Опубликовано: 310

Реформа МВД: взять лучшее и искоренить худшее

Реформа МВД: взять лучшее и искоренить худшее Фото - из открытых источников

Разные социологические опросы продолжают фиксировать высокий уровень недоверия казахстанцев к правоохранительным органам, в особенности к полиции. Поэтому реформа системы МВД для нашего общества является одной из самых желанных мер.

Сейчас реализуется Дорожная карта по модернизации органов внутренних дел на 2019—2021 годы. Однако есть различные мнения, что в этой карте существуют некоторые пробелы, которые необходимо восполнить с учетом передового мирового опыта.

Думается, исходя из рациональных мотивов, следует опираться на такой опыт реформирования системы МВД, который близок нашему культурно-историческому контексту. В этой связи наибольший интерес представляет опыт ряда стран постсоветского пространства, успешно осуществивших трансформацию советской системы МВД. К тому же во многих из них эти реформы проводились с опорой на опыт развитых западных стран, с учетом своей специфики. Тем самым мы в некотором роде можем заимствовать уже готовые для нашей почвы схемы по модернизации МВД.

Так, реформирование МВД Молдовы происходило на основе специальной Концепции реформы, разработанной с учетом рекомендаций ЕС, ОБСЕ, Совета Европы, Миссии ЕС по содействию пограничному контролю и других международных организаций. Модернизация МВД Молдовы происходила за счет траншей от Евросоюза. Реформы системы МВД в Молдове начались после 2010 года под давлением решений Европейского суда, которые обнаружили многочисленные нарушения прав человека в работе молдавской полиции. В результате этих реформ внутри МВД появился Департамент полиции, занимающийся исключительно «полицейскими функциями».

Создан также Департамент уголовного преследования, занимающийся большинством преступлений и правонарушений. В Молдове произошла демилитаризация полиции, ее сближение с гражданской сферой. В самом МВД стали работать люди «без погон», с политическими функциями. В молдавской полиции внедрен принцип, что «защита прав и основных свобод человека автоматически ведет к защите интересов государства и общества».

В июне этого года в Латвии презентована новая реформа системы МВД. Во-первых, в этой стране планируется внедрить «универсальных полицейских», которые будут реагировать, расследовать, а также заниматься превенцией. То есть теперь в полиции Латвии будет работать только «полицейская» элита, так как такие функции осуществлять одновременно не каждый сможет. Для этого латвийские полицейские высшее профессиональное образование 1-го уровня будут получать в колледже Госполиции. Во-вторых, в этой стране собираются децентрализовать функции полиции на уровне регионов и участков. Планируется, что месячная зарплата латышских следователей будет коррелировать с месячной зарплатой районного прокурора.

Из опыта реформирования МВД Эстонии нам можно многое заимствовать. Еще в 1990 году в Эстонии был осуществлен переход от милиции к полиции. При этом у них были свои предпочтения в этом деле. Эстонская полицейская реформа проводилась с ориентацией на финскую модель «невоенизированной полиции», когда полиция стала организацией, «оказывающей гражданам услуги», а не силовой структурой, «защищающей государство». Примечательно, что в Эстонии граждане на полицейском сайте могут делать запросы, отслеживать разбирательство своего административного или уголовного дела. Для работы в полиции стало обязательным иметь специальное образование. В этой стране первым делом отошли «от советских принципов, когда работу милиции оценивали власти» (по статистике раскрываемых преступлений).

В Эстонии перешли к тому, что деятельность полиции, других силовых структур стала оцениваться на местах прежде всего простыми людьми. Заметим, что сейчас уровень доверия к эстонской полиции составляет около 90%. Наши люди любят быть «начальниками». Оттого интересно, что в Эстонии стали сокращать полицейское начальство в пользу увеличения рядовых полицейских, которые более ближе к людям и «способны защитить людей, профессионально отреагировать на правонарушение». А хозяйственные дела полиции передали в другие госорганы. Тем самым «из 17 полицейских префектур оставили 4, зато работающие в них полицейские стали выполнять свои непосредственные функции». У эстонских полицейских, соответственно, значительно выросла зарплата, социальное обеспечение.

Многие эксперты полагают, что наилучшие реформы полиции прошли в Грузии, благодаря эффективной борьбе с коррупцией. Ключевым методологическим ориентиром реформы грузинских правоохранительных органов стала их трансформация из карательных структур в сервисные организации. Важной составной частью реформы грузинской полиции стало развитие в ней толерантного, доброжелательного отношения к людям, когда полицейские там, например, за мелкие правонарушения ограничиваются устными или письменными предупреждениями.

В Грузии во всех отделениях полиции установили стеклянные, прозрачные стены, позволяющие гражданам воочию увидеть их работу. В этой стране с целью соблюдения законности в деятельности полиции стали активно набирать в ее состав людей с юридическим образованием, после их соответствующей подготовки. Прием на работу в грузинскую полицию осуществляется на основе психологических тестов, разработанных с участием западных специалистов. В итоге стало больше отбираться сотрудников с хорошим интеллектуальным уровнем, лучшей психологической устойчивостью и с неагрессивными установками.

Следует отметить, что заработная плата грузинских полицейских в годы реформы возросла в 15-40 раз, с включением премий, медицинской страховки, страховки на случай гибели или увечья. Данная мера тоже сыграла важную роль в масштабном снижении коррупционности полиции Грузии, росте привлекательности этой профессии среди людей, искренне настроенных на защиту безопасности граждан.

Вместе с тем есть мнение, что в Грузии «реформаторские меры были на основе воли одного человека», когда «зачастую вопросы решались в обход законодательства, до того, как нормы законов менялись». В той же Украине модернизация МВД сильно затянулась во многом из-за ее главных исполнителей.

По закону «О Национальной полиции» Украины, министр внутренних дел должен заниматься только государственной политикой в сфере правоохранительной деятельности, а глава Нацполиции - работой полиции. Но как признают ряд экспертов, на министра МВД А.Авакова по прежнему замкнуто большинство властных полномочий, и это делает реформу зависящей от воли одного человека, пусть даже и неформально.

Экс-руководитель Нацполиции Хатия Деканоидзе, выразила сомнение в успехе реформирования МВД Украины, после отказа Авакова уходить в отставку из-за убийства пятилетнего ребенка пьяными полицейскими в Переяславе-Хмельницком летом этого года. «Я не думаю, что это вообще реформа, ведь всякая незавершенная реформа - это полуфабрикат, а не реформа» - жестко отметила она.

Такой путь может привести в никуда и в Казахстане, поскольку в нашем обществе законы, бывает, подменяются неформальными нормами («пацанскими понятиями», правилами, положениями традиционной культуры). В сталинские времена значительная часть казахстанского общества пострадала от репрессий, пройдя через лагеря. Как известно, на территории Казахстана находилось 11 сталинских лагерей. С тех времен продолжает сохраняться высокая криминализированность нашего общества. В такой неформальной «системе» взятка «гаишнику», сотруднику полиции – это, по сути, не акт коррупции, а часть культуры, системы сословной стратификации и дифференциации.

В связи с вышесказанным необходима в первую очередь модернизация социально-культурных ценностей работников наших правоохранительных структур. Не случайно многие эксперты считают, что наше МВД продолжает работать по старым советским стандартам, принципам. Ведь до сих пор идеалом наших «оперов», «следаков» является Глеб Жеглов - типичный персонаж советской карательной системы.

Некоторые исследователи отмечают, что в наших правоохранительных органах широко распространены насилие и дегуманизация. Как в советское время, одним из источников поддержания высокого уровня насилия, агрессии в обществе являются наши исправительно-трудовые учреждения, следственные изоляторы, в которых порой сохраняются жесткие советские практики обращения с осужденными, заключенными.

Именно отсюда, учитывая высокий статус криминальных «понятий» в нашей культуре, следует начать внедрение ценностей гуманизма, верховенства закона и прав человека. В той же Грузии, в местах лишения свободы, все заключенные содержатся в условиях европейских стандартов. На посту министра внутренних дел в Грузии, в русле отхода от советской системы, обычно находится «гражданский» человек. Данные практики стали составной частью реформы грузинских правоохранительных органов, развития в Грузии правового общества и государства.

Помимо вышеуказанного опыта, в Казахстане для развития демократичности органов МВД представляется необходимым переход к децентрализации нашей правоохранительной системы. Ряд исследователей считает, что жесткая централизованность, с отсутствием полноценного судебного и общественного контроля, является наследием советского прошлого, почти не меняясь в Казахстане последние 40 лет.

Смысл децентрализации в том, что в таком случае полиции нужно будет отчитываться не только перед своим руководством, но и населением своих регионов, районов, городов. Самый главный смысл реформирования МВД в том, чтобы наши граждане, наконец, смогли бы доверительно относиться к полиции, как к структуре, защищающей их безопасность и спокойствие.

Опыт ряда стран постсоветского пространства показывает, что расширение возможности гражданского контроля за деятельностью органов внутренних дел способствует снижению пыток, других форм насилия, коррупционных преступлений в них. Вслед за этим развивается доверие не только к системе МВД, но и ко всей государственной власти...

Фархад Касенов, руководитель Гражданского движения «Bolashaq»

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи