, с которыми ему обычно приятно встречаться. В конюшне Феррари, когда он видит из окна людей, стоящих вокруг в ожидании него, то говорит тоскливо: "Я бы хотел выйти туда к ним, познакомиться, поговорить и узнать, что они думают. Но это просто невозможно. Думаю, к этому виду спорта привлечено слишком большое внимание прессы. Лучше бы у меня было меньше денег и больше свободы, чтобы наслаждаться гонками".

Михаэль Шумахер, может быть, и суперзвезда спорта, но те фанаты, которые обожают его, удивились бы, узнав, какую обычную жизнь ведет их кумир вне трассы. Он сторонится класса люкс ради абсолютно обычного существования в своем доме среди спокойствия швейцарской деревни близ озера Женева.

Заключенный своего собственного знаменитого лица, он нашел убежище в семье. И если боги подарили ему ум, душу и те редкие качества, что делают чемпиона, честь создания Шумахера-мужчины принадлежит его жене Коринне. Эта 31-летняя женщина - единственная, кто имеет огромное влияние на Михаэля. За ним - история любви, не имеющая аналогов в Формуле 1.

Они встретились, когда Михаэль и Хайнц-Харальд Френтцен выступали за одну конюшню, а Коринна была подругой Френтцена. Когда их отношения увяли, Михаэль сделал рывок вперед. Первое свидание состоялось в 1990 году, до того, как он вошел в Формулу 1, поженились они спустя пять лет.

Это не переливающиеся всеми красками отношения голливудского типа. Скорее, в них есть нечто загородное, природное, земное. Совершая круг почета после выигрыша третьего чемпионского титула в Японии, он связался по радио с командой и эмоционально просил крепко поцеловать за него Коринну. Телезрители, видевшие гонку в прямом эфире, слышали эти слова.

Он в долгу перед своей женой, что с готовностью признает. "Я часто думаю о любви и о том, что она значит для меня и почему она сложилась именно так для нас двоих, - говорит он. - Я счастлив, что между мной и Коринной все так хорошо. У нас 99 процентов хороших дней и, может, один процент не столь хороших. Но так немного, как будто их и вовсе нет".

Коринна сильно отличается от тех пустоголовых моделей, коими забит пит-лейн. Это женщина легко уживается с собой - великолепная, с ясным лицом, естественным шармом и веселым расположением духа. Как и ее муж, она не претенциозна и не нуждается в том внимании, которым окружена в паддоке. Ее дело - потрясающая поддержка, которая всегда появляется, когда она нужна. Когда в поддержке нет необходимости, она столь же довольна оставаться в стороне. После отсутствия на нескольких гонках она вновь появилась поздней осенью 1999 года, когда Михаэль вернулся на трассу, восстановившись после перелома ноги, - и с тех пор она всегда рядом с ним.

Кроме всего прочего, теплота Коринны напоминает, что предвзятое мнение о Михаэле как о надменном немце не имеет под собой оснований. Она сочетает свой долг жены, поддерживающей мужа, с заботой о детях: четырехлетней Джине Марии и двухлетнем Мике. Коринна, возможно, единственная женщина на Земле, которая действительно понимает, что такое самый быстрый пилот мира.

Михаэль сознает, что его огромный заработок - 50 миллионов долларов - сеет зависть, и многие пилоты считают, что ему переплачивают. Но он устал отвечать на вопросы о деньгах и говорит просто: "Мне платят хорошо, но не так много, как думают".

У него, несомненно, есть жилка безжалостности, необходимая, чтобы стать чемпионом мира. Как говорит он сам: "Я знаю, чего хочу, и бьюсь за это очень сурово, в какой-то степени я агрессивен. Но правда в том, что люди на трассе не могут видеть настоящего Михаэля Шумахера. Я другой и профессионально, и в личной жизни".

Вне трассы он поразительно обычный человек, настолько же, насколько экстраординарен в болиде. Когда он вернулся с нарушением суточного ритма после своей первой гонки сезона 1997 года в Австралии, он всю ночь занимался кормлением только родившейся Джины Марии, пока Коринна спала. "Мне кажется естественным, что мы поровну делим наши обязанности по отношению к детям. Когда я дома, мы с Коринной обычно встаем поутру и начинаем возиться с детьми. Наша жизнь ориентирована на семью".

Он признает, что очень уязвим эмоционально, когда дело касается забот семьи. Он вспоминает, как волновался из-за того, как именно он должен воспринять рождение дочери. "Меня беспокоило, что я могу заболеть или оказаться вдали от дома во время родов и этим подвести Коринну". Но рождение детей - Джины Марии 20 февраля 1997 года и Мика 22 марта 1999 года (на обоих он присутствовал) - стало одним из самых удивительных опытов в жизни Михаэля.

Он также стал более серьезным по отношению к собственному детству. "Я вспоминаю свое детство как свободное, я сам принимал решение, что делать. Это самое яркое воспоминание - свобода в принятии решения, выборе пути и поддержка моих родителей".

Он дает своим собственным детям то же ощущение безопасности и поддержки, но и ответственности. "Я хочу, чтобы они были свободны во всем, что будут делать, что захотят, но не забывали об ответственности. Если они захотят лошадку, им придется смотреть за нею".

Как отец, он посвящает своим детям столько времени, сколько у него есть. "Это самое важное, что можно дать детям - свое время, особенно когда они нуждаются в вас. Надеюсь, я всегда смогу говорить с ними обо всем. Не хочу ничего скрывать от них".

Его обязательства по отношению к семье, несомненно, приносят дивиденды. И дочь, и сын очень близки с отцом, так же, как с матерью. В три года маленькая Джина Мария очень озаботилась благосостоянием отца. "Джина вдруг заговорила о моей аварии. Я сказал ей: "Да, у папы была авария, потому что не работали тормоза". Она посмотрела на меня и сказала: "Хорошо, я куплю тебе новые тормоза", а потом пошла к дедушке и заявила: "Деда, ты не можешь мне помочь? Нужно купить немного новых тормозов для папочки". Она такая очаровательная.

- Когда я говорил с ней перед гонкой, она сообщила мне: "Я перекрещу за тебя пальцы, папа. Я очень сильно перекрещу их за тебя". Когда выиграл в Бразилии, Коринна позвонила домой, трубку взяла Джина и закричала: "Да, мы выиграли! Выиграли!" А когда я выиграл чемпионство, она сказала: "Хорошо сработано, поздравляю, ты чемпион мира". Так я возвращаюсь на землю. Дети удерживают наши стопы на земле. Их не волнует, чемпион ты или нет. Им просто нужно, чтобы ты был папой.

Маленький Мик уже явил некоторые признаки того, что он последует по стопам своего знаменитого отца. "У нас была маленькая электрическая версия Феррари. Ее подарили Джине, но у нее не слишком хорошо получалось ездить, так что Мик забрал машину и в год, представляете, сел и поехал! - рассказывает Михаэль. - Я не мог поверить в это. Ему так нравится водить. Он начал водить в то же время, когда учился ходить".

Родители Михаэля и его брата Ральфа научили их уважать друг друга. "Они обучили меня, что хорошо и что плохо, и мы оба с братом следовали их советам". Теперь тому же он пытается научить и своих детей.

Историй о плохом мальчике Михаэле просто не существовало. Самым ужасным поступком было исчезновение на дискотеку, когда ему велели сидеть дома. Некоторые моральные принципы Михаэль пытается внушить Джине Марии и Мику. "Им необходимо сконцентрироваться на школе и делать все как можно лучше, - говорит он. - Нужно будет следовать определенным принципам".

К счастью, мать Михаэля Элизабет и его отчим и сейчас могут присматривать за детьми, и Михаэль и Коринна время от времени проводят вечер наедине друг с другом. Праздники и выходные - это всегда с детьми, исключая уик-энды между гонками, когда оба уезжают из дома и наслаждаются некоторой свободой. Помня о давлении, под которым он постоянно находится, Михаэль любит проводить отпуск на дикой природе. Он ездил в штат Юта, США, чтобы испытать свободное падение в пропасть и полазить по скалам. Этого он никогда не забудет. "Мысль о свободном падении пугала меня, пока я не попробовал влезть на скалу без страховки, тогда и подумал: "Что ж, пожалуй, я попробую свободное падение", и сделал это. Это было великолепно".

Если не думать о давлении славы, все остальное в саду Михаэля розово и прекрасно. "Меня иногда спрашивают, чего я желаю. Чего же еще, спрошу я вас. Коринна и я любим друг друга очень сильно, у нас двое чудесных детей, с финансами все в порядке, и дом у нас хороший, я выиграл чемпионство для Феррари. А сейчас я лишь хочу, чтобы профессиональное и личное мое счастье продолжалось".

Мечты исполнились, но это не значит, что Михаэль Шумахер стал мягче в новом сезоне. Желание выигрывать не уменьшилось после победы. Как сказал он сам: "Я рожден для гонок. Как только сажусь за руль, сразу хочу ездить на грани, так быстро, как только могу. Не думаю, что эта страсть уменьшится в следующие несколько лет".

Загрузка...

[X]