Опубликовано: 8700

Волны жары и холода: сталкивается ли Казахстан с последствиями применения климатического оружия

Волны жары и холода: сталкивается ли Казахстан с последствиями применения климатического оружия Фото - Caravan.kz

Иногда складывается ощущение, будто кто-то управляет погодой в стране.

Корреспондент Caravan.kz задала вопросы экспертам в кулуарах Центрально-Азиатской конференции по изменению климата. 

Казахстанцы все реже наблюдают среднестатистические параметры региона по климату. Нас бросает из холода в жару, из зноя в бешеные ливни. Недавно в Алматы выпал снег. Откуда все это? Быть может, люди стали использовать климатическое оружие?

Пять лет назад российский специалист Центра погоды «Фобос» Евгений Тишковец рассказывал, что в 90-е годы на Аляске, в Норвегии и Нижегородской области были установлены высокочастотные станции. С их помощью можно было разрушить метеоатмосферу и добиться нужных погодных результатов.

То, что климатическое оружие уже изобретено, подтвердил и руководитель "Росгидромета" Александр Фролов. При этом отметил, что его использование запрещено. По инициативе СССР в середине 70-х годов была принята Конвенция о запрете враждебного воздействия на окружающую среду, которую одобрили более 50 стран.

Впрочем, сегодняшние погодные явления заставляют сомневаться в том, что запрещенные методы не используют. Быть может, затяжные дожди в Алматы и снег в конце мая - это результат чьего-то эксперимента?

Нобелевский лауреат, руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин:

- Каждый момент жары, холода или осадков – естественный. А то, что они стали происходить чаще, то это, конечно, связано с деятельностью человека. Люди усилили парниковый эффект, сжигая ископаемое топливо. Усилили ненамного, на 5-7 %, но этого уже достаточно, чтобы сломать сложную климатическую систему. Если мы тяжелый грузовик или мост чуть-чуть сдвинем, то либо приведем в движение, либо изрядно раскачаем. Вот и мы сделали климатическую систему более «нервной».

- Но и раньше были глобальные потепления, похолодания, и без участия человека.     

- Всегда были. Если говорить о временах динозавров, то там другие причины влияли на климат – океанские вариации, извержения вулканов. Но теперь их нет, а частота климатических явлений стала больше. В XIX веке они были раз в 50 лет, сейчас мы их наблюдаем в 5 раз чаще. И станет в ближайшие 30-40 лет еще раза в три больше. Конечно, если весь мир не придет к углеродной нейтральности. Мечтаем это сделать до 2060 года, но реально климатологи понимают, что все эти меры пролонгируются до 80-х годов. Тогда есть вероятность приостановить изменение климата. Так что прилагать усилия для снижения парниковых газов и вести «зеленый» образ жизни, конечно, нужно. Иначе все пойдет вразнос.

- В 90-е годы разрабатывалось климатическое оружие. Могут ли сейчас его использовать?

- И на Аляске, и в Нижегородской области, действительно, стояли станции, но совсем для других целей. Они были предназначены для дальней радиосвязи. Да, они немножко пробивали «дырку» в облаках. Но никаким климатическим оружием эти станции не были. Это элемент оборонной системы, но не связанный с климатом. Климатического оружия вообще не может быть.

- Если можно разбрызгивать йодит серебра, чтобы рассеивать дождевые тучи, то, вероятно, этот способ годится и для создания засухи и ливней?

- Это все локальные случаи. Можно посыпать облака азотокислым серебром, простым цементом или сухим перемолотым льдом. Это делают, чтобы дождь не выпал там, где ему не надо выпасть, и наоборот. Так часто делают в ОАЭ, чтобы больше осадков выпадало. Но это локальные вещи, навредить ими нельзя. Когда идет серьезный атмосферный фронт, с ним ничего сделать нельзя. Изменить траекторию движения тайфуна невозможно.    

- Как реально можно минимизировать риски глобальных потеплений и похолоданий?

- Если человек усилил парниковый эффект на 5-7 %, то нужно прекратить его усиливать дальше. Откатить назад до того уровня, какой был в 60-м году, уже невозможно. То есть нужно хотя бы сохранить то что есть.

- Если ситуация не стабилизируется, каких аномалий казахстанцам следует ожидать в ближайшие десять лет?

- Волны жары мы будем видеть в три раза чаще, а если ничего не будем делать, то в десять раз. Будет очень резкий климат. Город Алматы географически не находится там, где жить будет крайне тяжело. Но на земном шаре много мест (и это уже определено), где физически не будет осадков и воды. Это огромные территории Африки, Азии, Америки. К ним не принадлежит Центральная Азия, но жить здесь тоже будет сложно. 

Менеджер Программы по адаптации Секретариата РКИК ООН Ольга Пилифосова:

- Идет глобальное изменение климата. Что это значит? В результате накопления парниковых газов в течение исторически короткого времени происходит повышение глобальной температуры. Казалось бы, пусть себе повышается. Но дело в том, что скорость этого повышения превосходит возможность всей системы адаптироваться к нему. Это происходит не в течение тысячелетий, как во времена ледникового периода, а в пределах двухсот лет. Одним из самых ярких проявлений этого увеличения является рост экстремальности погодных и климатических явлений. То есть это не обязательно жара, а различные погодные явления. Если раньше наводнение было раз в 50 лет, то сейчас оно случается раз в 10 лет. В ОАЭ недавно был жуткий потоп, что совершенно несвойственно этому региону, там сухой аридный климат. Все это проявления глобального изменения климата. И чем больше температура повышается, тем больше климатические скачки. В этом и заключается главная опасность. Это быстро, экстремально, и в будущем могут быть необратимые изменения глобальной циркуляции.  

- Есть версия, что люди пустили в ход климатическое оружие…

- Это абсолютно ненаучная гипотеза. Никакая станция, никакое оружие не могут поменять глобальные потоки, которые настолько бы влияли на климат. Есть международная группа экспертов по изменению климата, которая каждые пять лет выпускает отчет, аккумулирует все научные изыскания по этой теме. Там ни одного слова нет даже о возможности создания климатического оружия.

- Что нас ждет, если не будем предпринимать никаких действий?

- У нас осталось около 10 лет, чтобы поменять свое видение проблемы. Если ничего не будем делать, то в Казахстане очень сильно увеличится аридность (опустынивание), по осадкам не будет определенности, появятся места, малопригодные для жизни. На начальном этапе будет продолжаться появление экстремальных явлений: ливни, засухи, внезапный мороз. Для Алматинской области самое катастрофическое, что может быть – это таяние ледников. Это значит, что мы можем остаться без воды, энергии, санитарии. Практически катастрофа. К этому адаптироваться очень сложно. Сейчас что мы делаем? Если не можем сеять пшеницу, то посеем хлопок. А к таянию ледников мы адаптироваться не можем, остается только предотвратить или замедлить процесс. 

Казахстану угрожает стремительное таяние ледников, которое может оказаться смертельным

Директор НОЦ «Green Academy» Бахыт Есекина:

- Это ужасно, что мы бессильны перед природой и ничего не можем сделать. Мы считаем, что разговоров о проблеме достаточно, нужны реальные дела. Нам не хватает технологий, которые помогут снизить выбросы, уменьшить нагрузку на потребление ресурсов. Как экономист, я поднимаю эту тему достаточно давно, почти 20 лет. Нам сегодня не хватает фундаментальных исследований в области климата, у нас нет соответствующих специальностей в вузах. Климатом занимаются все кому не лень: инженеры, экологи, экономисты. Я, например, «зеленый» экономист. Поэтому нужна масштабная программа по подготовке климатологов, специалистов в области наводнений, землетрясений. У нас нет института прогнозирования климата. Хотя в Советском Союзе были такие институты. Сейчас мы занимаемся климатом на уровне разговоров. Нам нужны исследования, образование и связь с производством. Нужно, чтобы правительство повернулось лицом к ученым, климатологам. 

Кандидат экономических наук, главный научный сотрудник Европейского института леса (Финляндия) Георгий Сафонов:

- Такого оружия нет. Здесь важно смотреть на другой аспект – это увеличение концентрации парниковых газов. Мы можем точно сказать, что за последние 100-150 лет концентрация выросла очень сильно: с 270 частиц на миллион (ppm) до 419 частиц. То есть это рост на 50 %. Объемы выбросов СО2 увеличились. Мы много чего накачали в атмосферу, при этом сократили леса, которые бы поглощали эти вещества. 150 лет для истории Земли – это мгновение, за которое мы смогли очень сильно увеличить концентрацию парниковых газов, что привело к наблюдаемым изменениям. Произошло закисление мирового океана, человеку удалось запустить природные процессы. Теперь, даже если мы остановим выбросы, перейдем на все «зеленое», мы лишь замедлим изменения, но не предотвратим. Можно сказать, что человек сам себе оружие. В силу того, что процессы глобальные, достанется всем. Нет сценариев, при которых в долгосрочной перспективе у кого-то будут только плюсы, а у кого-то - минусы. В краткосрочной перспективе некоторые страны наблюдают положительные моменты, в частности страны Европы. Мне удалось делать обзор по странам Центральной и Восточной Европы, а также Центральной Азии и Кавказа. Рассмотрев документы 27 стран, я обнаружил, что Эстония, Беларусь, Россия считают, что потепление принесет им определенные преимущества. Мол, урожайность и сельхозпроизводство будут расти. Но этот эффект краткосрочный. Он измеряется несколькими десятками лет, а за этим горизонтом появится эффект, приводящий к засухам, наводнениям и болезням.

- Болезни тоже появятся в связи с изменением климата?

- К примеру, лес. У леса есть несколько серьезных угроз, среди которых распространение жуков-вредителей. Если температура зимой держится в течение 3-4 недель на уровне минус 20 градусов, то жуки-короеды и прочие насекомые погибают. И весной в уменьшенном количестве начинают плодиться. А если низкая температура не держится, то жуки не умирают. Не умерли в эту зиму, в следующую, все это время распространяются. Сейчас ареал обитания жуков очень сильно подвинулся с юга на север. Это привело к тому, что, когда власти в Канаде подписывали Киотский протокол, они думали, что леса помогут им выполнить обязательства. Но когда увидели, что зимы стали теплее и жуки распространяются с огромной скоростью, то вышли из протокола. Огромные массивы леса пришлось вырубать.

- С чем, по-вашему, столкнется Казахстан, если ситуация не изменится?

- Территории лесные в Казахстане все-таки есть, хоть их и немного в относительном выражении. Лесам угрожают риски, связанные с лесными пожарами, распространением болезней и вредителей. Есть риск того, что пострадают сельскохозяйственные угодья и пастбища. Степные пожары могут участиться и распространиться на пастбищные системы. Еще один фактор – волны жары и холода, которые резко будут сменять друг друга.  В 2010-2012 годах около 12 млн голов скота погибло от таких перепадов. Здоровье человека пострадает. Случись здесь волна жары, то в течение двух недель при безветренной погоде произойдет тепловое воздействие на организм человека. Пожилые люди со слабым здоровьем будут страдать. Дело в том, что в моменты жары и безветрия происходят фотохимичексие реакции от выбросов транспорта, энергетических объектов. Огромное количество озона аккумулируется, плюс накапливаются вредные вещества, канцерогены, мелкодисперсные частицы, которые являются факторами риска. Волны жары в Европе унесли десятки тысяч человек. Есть еще эффект отложенного воздействия, когда жара сказывается через какое-то время. Изменение гидрологических режимов может произойти, и к ним нужно хорошо подготовиться. Этот год показал, что паводки для Казахстана – это серьезная проблема. Ожидается, что в Казахстане в этом году будет чуть больше осадков. Вопрос - на какой территории? В целом много разных аспектов может быть. Болезни Лайма, лихорадка Западного Нила, энцефалит. Казалось бы, где Нил, а где Казахстан. Все это придет с потеплением из-за повышения активности насекомых.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи