Опубликовано: 30400

"Правоохранители и спецслужбы вымогали у командиров воинских частей деньги" - опальный полковник

"Правоохранители и спецслужбы вымогали у командиров воинских частей деньги" - опальный полковник Фото - Caravan.kz

История о том, как командиров воинских частей, по свидетельству бывшего командира бригады полковника Асхата Абдуваитова, правоохранители «ставили на счетчик», вымогая деньги «на постоянной основе», вызвала очень бурную реакцию и массу комментариев.

Об этом было рассказано в «Караване» в марте 2022-го. Почти год прошел с того времени. И вот нашумевшая история о вымогательстве денег в военных гарнизонах получила продолжение. В распоряжении медиапортала Caravan.kz оказалось обращение того офицера к председателю Верховного суда, руководителю Администрации Президента, Генеральному прокурору и председателю КНБ. Ответ из Генеральной прокуратуры и КНБ на этот крик о помощи в редакцию тоже поступил... 

- На факты вымогательства со стороны представителя военной контрразведки КР КНБ РК подполковника С. и обстоятельства, при которых мне пришлось пойти на совершение правонарушения, ни следствием, ни судом должного внимания уделено не было, - комментирует специально для медиапортала Caravan.kz Асхат Абдуваитов. - Приговором военного суда Шымкентского гарнизона от 17 июня 2019 года я был признан виновным в даче взятки должностному лицу в размере 200 000 тенге, и мне назначено наказание в виде штрафа в размере тридцатикратной суммы взятки – 6 000 000 тенге. Кроме того, я лишен воинского звания «полковник». Но я просил и до сих пор настаиваю на том, чтобы те, кому это положено, обратили внимание на то, что мне пришлось признать свою вину под давлением сотрудников военной контрразведки (ВКР). В ходе следствия я не мог указать на факты применения в отношении меня недозволенных методов, так как постоянно рядом со мной находились сотрудники, указывая мне, как и что я должен говорить. В течение четырёх дней они склоняли меня к провокации в отношении бывшего министра обороны генерал-лейтенанта Бектанова М.К. и начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Хусаинова М.Р. Меня удерживали на съёмной квартире, угрожали привлечением к уголовной ответственности моей супруги, пугали, что с ней могут сделать в местах лишения свободы...

В период с 22 декабря 2018 года до 30 декабря меня всегда допрашивали без присутствия адвоката. Или вызывали своего дежурного адвоката, чтобы после окончания всех допросов я подписал протокол. Ежедневно сыпались в мой адрес угрозы заключения под стражу в случае моего непослушания.

- Асхат Габбасович, что происходило с вами, и кто конкретно вымогал у вас деньги, когда вы проходили службу в должности командира воинской части?

- Обо всем этом я уже неоднократно рассказывал и следственным органам, и на суде, и в письме на имя Генерального прокурора. В ноябре 2018 года ко мне обратился подполковник С. с требованием пошить ему повседневную офисную военную форму одежды. Точнее, чтобы я за свой счет пошил ему военную форму, именно такую, какую он сам хочет себе пошить в ателье. Не желая для себя и своих подчиненных нежелательных отрицательных последствий от С., я согласился выполнить его незаконное требование и дал указание начальнику вещевой службы части старшему лейтенанту Емутбаеву заказать в ателье города Шымкента для С. требуемую им офисную военную форму.

О том, что данная офисная военная форма одежды пошита на мои личные денежные средства, С., конечно же, знал. Ведь ателье было частным, ордера на пошив или какие-то другие документы С. не получал в вещевой службе части, да и на вещевое довольствие он встал в войсковую часть 35748 только в январе 2019 года, хотя прибыл служить в октябре 2018 года. Также 28 ноября 2018 года примерно в 17:00 подполковник С. пришел ко мне в служебный кабинет и потребовал от меня 100 тыс. тенге для его личных целей, объясняя свое требование тем, что ему необходимо выехать в служебную командировку, а свои деньги он истратил на ремонт служебной автомашины. На что я ответил , что у меня нет таких денег, но я постараюсь ему помочь. Затем я, также не желая отрицательных последствий для себя и своих подчиненных со стороны С,, вызвал к себе своего заместителя по материально-техническому обеспечению и, передав ему из своих личных сбережений 200 долларов США, попросил передать эти деньги тогда же данному человеку. Примерно в 18:30 того же дня майор Бекетов передал С. эти 200 долларов США перед контрольно-пропускным пунктом войсковой части 35748. Факт встречи Бекетова Ю.В. и С. возле автомашины перед КПП войсковой части 35748 был зафиксирован на видеокамеру системы видеонаблюдения войсковой части 35748, и видеозапись приобщена к материалам уголовного дела.

- Ранее вы заявляли о том, что «денежные поборы со стороны правоохранителей были по отношению к командирам воинских частей поставлены на системную основу».

- Эти незаконные требования подполковника С. ко мне о том, что я «периодически должен буду ему оказывать различную денежную помощь», мною были восприняты таким образом, что если я не хочу отрицательных последствий по службе для себя и своих подчиненных, то должен в последующем эти деньги ему передавать и в дальнейшем выполнять все его личные указания.

- На суде первой инстанции прозвучало, что вы «собирали деньги со своих подчиненных».

- В конце ноября 2018 года на территории войсковой части 35748 между мной и С. состоялся разговор о премировании личного состава части по итогам года и об «отметке» перед ним из суммы этой премии. В декабре 2018 года С. неоднократно заводил со мной разговоры о премировании личного состава части и о том, что я «буду должен обязательно передать ему определённую сумму денег»; но в оперативной съемке имеющихся в уголовном деле данных аудио- и видеозаписей об этом нет. Есть только те моменты, где я ему отвечаю на вопросы, каким образом я буду это делать, и где я якобы толкаю его на преступление.

В ходе следствия я вместе со своим защитником обратился с к руководителю МСОГ Космагамбетову Т.Т. с заявлением о привлечении к уголовной ответственности С. по вышеуказанным фактам и о проведении экспертизы видеозаписи, на которой зафиксирован факт передачи денежных средств Бекетовым Ю.В. подполковнику С. Однако Космагамбетов Т.Т., в нарушение ст. 179 УПК РК, отказал в регистрации в ЕРДР и в проведении этой экспертизы. Кроме того, по результатам служебного расследования, проведенного департаментом Военной контрразведки, было указано, что в действиях С. имеются признаки совершённого им преступления, но данный материал был опять же направлен к тому же руководителю МСОГ. Естественно, руководитель МСОГ полковник юстиции Космагамбетов Т.Т. в нарушение УПК РК принял решение не регистрировать данный материал в ЕРДР. Результаты служебного расследования также имеются в уголовном деле.

Надеясь на объективную реакцию со стороны КНБ, я отправил заказным письмом заявление председателю КНБ РК о привлечении С. к уголовной ответственности, но ответа до сих пор не получил. Хотел бы подчеркнуть, что в состав МСОГ входили подчинённые С., через которых он и получал все сведения и факты о ходе уголовного дела, всячески стараясь уйти от ответственности. То есть оказывая давление на моих подчиненных, свидетелей уголовного дела, близких мне людей. Считаю, что показания С., данные им в главном судебном разбирательстве, непоследовательны, а порой прямо противоречат моим показаниям, а также показаниям других свидетелей. В ходе судебного разбирательства я со своим защитником обращался к судье Кариму Б.С. с ходатайством о назначении экспертизы видеозаписи с фактом передачи денежных средств, но судья также отказал без объяснения причинЧП в Нацгвардии: солдат-срочник попытался застрелиться и случайно ранил майора

В материалах уголовного дела имеются все документы, которые я со своим защитником вносили в ходе следствия и судебного разбирательства, но их почему-то не принимали во внимание. Данные обстоятельства, на мой взгляд, говорят о том, что, мое дело не было изучено, и судебный процесс проходил под диктовку обвинения и следствия. Повторяю, меня в течение недели склоняли к участию в провокации по отношению к экс-министру обороны генералу Бектанову М. К. и Хусаинову М. Р. Не давали спать, вовремя отправлять естественные надобности, заставляли оговорить себя, угрожая, что привлекут к уголовной ответственности и мою жену, при этом красочно описывая, как с ней там будут обращаться... Я – офицер, сын, муж и отец. Для меня моя семья – святое. Я был готов покончить с собой или сесть в тюрьму, но не впутывать свою семью в эти грязные игры оборотней в погонах.

Я не пошел на поводу у сотрудников военной контрразведки и не согласился занести деньги Хусаинову М. Р. и положить их куда-нибудь. Вы спросите, при чем здесь Бектанов М. К. и Хусаинов М. Р.? А при том, что правоохранительным органам нужно было громкое задержание генералов Вооруженных сил по обвинению в коррупции, и если бы я согласился, то так бы это и случилось. Но они же, ни Бектанов, ни Хусаинов, к этому не имеют никакого отношения и никогда не просили заносить им деньги.

- Знаю, что вы обращались в Генеральную прокуратуру.

- Да, обращался. Генерального прокурора я с самого начала просил взять на особый контроль ход уголовного дела с целью обеспечения объективного расследования и предупреждения фактов вмешательства со стороны сотрудников КНБ РК. В первый день, когда я приехал в Шымкент, следователь сказал мне, что он «внимательно все изучил и уверен, что привлечь к ответственности С. большой проблемой не будет. То, что меня не имели права удерживать на съёмной квартире, это одно уже должно быть основанием для пересмотра уголовного дела». Но, что характерно, потом этого следователя как подменили. Он стал избегать встречи со мной, отводил взгляд, юлил, а потом вообще перестал отвечать на мои телефонные звонки. Видимо, на него надавили.

Хотелось бы добавить по рассмотрению обращений должностными лицами всех уровней. Зачастую обращения, которые подают граждане нашей страны, не доходят до внимания должностного лица, которому они адресованы. Лица, которые принимают данные обращения, не доводят до Президента нашей страны, руководителя государственного органа большую часть обращений, их переадресовывают другому лицу, потом другому, и так, пока не дойдет до лица, который дает ответ. Конечно, должностные лица загружены и другой работой, но за каждым таким обращением стоит судьба человека, судьбы членов его семьи. Хотелось бы, чтоб об этом помнили всегда, когда рассматривают заявления и обращения граждан, и просто хотя бы представили себя на месте человека, обратившегося к ним.

- Что конкретно ответили вам из Генеральной прокуратуры и КНБ на ваше обращение о пересмотре уголовного дела?

- Заместитель начальника 2-й службы Генеральной прокуратуры Р.Дубаева прислала письмо, в котором сообщалось, что мое обращение о пересмотре судебных актов «подлежит возврату, как не соответствующее требованиям ст. 488 УПК». Но в том же письме было указано, что я «вправе самостоятельно обжаловать судебные акты в Верховном суде». Что я и собираюсь сделать. Не чувствуя за собой никакой вины, я давно решил добиваться справедливости до самого победного конца. Пусть все будет по закону!

Что касается ответа из КНБ, то он тоже пришел ко мне за подписью заместителя начальника Департамента ВП КНБ г-на Б. Тусова. В письме сообщается, что «по итогам служебной проверки факты недозволенных методов расследования со стороны сотрудников КНБ не нашли своего подтверждения».

Как-то комментировать сей факт не хочу. И так понятно, что происходит. Видимо, чистота мундира дороже. Но я все же надеюсь, что с приходом к руководству КНБ нового прогрессивного руководителя мое дело не спустят на тормозах и наконец-то обратят внимание на многочисленные нарушения всей правоохранительной системы. Негоже командиров воинских частей обвинять в том, что они в силу сложившихся обстоятельств попадают в такие неприятные истории. Я молчал, когда был командиром, и считаю, что был не прав, не нужно было молчать, надо было поступать с «оборотнями в погонах» их же методами, писать Генеральному прокурору, и другим руководителям государственных органов правоохранительного блока.

Советую нынешним командирам так и поступать, время сейчас поменялось, чистка идет и в КНБ, и в МВД, не бойтесь, а то так и будут они за ваш счёт и счёт ваших подчинённых решать свои проблемы. Не нужно терпеть и дальше унижения, чтобы не навлечь на себя и подчиненных лишних проблем. Я очень жалею, что в своё время так не поступил. Надо менять систему и вообще подход к статусу офицеров особого отдела и их обязанностям. Понятно, что не все из них такие алчные, как в моем случае. Есть и достойные сотрудники ВКР, которые не позволяют себе нарушать закон, а наоборот, стоят на его защите. Хотя профилактика никогда не помешает.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Дамир 13 января

Думаю надо было сразу обращаться и не затягивать. Как говорится Хотел как лучше, а получилось...