Опубликовано: 760

«Школа не соответствует реалиям сегодняшнего дня» - почему все чаще в Казахстане детей переводят на домашнее обучение

«Школа не соответствует реалиям сегодняшнего дня» - почему все чаще в Казахстане детей переводят на домашнее обучение Фото - activityedu.ru

Казахстанские родители рассказали, в чём отличие домашнего обучения от дистанционного.

Медиа-портал Сaravan.kz разобрался, как дети в Казахстане учатся дистанционно и на семейном обучении.

Как известно, линейки 1 сентября в казахстанских школах проведут онлайн. Образование в нашей стране в условиях пандемии осваивает новые формы, но, кроме обычного и дистанционного обучения, есть другое, которое часто путают с удалённым. Домашнее обучение, или хоумскулинг, также называют семейным. Оно не предполагает, что школа устраивает и контролирует процесс даже на расстоянии – только аттестует по результатам четверти или всего года, переводя в следующий класс. Правда, законодательно такая форма образования в Казахстане никак не закреплена.

Три мамы рассказали, как пришли к обучению на дому, у двоих это полноценный хоумскулинг, к третьей учитель приходит на дом из школы из-за здоровья ребёнка.

Все родители хотят знать, как не превратиться для своего ребёнка в училку и не испортить с ним отношения

У Инны СЕМЕНЕНКО почти четыре года опыта в организации семейного образования своим детям. Вместе с семьёй она переехала в этом году в Россию и там проводит консультации по этой теме. Инна считает, что школа не соответствует реалиям сегодняшнего дня:

- Её изначально задумали и создали в индустриальном обществе, родоначальник школы – вообще Пруссия. Детей учили работать на заводах, на станках. Это был ответ тому времени, потому что требовались рабочие руки и люди с индустриальным мышлением, то есть делатели. Сейчас мы живём в эпоху информационного общества, и тот подход к школе, её организация, классы по тридцать человек, принцип, что учитель всегда прав и является основным хранителем знаний, – всё это устарело. Учитель уже не источник информации, можно спросить у гугла, и он на всё ответит. Поменялся авторитет учителя, поменялся уклад жизни, экономическая формация… Сменилось всё, кроме школы. По этой причине мы с супругом решили, всё обдумав и изучив ситуацию, что хотим, чтобы наши дети были более подготовлены к реалиям современного мира.

Дети Инны не учились в обычной школе. Сама родительница не педагог, а маркетолог, но до того окончила канадский институт Ньюфелда по программе «Понимать ребенка». Составляя план обучения для своих детей, она опиралась на опыт других людей и на доступную в Интернете методологию. Но, прежде чем сделать это, в первый год Инна прикрепила ребёнка к российской онлайн-школе, чтобы посмотреть, как организован процесс.

– Среди казахстанцев это сейчас очень популярный формат. Там уже готовая программа, проверенная временем, по ней учиться интересно и нормально. Но сейчас мы, так как уехали в этом году в Россию, смогли выбрать анскулинг. То есть не быть прикреплёнными ни к какой школе и создавать собственный образовательный маршрут. Посмотрев, как это делается в онлайн-школе, я примерно поняла, что мне нужно делать самой, – делится Инна.

В первый год обучение занимало час-полтора, к третьему уже два с половиной на все уроки. Инна подчёркивает, что даже в онлайн-школе можно учиться в своём темпе, просто нужно в конце четверти сдать нужный объём заданий, тестов, контрольных. В течение четверти есть опция варьировать нагрузку. Уроков в режиме видеоконференции не было, но учитель всегда был на связи.

– Все родители хотят знать, как не превратиться для своего ребёнка в училку и не испортить с ним отношения. Как учить, чему? Слава богу, методология есть: у нас открытое информационное пространство, куча программ и учебников. Можно выбрать те, которые более подходят вашему ребёнку: если видите склонности к математике, можете сделать на неё упор. Появляется уникальная возможность составить индивидуальный маршрут обучения в собственном темпе и с нужными дисциплинами, чего не даёт школа, – рассказывает родительница.

Зато социализация при домашнем обучении возлагается на плечи родителей. Хотя существуют кружки и секции и ребёнок может проводить там много времени, потому что меньше тратит его на учёбу, остаётся важным уклад семьи. Хоумскулинг подходит не всем, потому что родитель должен отдавать себе отчёт, сможет ли он создать социальную среду для своего ребёнка.

– Семья должна быть очень открытая для общения, ходить в гости, выезжать в гости, на какие-то прогулки, в путешествия… Если родители не могут этого обеспечить и оба загружены работой с утра до вечера, а ребёнок дома один за компьютером и с учебниками, такой хоумскулинг не развивает, безусловно. Тогда он может даже пойти не на пользу. Нужно понимать, есть ли у семьи финансовые, временные и эмоциональные ресурсы, ведь общаться ребёнку необходимо. Мы решили вопрос так: у нас закрытый двор, там много детей без родителей, где они и социализируются, – делится Инна.

Она считает, что пандемия уже повлияла на отношение к домашнему обучению и даже сыграла плохую шутку. В окружении Инны все мамы, у которых дети - обычные школьники, во время пандемии перешли на дистанционную форму, и многим она не понравилась. Часто её путают с домашним обучением, хотя школа дома и хоумскулинг – это разные вещи. Женщина поясняет:

– Цифровая школа – это другое. И в нашем случае перетянуть школу в дом – это немножко провал. У нас менее подготовленная база, чем в онлайн-школах, потому что меньше опыта, к тому же много технических неполадок… А в онлайн-школах есть электронный журнал с оценками, упражнения, материал там более фундаментальный, потому что это готовилось годами. Но если люди созрели для семейного формата обучения, они уже понимают, что ответственность не на школе, а на родителях, и именно они организовывают образовательную среду. Тем не менее родитель не становится учителем и не сидит с ребёнком с утра до вечера. Домашнее образование учит детей учиться и делать это самостоятельно.

Многие хотят отдать ребёнка куда-то и сказать: воспитайте нам успешного человека с правильными жизненными ценностями

Дочь Веры САДЫКОВОЙ училась в третьем классе, когда её матери стало понятно, что восемь часов обучения в день – это неэффективное использование времени ребёнка. Школа, путь и домашние задания отнимали у неё всё время, девочка успевала только что-то делать по школьной программе. К тому же за три года у неё сменилось пять классных руководителей, и подготовка учителей не так впечатляла родителей, чтобы держаться за школу. Вера стала изучать семейное обучение.

Она узнала, что в России можно обучать ребёнка дома, самостоятельно составляя программу. Главное - в конце года прийти в школу и сдать аттестацию по известным нормам то, что должен знать ученик в конце каждого класса. В четвёртом и пятом классе дочь Веры училась таким образом, окончила обучение 11 и 16 апреля соответственно и ушла на каникулы.

- Ребёнок, проучившись какое-то время в школе, привык, что вокруг очень много внешней стимуляции, например, учитель и чёткий график. Здесь всё иначе, и момент адаптации нужно прожить. Детям приходится учиться целеустремлённости, мотивации, планированию. Я наблюдаю за дочерью и другими детьми: на такой форме обучения они словно быстрее взрослеют, приобретая эти качества. Такие дети открыты, не боятся мнения взрослых людей и хорошо выражают свои мысли. Хотя многие боятся за их социализацию, в таком случае остаётся время на кружки и секции, где они и общаются, так что проблем не возникает, - рассказывает Вера.

Занимаясь дома, её дочь тратила в день два-три часа, суббота и воскресенье – выходные. До карантина у девочки были две спортивные тренировки в день. Также она ходила в художественную школу, айти-академию, на курсы оригами и другие кружки, которые интересовали. Что-то оставалось, от чего-то отказывалась, а время на это появилось, потому что на общеобразовательную программу уходило теперь два-три часа.

Вера объясняет:

- В классе сидят обычно более тридцати учеников, урок идёт сорок пять минут. Ребёнок не успевает даже погрузиться, потому что половину времени учитель успокаивает класс, потом пытается опросить и только потом – дать новую тему. На последнее остаётся, как правило, десять минут, часть задают на дом, дома они не делают, следующий урок начинается с опроса… Я раньше работала в школе учителем информатики и понимаю примерно, как это всё работает.

Родительница считает, что ребёнок за сорок минут только погружается в один предмет, как ему уже нужно переходить к другому. Этим поурочная система отличается от тематического погружения, которым дочь Веры может заниматься дома. Например, какой-то период времени она изучает только географию, литературу и математику. Потом сдаёт географию, остаются литература и математика, к ним подключается английский язык. К географии больше не возвращаются, потому что программу за пятый класс окончили за месяц-полтора.

- На обучающих платформах тоже действует поурочная система, просто учитель на связи дистанционно. А на семейной форме обучения за процесс организации обучения несут ответственность родители. На школе остаётся только аттестация знаний. Не каждый готов взять ответственность за обучение своего ребёнка. Во всём мире только два или три процента родителей переходят на хоумскулинг. Это сознательные родители, для них образование – непрерывный процесс. Они не хотят передавать его на аутсорсинг кому-то, пусть даже хорошим учителям, потому что может не повезти. Но многие хотят отдать ребёнка куда-то и сказать: воспитайте нам успешного человека с правильными жизненными ценностями. К сожалению, не всегда на выходе родители получают то, что ожидали, - делится родительница.  

Дочь Веры может аттестоваться в российской школе, потому что прикреплена к ней, как делают многие казахстанские родители, которые самостоятельно учат своих детей. Если в Казахстане не введут аттестацию, у них не возникнет проблем с получением документа об образовании, но Вере хотелось бы, чтобы у большего количества людей была такая возможность.

- Дети, у которых есть казахстанское гражданство, но прикрепленные к российским школам, как будто чуть-чуть не граждане, изучают даже историю и географию России. Из-за того что по законодательству у нас это не разрешено, родители, которые хотят, чтобы у их детей после обучения на дому был аттестат, выбирают учёбу по российской программе. Как альтернатива, есть шестьдесят первый приказ, к нему корректировки по пятьсот сороковому, где говорится про экстернат. Дети, которые учились на четвёрки и пятёрки, имеют право с пятого класса перейти на него. Приказ издали ещё в 2018 году, в 2019 году он вступил в силу. Но я в нём ещё разбираюсь, пытаясь понять, как в точности это работает. С одной стороны, школам может быть невыгодно – с этими детьми нужно что-то делать, а что – пока мало кому понятно. Хотя недавно я говорила с одним завучем и узнала, что есть такое понятие, как «подушевое финансирование». И деньги на ребёнка всё равно будут приходить, даже если он не учится в здании школы. То есть ребёнок не ходит, освобождается место за партой, а при этом деньги за него поступают. И это хорошая возможность для школы. Но необходимы хорошие сопутствующие технические возможности, - рассказывает Вера.

Она считает, что экстерн может стать хорошим выходом для детей, которым уже сейчас нужно оканчивать школу и получать аттестат, когда те хотят учиться на дому самостоятельно, даже если здоровы. В управлении образовании Вера узнала, что любая школа может работать по 540-му приказу, но это пока только возможности, а не практика.

В Казахстане семейное обучение не разрешено, но и нигде не запрещено напрямую, поэтому около двух тысяч родителей в стране занимаются этим под свою ответственность. Уже около двух лет Вера работает над тем, чтобы в законодательство об образовании внесли поправки, выходит на связь с министерством и пишет письма Президенту. Недавно вышла на уровень мажилиса, чтобы там рассмотрели корректировки, но пока никто не решился их официально одобрить. Активная родительница предполагает:  

- Видимо, боятся, вдруг заработает? То есть они понимают, что это работает, но что, если буквально подтвердится? А если у нас больше заявленных трёх процентов родителей захотят учить детей дома? Меня спрашивали: а вдруг все пойдут на это? Не думаю, потому что точно понимаю, что это очень осознанный шаг, и намного проще передать ответственность другому. Но у нас в министерстве что-то думают. Дочь говорит, что у меня квест с беготнёй в государственных структурах.

Оценивая шансы на то, что после пандемии больше казахстанцев переведёт детей на домашнее обучение, Вера высказывается скептически. Она думает, что больше пяти процентов родителей вряд ли решатся на подобную практику, потому что ответственность – это страшно.

Мы просто не получили тот же объём знаний, что и дети, которые ходят в школу

СынуТамары АЛБАГАЧИЕВОЙ восемь лет, он окончил первый класс. У него инвалидность из-за заболевания сердца, и им рекомендовали обучение на дому. Рекомендации Тамара отнесла в центр психолого-медико-педагогической консультации (ПМПК) вместе с заключениями врачей и справкой об инвалидности. Там одобрили, и с документами об этом она пришла в школу по месту прописки и району, где за ними закрепили преподавателей. Это пример образования на дому, которое не считается хоумскулингом.

– С бумагами, конечно, было тяжело, всё в разных районах города – затруднительно, плюс в очереди везде стояли, – признаётся Тамара.

Учителя приходят к ним на дом. Из школы по общеобразовательной программе: в неделю три раза по три занятия, английский и казахский языки один раз в неделю. От государства мальчик получил направление заниматься с дефектологом, логопедом и психологом.

– Учитель оптимизирует программу, и тем не менее этого мало. В конце года, когда мы сдавали СОР и СОЧ, мы не смогли. Не из-за каких-то умственных отставаний в развитии – у нас их нет. Просто не получили тот же объём знаний, что дети, которые ходят в школу. А сдавали на оценку по одинаковым критериям. Не знаю, кто такое не предусмотрел, но это большой минус. Если оценить суммарно, сколько пропускаем из-за того, что два дня в неделю не учимся, плюс те случаи, когда кто-то заболел, пусть даже сам учитель, – получается огромное количество дней. Как ставили оценки – даже не знаю, хотя мы перешли во второй класс, рассказывает Тамара.

Она сама докупала прописи и учебники из обязательного комплекта, искала товары со скидкой, потому что получили не все. К тому же мальчик отстаёт по программе, так что мать заплатила и за дополнительную литературу, и это обошлось дорого. Правда, дополнительные языковые курсы по скидке из-за инвалидности очень дёшевые, и они необходимы – одного занятия в неделю матери кажется мало.

– Зато в ПМПК, хотя занимаемся всего два раза в неделю по три часа, получаем колоссальные знания. Там работают с детьми так, что мы школьную программу догоняем. Техника чтения выработалась только благодаря тем учителям, рассказам, которые они читают, стихотворениям, которые с сыном учат. Не знаю, почему такая разница в преподавании, но детей там любят, это видно, умеют находить легко и просто общий язык. А с учителем из школы была неприятная ситуация, когда наш ребёнок плакал, и мы остро почувствовали разницу. От преподавателя многое зависит: от его настроения, от того, как складываются отношения с ребёнком, особенно если ребёнок много болеет и у него сложности. Учителя английского и казахского, вот, тоже хорошо относились, это чувствовалось, хотя занятий и мало. Ждём, конечно, в следующем году учителя с интересом и рвением. На следующий год государство снова дало направление в ПМПК, продолжим и там заниматься, - делится родительница.

После начала карантина всё перешло в онлайн, как у остальных школьников. Впрочем, Тамара считает, что для них лучше учиться вживую, но очень важен учитель, его характер и отношение к ребёнку.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи