Опубликовано: 24100

Подавляющее большинство русскоязычных так и не выучили госязык – эксперты тюркоязычных стран

Подавляющее большинство русскоязычных так и не выучили госязык – эксперты тюркоязычных стран Фото - Caravan.kz

Мы решили разобрать актуальные для Казахстана моменты по части языкового вопроса на примере Кыргызстана, Узбекистана и Татарстана.

На недавней сессии Ассамблеи народа Казахстана Касым-Жомарт Токаев высказался о статусе языков в стране. Он заявил, что Казахстан является многоязычным государством, и подчеркнул, что это «наш плюс, наш актив, но в то же время государственным языком является казахский».

«Мы это тоже должны помнить и принимать меры по укреплению статуса казахского языка, но не в ущерб, и тем более не с целью дискриминации каких-либо других языков и тех граждан, которые говорят на других языках», - сказал президент.

Токаев также заявил о необходимости «подготовить информацию, отражающую разнообразие культуры» в Казахстане.

«В частности, необходимо работать с казахскоязычной аудиторией. Расширяется круг казахоязычной аудитории. Это положительная тенденция. Важно способствовать вкладу других этносов в развитие Казахстана на государственном языке. Мы должны полностью поддерживать СМИ, работающие в этом направлении», - сказал Токаев.

В послании народу в сентябре Токаев заявил, что развитие казахского языка остается одним из главных направлений государственной политики, но вместе с тем добавил, что Нур-Султан не допустит «дискриминации кого-либо по языковому, национальному признаку, и будем наказывать по закону».

Какие позитивные тенденции можно отметить в языковом вопросе в Казахстане в целом? Помимо аспектов, затронутых президентом, следует подчеркнуть, что позиции государственного языка в обществе стали более крепкими. Почему русский язык в Казахстане нельзя притеснять и нельзя поддерживать - эксперты

Пользователи соцсетей активно публикуют посты и ведут свои страницы на казахском языке. Энтузиасты, радеющие за язык, предлагают множество различных методик, отличающихся подходами, современными технологиями, интересностью и красочностью подачи. В Сети появляется большое количество разного материала, обучающего и развлекательного контента на казахском языке, которые пользуются большой популярностью среди пользователей. Здесь же стоит отметить сплочение общества на фоне сегодняшней сложной геополитической обстановки, что сыграло в пользу осознания своей национальной идентичности казахами и необходимости владения казахским языком для представителей других национальностей, проживающих в Казахстане. 

Но, несмотря на это, те проблемы вокруг ситуации с языком, что существовали ранее, остаются актуальны и по сей день: несмотря на 30 лет независимости, многие граждане Казахстана по-прежнему не владеют государственным языком. И причины этого самые разные – человек не рос в казахскоязычной среде; кого-то устраивает тот небольшой уровень, которым он владеет; кто-то не связывает свое будущее с Казахстаном и не видит смысла учить язык; недостаточно сильная школьная программа и слабая работа соответствующих структур и т.д. Популярная казахстанская певица запрещает сыну говорить на русском

Но к чему мы об этом? К тому, что в этом вопросе Казахстан далеко не одинок – так или иначе, в той или иной степени вышеобозначенные проблемные аспекты существуют и в других тюркоязычных странах.

Тема реформирования, развития и популяризации языка в этих государствах постоянно находится на повестке. Языковой вопрос там поднимается из года в год как властями, так и общественностью. Позитивные тенденции сменяются на негативные (и наоборот), а общество и правительство пытаются нащупать золотую середину между государственным и русским языками, сглаживая возможность появления конфликтных настроений.

В сегодняшнем материале Caravan.kz мы решили разобрать актуальные для Казахстана моменты в языковом вопросе на примере Кыргызстана, Узбекистана и Татарстана.

 

Кыргызстан

Начнем с Кыргызстана. Нашим спикером в этой теме выступила бывший замминистра образования КР, вице-мэр Бишкека и эксперт по гуманитарным вопросам Умутхан Тыналиева.

«Языковая среда в Кыргызстане за 30 лет суверенитета кардинально изменилась, особенно в разрезе регионального фактора, - отметила наша собеседница вначале. - Если немного отойти в прошлое, то можно сказать, что кыргызский язык в период СССР для большинства носителей языка, особенно городских жителей больше был в статусе кухонного или семейного общения. С обретением независимости он постепенно получил доступ в общественно-политическое пространство, русский же стал терять былой статус из-за массовой эмиграции русскоязычных граждан. В 1998 году была создана Национальная комиссия по госязыку, которая по своему функционалу больше напоминала типичный госорган, облеченный миссией реализации государственной политики в сфере развития языка. Но надо отметить, что по факту ее деятельность длительный период воспринималась как своеобразный инструмент решения политических вопросов – например, создания дополнительного барьера для кандидатов на пост президента страны. В 2001 году была принята Программа развития госязыка на 2000-2010 годы, что позволило провести неплохую работу по стандартизации, модернизации и изучению кыргызского языка, но ощутимого прорыва в его использовании во всех сферах общественной жизни особо заметно не было. В 2009 году в стране впервые законодательно закрепили празднование государственного языка и ведение делопроизводства на двух языках – государственном кыргызском и официальном русском»

Г-жа Тыналиева отметила, что период с 2014 по 2020 год особую роль в юридической и организационной поддержке по использованию государственного языка сыграла Национальная программа, принятая в 2013 году. Она отличалась кардинальными мерами по внедрению государственного языка в среде чиновников и госслужащих, а также в сфере образования. Хотя эти изменения вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Была введена система «Кыргызтест» для чиновников независимо от национальности, обязательное ведение делопроизводства на госязыке, но все это, по мнению ряда экспертов, реализовывалось за счет фактического ущемления положения официального языка, например, сокращения учебных часов по русскому языку и литературе в образовательной системе.

В последующие годы легализованные языковые барьеры для госслужащих стали очередным витком миграции из республики и маргинализации русскоязычных специалистов. Одновременно резкий рост трудовой миграции в Россию, востребованность у титульного населения русского языка в образовательной и социальных сферах, а также возможность участия в больших интеграционных проектах сделали русский язык без какой-либо поддержки извне привлекательным и необходимым средством коммуникации. По факту история показала, что на судьбу языка влияют не законы, а отношение людей к нему и в первую очередь – высшего эшелона власти. Законы о госязыке должны создавать правовую основу для увеличения экономической и социальной привлекательности языка, для повышения потребности общества в этом языке.

«Сегодня в Кыргызстане сложилась ситуация, что основным мотиватором для владения госязыком стала возможность карьерного роста в госорганах, но это приведет и приводило лишь к оттоку квалифицированных кадров, дефицит которых и так уже налицо. Процент чиновников среди 6-миллионного населения ничтожно мал, абсолютное большинство трудоспособного населения привлекают сферы предпринимательства, услуг и торговли, где гораздо важнее владеть доступным языком межнационального общения, в данной ситуации – русским языком. И надо признать, что сегодня, особенно в южном и некоторых районах северного регионов республики русский язык становится востребованным. Об этом свидетельствует высокая конкуренция в русскоязычные школы и классы, также в российские вузы. Объяснение этому есть – за последние 15-20 лет Россия стала единственным решением проблем населения, вызванных безработицей, отсутствием перспектив в собственной стране, отсутствием возможности прокормить семьи и обеспечить достойную жизнь своим детям. Сегодня около миллиона наших жителей живут и работают в России, и уже выросло взрослое поколение кыргызов, получивших гражданство России.

Языковой фактор сегодня по определению на постсоветском пространстве играет не только роль средства этнической идентификации, но и инструмента реализации интересов политических групп. В Кыргызстане за весь период суверенитета идет системный процесс закрепления доминирующей позиции государственного языка, и это логично, если данный процесс не ущемляет позиции русского официального языка, который сегодня является языком межнационального общения различных этнических групп населения страны. Языковой вопрос регулярно поднимается политиками и лидерами общества, особенно в периоды предвыборных кампаний. В республике есть и имеют свой электорат политические партии с националистической идеологией, которые не раз предлагали лишить русский язык официального статуса», - добавила экс-замминистра.

В начале текущего года были внесены изменения в действующий закон о госязыке КР, причем на фоне вялого общественного обсуждения. Эти изменения вызвали бурный общественный резонанс, ряд экспертов и представители гражданского сектора выявили дискриминационные формулировки и спорные пункты. Хотелось бы отметить, что к реформированию законодательства о языке и языковой политике необходимо привлекать представителей гражданского общества и этнических меньшинств, чтобы их потребности были поняты и учтены, в данной ситуации этого не было. Исключение их из обсуждений или создание видимости консультаций вывело обсуждение нового Закона в политическую плоскость и на фоне нарастающего негативного восприятия этой языковой реформы авторы нового варианта были вынуждены заявить о необходимости доработки документа.

«Сегодня в Кыргызстане отчетливо наблюдается снижение доли владеющих русским языком среди молодежи, особенно в регионах республики. Здесь свою роль играют два ключевых фактора: первое – значительное сокращение количества часов, отводимых на изучение русского языка в образовательных учреждениях, второе – демографическая ситуация, связанная с массовым выездом русскоязычного населения, а также с понижением рождаемости в русскоязычной среде. К сожалению, в нашей республике есть неофициальная политика некоторых политических группировок, направленная на устранение русского языка из средств СМИ, в том числе теле- и радиовещания, культурного пространства и литературы. Не требует доказательств тот факт, что маргинализация русского языка, несомненно, будет препятствовать развитию сотрудничества в научно-технической и в образовательной сферах, так как большая часть научной информации поступает именно из русифицированных источников.

Конечно, со стороны РФ есть определенные усилия развивать изучение русского языка, это и педагогические десанты, деятельность различных общественных и государственных фондов, строительство школ и даже вузов. В 2014 году был даже образован Совет при Президенте РФ по русскому языку, в задачи которого входило определение приоритетных направлений и механизмов поддержки русского языка за рубежом. Но надо признать, что перечисленных мер недостаточно, необходимо расширение обучения студентов в российских вузах, широкоформатное взаимосотрудничество в сфере школьного образования, особенно педагогического опыта. Но главная мотивация успешности русского языка в Кыргызстане – это, прежде всего, успешность России как государства, сохранение русского языка напрямую связано с потребностями поддержания экономических связей, привлекательностью российской культуры и коммуникационного пространства. Именно эти факторы должны определять стратегическое планирование языковой политики в нашей республике.

Никто не спорит, что развивать государственный язык необходимо, и несомненна его приоритетность в общественно-политической жизни страны. Вопрос в другом – могут ли предложенные изменения в Законе о госязыке существенно повлиять на экономическую ситуацию в стране, или снизить рост цен на продукты питания, ГСМ, минимизировать безработицу? Очень надеемся, что тайм-аут по внедрению очередной языковой реформы в республике будет иметь позитивные последствия и будет решен адекватно ожиданиям общественности. Что касается в целом усилий госорганов в части развития языковой политики, особенно развития государственного языка, заявленных в ряде стратегических программ, наше государство явно отстает в плане достижения целевых показателей, заявленных по части достижения полномасштабного функционирования государственного языка в госуправлении, делопроизводстве и других сферах. Мало независимых экспертных обсуждений, не привязанных к лоббированию каких-то политических целей, уровень участия гражданского сектора в общественных обсуждениях по вопросам развития государственного языка и национальной идентичности пока на полупассивном уровне. С другой стороны, активное обсуждение в соцсетях тем, непосредственно связанных с национализмом, особенно на фоне последних событий в России и Украине, является показателем того, что людей волнуют эти вопросы, и есть необходимость их откровенного обсуждения, хотя эти вопросы являются политически чувствительными», - подытожила Умутхан Тыналиева.

 

Узбекистан

Доктор философских наук, профессор Ташкентского государственного педагогического университета имени Низами, автор пособия «Уроки узбекского языка» Гульнора Мансурова:

«Во-первых, дети и молодежь, обучавшиеся в узбекских школах, не читают на кириллице узбекские книги, газеты и журналы. Во-вторых, почти все дети и молодые люди, достигшие тридцатилетнего возраста, совершенно не знают русского языка. И это тоже потому, что они не могут читать на кириллице. В-третьих, к большому сожалению, и узбекского языка тоже не знают. Делают много ошибок в написании самых простых слов. Совершенно не думая, пишут так, как выговаривают», - рассказала эксперт Podrobno.uz.

По словам Мансуровой, за последние 30 лет многие люди в республике стали безграмотными и не имеющими даже элементарного представления о литературе.

«Это, кстати, касается и российских граждан. Образование скатилось до нуля. Почему – очень трудно объяснить. Но исправлять надо, надо хотя бы пытаться уделять больше внимания грамотности и на узбекском, и на русском языках. Необходимо читать книги, прививать любовь к языку, к литературе», - отметила она.

Лингвист напомнила, что в свое время некоторые специалисты уверяли, что переход на латиницу улучшит обучение английскому языку, но в итоге наблюдается обратное явление: дети совсем запутались – где узбекские буквы, где английские.

«Да, много негатива в передачах по телевидению. Здесь и безнравственные фильмы, и клипы, и другое. В системе образования перестали правильно обучать языку. Сами учителя зачастую пишут неграмотно. Это, к сожалению, касается и русского языка тоже», - добавила г-жа Мансурова.

Эксперт убеждена, что в школах нужно уделять должное внимание обучению грамотности. Здесь надо поработать каждому преподавателю над собой тоже.

«Выпускать больше учебников и учебных пособий, отвечающих требованиям современного образования и удобных для использования. Больше проводить диктантов, работ над ошибками, нормальных упражнений. Уделять внимание написанию сочинений на выпускных и вступительных экзаменах. Ввести в вузы курсы мировой литературы. Это послужит выполнением одной из стратегий развития нового Узбекистана.

Преподаватели узбекского языка должны работать над методикой преподавания узбекского языка и для русскоязычного населения республики. За 30 лет такого учебного пособия нет. Есть пособия для медвузов, или еще других, а вот для общего пользования не выпущено ни одного учебного пособия по узбекскому языку. Я думаю, надо активнее поработать в этом направлении. Я поискала в Интернете и, увы, не нашла ни одного учебного пособия, кроме старого единственного самоучителя в оранжевой обложке. Зато в Москве выпущено учебное пособие по узбекскому языку», - отметила специалист.

Вместе с тем Мансурова уверена, что нужно воспитывать молодежь в духе патриотизма. А знание государственного языка – это тоже проявление патриотизма.

«Важно понимать, что у нас один государственный язык – узбекский, есть закон, но его никто не выполняет. В последнее время спохватились, появились новые дополнения к закону, но выполнить их сразу невозможно, потому что даже не все узбеки еще могут составлять деловые бумаги. А гражданам не узбекской национальности еще сложнее. Их никто не учит. Еще раз повторяю, нет учебных пособий, учебников, самоучителей, словарей.

В прошлом году появилась книга «Ўзбек тилида иш юритиш». Очень хорошее пособие. Оно должно быть у каждого на рабочем столе. Но этого недостаточно. Надо же научиться говорить на государственном языке.

В некоторых странах 2-3 государственных языка, и там нет проблем. У нас – пока проблем в обучении языкам еще много», - добавила г-жа Мансурова.

Обозначая позитивные моменты, Мансурова отметила, что граждане разных национальностей, в первую очередь сами русскоязычные узбеки начали учиться говорить на родном языке.

«Естественно, это было не очень легко. Чтобы освоить любой язык, нужно терпение и желание. Знать небольшое количество узбекских слов, чтобы разговаривать на бытовом уровне, сегодня недостаточно. Поэтому, благодаря закону о государственном языке, большинство граждан изучили свой родной язык, который раньше не знали в нужной степени. Узбекский язык, как государственный, стал применяться в делопроизводстве.

Появилось много новых произведений, стали известными имена новых узбекских авторов. Это представители современной узбекской литературы. Имена узбекских писателей и поэтов стали известны не только в нашей стране. Это такие писатели как Тохир Малик, Эркин Ахзам, Хуршид Дўстмуҳаммад, Назар Эшонқул, Исажон Султон, Улуғбек Ҳамдам, Акбар Мирзо и другие. Все это можно считать хорошим развитием узбекского языка», - отметила специалист.


Татарстан

Проецировать языковую ситуацию в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане на Татарстан отчасти не совсем правильно в силу того, что республика входит в состав России, и русский язык там является государственным наряду с татарским. Но, несмотря на это, языковые тенденции в Татарстане абсолютно схожи с казахстанскими, и проблемы там фактически те же.

Подробнее об этом нам рассказал преподаватель татарского языка, автор учебников нового поколения «Сәлям!» и языковой активист Рашат Якупов.

«Все еще большое количество татар, к сожалению, не могут свободно изъясняться и общаться на татарском. Чуть более двух десятилетий татарский язык преподавался в обязательном порядке, но, несмотря на это, подавляющее число русскоязычных на татарском так и не заговорило.

В 2017 году у нас было отменено обязательное преподавание татарского языка, что было очень больно воспринято татарской интеллигенцией, преподавателями и людьми, работающими в этой сфере. Теперь в школах татарский язык изучается в количестве 2-3 часов в неделю и добровольно, по заявлению родителей. В большинстве случаев ученики выбирают русский язык или татарский, но в отдельных случаях, в отдельных школах могут отдавать предпочтение другим родным языкам.

Как преподаватель скажу, что 2-3 часов для изучения языка в любом случае недостаточно. Как бы сильно не стараться, какой бы сильной не была мотивация (а мотивацией у школьников, мягко говоря, не пахнет), очень сложно обучить человека хотя бы разговорному уровню», - сказал наш собеседник.

Вместе с этим Якупов подчеркнул, что в последнее десятилетие власть республики пытается найти разные способы привлечь внимание к татарскому языку для более легкого его изучения.

«Много лет работает «Ана теле» («Язык матери») на платформе компании English First. Это очень качественная платформа.

Помимо этого с 2016 года при министерстве образования мы разрабатывали учебники нового поколения по татарскому языку «Салям!». Главная и принципиальная особенность нового учебника – коммуникативность. Мы поставили перед собой цель – учебники должны нравиться детям, быть яркими и красочными, не перегружать их грамматикой, чтобы этот процесс больше напоминал не урок, а увлекательное занятие. И немаловажный момент – татарский по этим учебникам подается именно как иностранный язык.

Тут же отмечу авторскую методику Валерии Мещеряковой, которая перенесла все самое сильное в преподавании английского языка на татарский. Очень качественный и результативный подход, но требующий огромных усилий от преподавателей.

Такие позитивные тенденции есть, когда власти пытаются привлечь внимание общества к татарскому языку, но могу констатировать, что это все еще недостаточные усилия. Нужны более масштабные проекты и как можно в больших количествах. Этого действительно не хватает – таких проектов, которые активно и массово вовлекали бы молодежь (дубляж фильмов, различные игры и фестивали, которые были бы интересны)», - рассказал нам эксперт.

Специалист также поведал нам о позициях в отношении двуязычия в республике.

«Несмотря на то, что татарский язык долгое время был обязателен в преподавании, большинство русских, проживающих в республике, так и не владеют им на должном уровне. Билингвы – это татары. Как правило, татары владеют и татарским, и русским языками, но все же есть определенная часть татар, которые не владеют родным языком, либо владеют, но на очень слабом разговорном уровне.

Про соотношение татарского и русского языков сказать затрудняюсь – это, скорее, вопрос к социологам. Но за последние десятилетия есть позитивные сдвиги в том плане, что татарский языке звучит на улице, в общественном транспорте, среди молодежи. Есть отличные общественные инициативы, такие как акция «Мин татарча сөйләшәм», есть всемирный форум татарской молодежи, где предлагаются различные лекции на современные и научные темы. Все это есть, но происходит больше в закрытой татарской среде, нежели повсеместно среди всех жителей Татарстана. Конечно, чтобы распространить такой опыт, чтобы люди пользовались татарским в обширной среде, попыток и стараний нужно куда больше.

В целом также остается большое количество людей, которые говорят на русском и не говорят на татарском. Но как таковой конфликтности между татарским и русским языками нет. Татарстан славится толерантностью – несмотря на наличие разных культур, представители всех народов уживаются мирно и дружно. Но при этом отмечу, что события последних лет, когда татарский стал «добровольным» языком, сдвинуло этот баланс. Могу судить по настроениям татароязычной среды – учителей и в целом людей, которые работают в этой сфере, – определенные обиды на государство в этом плане есть. Часто можно слышать такую мысль, что татарский язык фактически сделали второсортным – это единственный предмет в школе, которые изучают по желанию. И если же этот шаг не разрушил баланс, который строился долгие годы, полностью, то точно – сделал эту тему болезненной.

Конечно, знание родного языка – это очень важный навык, который нужен в современное время. Безусловно, важно и нужно знать языки, которые используются в мировых масштабах, но это не исключает важность и необходимость изучения и использования своего родного языка. Это то, с чем мы пришли в этот мир. Это наша индивидуальность. Мы видим, что в мире этот тренд тоже набирает обороты, это подчеркивает твою уникальность, твое отличие от других. Отказываться от того, над чем наши предки работали долгими веками, – это потерять частичку себя. Знание языка – это большое богатство. Каждый язык – это дополнительное окошко в этот мир, и чем больше языков мы изучаем, чем больше культур мы познаем, тем больше возможностей посмотреть в эти окошки. В первую очередь нужно знать свой язык, а во вторую – изучать все другие языки тех народов, которые живут рядом с нами. Это путь к просвещению, взаимоуважению, взаимообогащению, созиданию и развитию», - подытожил Якупов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи