Опубликовано: 500

Продюсер группы Ninety One рассказал, как противостоять травле в Интернете

Продюсер группы Ninety One рассказал, как противостоять травле в Интернете

Травля в Интернете. Как жить после такого? А если ушаты грязи на тебя выливают годами? Свой рецепт у продюсера группы Ninety One Ерболата Беделхана.

Скажу сразу, что я шла поговорить с Ерболатом Беделханом о том, как живётся ему самому и ребятам из группы Ninety One. Ведь о группе и продюсере до сих пор пишут разное, в том числе много негатива, сообщает корреспондент медиа-портала Caravan.kz.

Это и понятно, потому что первопроходцам всегда трудно. Да и до этого, конечно, были на казахстанской сцене ансамбли, состоящие из мужчин-исполнителей. Но именно Ninety Оne стали зачинателями нового направления - Q-pop. Юные парни, поющие на казахском языке, но при этом одетые в яркие, вызывающие костюмы, да ещё с волосами, выкрашенными в разные цвета. Такого у нас точно ещё не было. Естественно, что приняли ребят поначалу в штыки, кое-где даже запрещали их концерты, а уж чего только не писали в социальных сетях о них. Однако не прошло и четырех лет после создания группы, как в 2019 году Ninety Оne стали лидером музыкальной премии телеканала Muzzone ЕМА-2019, одержав победу сразу в четырех номинациях: «Мужской Q-pop-коллектив», «Q-pop-проект», «Хит года» и «Видеоклип года». А продюсерский центр Ерболата Беделхана получил рекламные контракты с Fanta, Samsung и Activ.

Вот с таким интересным человеком ожидала встречи в одном из кафе Алматы. Шли минуты, а продюсера всё не было. Официанты, которых попросила найти место, где меньше слышно было музыки, косились на меня. Пришлось позвонить. Оказалось, что продюсер забыл, где именно мы должны были встретиться, и попросил приехать в офис. Что ж, у творческих людей часто бывает такое.

В офисе меня встретил стройный молодой человек, которому ни за что не дать его 40 лет. Вообще братья Беделхан (а до этого я брала интервью у Есболата) выглядят значительно моложе своих лет. Видимо, творчество придаёт сил и поддерживает молодость. Кстати, оба являются солистами группы «Орда», творчество которой мне нравится, композиторами и продюсерами. Но музыкальные направления, в которых движутся исполнители, которых продюсируют братья, различны. Но об этом пусть говорят музыковеды, а мне бы хотелось узнать, как же можно творить в условиях кибербуллинга. Однако наш разговор выходит далеко за рамки обозначенной темы. Да это и понятно: нечасто встретишь человека, не просто увлечённого своим делом, но и образованного, интеллигентного, с которым можно поговорить на разные темы.

Должна быть личная территория

- Ерболат,  вы себя считаете закрытым или открытым человеком?

- Абсолютно открытым.

- Открытым? И тем не менее, когда вам задают вопросы, если так можно выразиться, о производственной кухне или о каких-то скандалах, которые бывают в шоу-бизнесе, особенно если это касается вашей персоны, вы стараетесь не отвечать.

- Но здесь как бы этические нормы. Бывает, что опять же СМИ чересчур пытаются узнать то, что должно оставаться за кадром. Как человек культуры я понимаю, что есть личная территория, на которую, к сожалению, сейчас СМИ переходят...

- То есть личная территория – это личная территория. И даже то, что касается некоторых вопросов творческих, – это тоже личное?

- Конечно. Потому что это получается наша аудитория, когда мы какие-то социальные темы затрагиваем – это тоже опять же личное. И именно мы понимаем, о чем сейчас идет речь, и соответственно, если считаем нужным, отвечаем. Если мы считаем, что не стоит этого, мы тогда просто молчим.

- Всё понятно. Ерболат, скажите, пожалуйста, когда ваша группа «Орда» появилась на казахстанской сцене, было такое впечатление, лично мое: интеллигентные ребята, стильно одетые, хорошо держатся на сцене. Это было специально? Вы заранее - три брата Беделхан - задавали тон, выстраивая такой образ, или это спонтанно получилось?

- Мы просто показали, кто мы есть. Мы ничего не готовили. Мы и были такими людьми. Если артист обманывает, это никогда не зайдет в сердца людей. Я в это искренне верю и знаю. И в том числе нынешняя группа моя Ninety Оne: мы какие есть, такими и предстаём на сцене.

Когда «Орда» появилась, мы хотели показать, что и на казахском языке можно исполнять в современной манере, в соответствии со временем. Никто в этом жанре на казахстанской сцене не работал. Мы взяли эту миссию на себя. Было тяжело? Да. Сложности, люди не понимали? Да.

- То есть сначала вы в «Орде» столкнулись с этим непониманием? Как вы это выдержали?

- Отвечу примерно так: когда ты искренне веришь и понимаешь, что ты делаешь, и в первую очередь когда ты честен с самим собой - у тебя нескончаемая энергия, правда за тобой, и ты идешь, несмотря ни на что.

Создать свой образ                       

- А теперь давайте как раз об этом вашем главном проекте на сегодня – группе Ninety One. Как вы к нему пришли?

- Это очень просто. Практика. Благодаря группе «Орда» я понял нашу ментальность, проблемы, законодательство даже. И осознал, чем в будущем буду заниматься.

- А как вы отбирали ребят в группу?

- Критерии практически одинаковые. Артист должен создавать самостоятельный контент. И так как мы все, «ординцы», сами создавали практически всё, то я хотел также, чтобы молодежь создавала собственный контент.

- Выходит, вы отбирали ребят, которые по наполнению внутреннему ближе к вам?

- Однозначно. 

- Но, кроме этого, они очень красивые мальчики.

- Да.

- То есть упор был сделан именно на сочетание внутренних качеств и внешней красоты?

- Естественно.

- Скажите, вы считаете себя эпатажным человеком?

- Очень хороший вопрос. Ну, я вообще сам очень спокойный, миролюбивый.

- Ерболат, но когда вы появились с Ninety One, то взорвали все и вся. 

- Да. Ну спасибо большое. Однако Ninety One ничем не отличается на самом деле. Многие тоже спокойные ребята. Естественно, темперамент присутствует. Но мы держим баланс.

- Но вернёмся к вопросу об эпатажности. Ninety One предстали на сцене яркими, как корейские группы...

- Я вам так скажу. Уже в группе «Орда» мы знали корейскую индустрию благодаря нашей сестре, которая из Южной Кореи в своё время привезла кассеты о корейских музыкантах. И после этого, естественно, я начал понимать, в чем их фишка. В 2014 году я уже сам побывал в Сеуле. Я ничего не копировал, а купил франшизу. Найти же образы для ребят помогли маркетинговые ходы.

- Индивидуальные?

- Конечно. В человеке должен быть индивидуум, и, естественно,  это должно проявляться на сцене.

Против буллинга один приём – работа

- Когда группа Ninety One появилась на сцене, как только ребят не оскорбляли, лично вас. Как вы это выдержали?

- Мы знали, что так будет, потому что в своё время и «Орда» испытала определенный буллинг. Просто тогда так развиты не были социальные сети. Об этом нас предупреждали и корейцы, что наша ментальность - корейского  и казахского народов – схожа. "Примерно 25-30 лет вы отстаете от нас, но у нас тоже так и было", - это говорили нам корейцы. Соответственно мы готовились к неприятию вначале. Я нанимал психологов, разговаривал с группой: "Готовьтесь. Когда мы выйдем - будет страшно". "Так должны выглядеть современные казахи": почему на Западе группу Ninety One считают символом прогресса Казахстана

- Вы не отвечали на эту травлю в Интернете.

- Есть казахская пословица «Таспен урғанды аспен ур» (в переносном смысле означает "Если тебя бьют камнем, отвечай мастерством"). Мы не хотели опускаться на уровень хейтеров и поэтому не отвечали на травлю.

- А ребята? Все-таки как бы вы их ни готовили, они почти подростки были тогда, когда начали выступать, как они реагировали? Как их родители?

- В первую очередь для меня главным было подготовить родителей и других близких ребят. Я тщательно готовился к этому, разговаривал с родственниками и с самими, естественно, ребятами. Понятно, что некоторое недопонимание из-за буллинга имело место, но в целом все поняли ситуацию.

- Но буллинг и сейчас же продолжается.

- К сожалению, да. Конечно, уже не в таком количестве. А в первое время, особенно когда отменяли концерты, было тяжело. Ребята говорили, что самое болезненное -  когда твои близкие люди тебя не поддерживают. Они тоже через это проходили. И в фильме о нас мы говорим обо всём, через что прошли.

- Ерболат, вы признаете сами, что буллинг количественно уменьшился, но не прекратился совсем. Вы как-то собираетесь бороться с этим, судебными исками, например?

- Ни в коем случае. Я же человек, несущий культуру. Я должен выполнять свою функцию в социуме. Да и вообще нам, казахам, не к лицу судиться. Да, ты видишь, что в современном мире все судятся. Но сам делать этого не стану.

- А что вы можете посоветовать тем людям, которые испытывают на себе кибербуллинг? Как им реагировать на это?

- Я вообще не люблю давать советы, потому что это ответственность.

Просто хочу сказать только одну вещь: если вы внутри сильны, если вы чувствуете, что вы правы, что правда за вами – всё, больше ничего не надо. У вас всегда будет энергия защититься. Вы никогда не впустите ту низкочастотную черноту, вы всегда будете выше всего этого. Поэтому вы должны в первую очередь спросить себя: «Мы кто?». Мы сами создаём ауру вокруг себя. Кстати, один из самых верных поклонников на данный момент Ninety Оne – бывший хейтер. И таких историй много.

- Ну вы молодец, если во всем находите положительное. А что вы будете делать, Ерболат, когда ваши мальчики вырастут? Собственно, они уже сейчас выросли.

- Уже они выросли. Я постоянно ребятам говорил, когда мы только начинали, - идея важна. И, естественно, мы не вечные. Продолжателями этой идеи вы должны быть. Грубо говоря, я клонирую себя, вы должны нести эту ношу, продолжать.

- Но если будет много клонов, разве это искусство?

- Клон - это что? Конечно, неудачное слово я использовал. Главное - становиться лучше. Считаю, что это самая прекрасная задача, которую человек себе ставит. Естественно, мы не идеальны, идеальных людей не бывает. Но стремиться к самой идее - это прекрасно. Соответственно, когда мы не с негативной стороны смотрим на свои минусы, а с самоиронией, то, именно критикуя, мы прогрессируем, развиваемся.

Вместо послесловия

Юристы не так давно созданного фонда «Ар-Бедел» видят свою задачу – противостоять кибербуллингу правовыми методами, включая судебные иски  (можно обращаться в фонд по адресу: Info@arbedel.kz).

Продюсер, музыкант Ерболат Беделхан считает, что основное – идея, которую нужно реализовывать, не обращая внимания на хайп. И первый подход, и второй имеют право на жизнь. Ведь главное – создавать культуру права в обществе.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи