Опубликовано: 720

Очень важно, чтобы закон был и для зрителя тоже - эксперты о принятом Законе "О кинематографии" в Казахстане

Очень важно, чтобы закон был и для зрителя тоже - эксперты о принятом Законе "О кинематографии" в Казахстане Фото - Today.kz

На пленарном заседании сената парламента РК депутаты приняли Закон "О кинематографии", а также пакет сопутствующих поправок к нему.

По словам министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы, этот закон должен будет кардинально изменить все действующие механизмы дальнейшего развития национального кино.

Корреспондент медиа-портала Caravan.kz узнал мнение о новом законе у людей, связанных с киноиндустрией в Казахстане, напрямую.

Вадим ГОЛЕНКО, генеральный директор компании «Меломан» и «Marwin»:

- Это проект, в разработке которого наша компания принимала активное участие.

Изначально закон воспринимался достаточно холодно со стороны кинопрокатчиков, потому что у нас все-таки есть история работы с кинотеатрами, и мы понимаем, что культурная среда в Казахстане меняется, меняется зритель и то, что происходит внутри рынка в рамках этого изменения. Когда принимался закон, безусловно, было много норм, которые нас беспокоили. И одна из основных - это обязательный дубляж на казахский язык.

Мы - компания, которая уже в течение семи лет занимается дублированием фильмов на казахский язык, и, по сути, мы единственные, кто делает высокохудожественный, высокотехнологичный совместный продукт с компанией «The Walt Disney Company». Мы понимали, что если будет принята такая норма, то такое большое дело, как создание фильмов на казахском языке, проще говоря, дубляж, может быть затруднено, потому что нет в законе формулировки, что такое высокотехнологичный, высокохудожественный, профессиональный дубляж. Грубо говоря, примитивный дубляж, более простой - это когда над ним работает небольшое количество актеров, которых никто не проверяет, и они просто создают голосовое эхо на казахском языке. Нас это очень сильно беспокоило, потому что мы проекты делаем семь лет и совместно со специалистами из США, Великобритании, России, то есть это реально очень крутые проекты, которые создают определенный кластер творческих, технических людей. В 2011 году, когда мы начинали эту работу, у нас был один режиссер дубляжа и пять актеров, сейчас у нас порядка десяти режиссеров дубляжа и актеров более ста человек.

Очень важно сохранить дубляж на государственном языке на том уровне, на котором он находится сейчас, потому что казахский язык должен звучать так же, как речь звучит на языке оригинала: не должно быть ощущения, что это наложенный звук. Это важно делать для зрителя.

Поэтому мы добивались, чтобы норма была связана не только с дубляжом. Потому что, если бы это было так, мы получили бы огромное количество псевдодубляжа, и это оттолкнуло бы зрителя от походов в кинотеатры на дублированные версии, то есть зрителю предлагались бы либо версии с субтитрами, либо фильмы с закадровым переводом. Сейчас эти нормы приняты.

Безусловно, мы не получили пока комментариев от минкульта, с какого числа необходимо нам создавать фильмы либо с субтитрами, либо с закадровым переводом. Как кино может помочь в изучении казахского языка, рассказал Канат Тасибеков

К сожалению, любое зарубежное кино, которое будет поступать для дальнейшей трансляции в нашей стране, должно будет пройти эту процедуру. Но для этого нашей компании придется делать определенную селекцию, потому что фильмы, у которых невысокий кассовый потенциал, – это фестивальное кино, молодежное кино, то есть кино режиссеров-дебютантов, это также авторское кино, арт-хаус – все эти фильмы сейчас, к сожалению, мы взять не сможем. Потому что, к примеру, если взять фильм «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, то в Казахстане мы сделали кассовые сборы в 5 миллионов тенге, 50 процентов от этой суммы забирают кинотеатры, соответственно остается всего 2,5 миллиона, а если необходимо сделать либо дубляж, либо субтитрование, либо закадровый перевод, то все эти затраты, разумеется, превысят доходы. Получается, такой подход крайне неразумен.

Будем рассчитывать на то, что министерство культуры сможет применить другие нормы именно к такой категории фильмов.

Хотелось бы, чтобы эта норма не создавала сужение ассортимента. Нам очень важно развивать культуру кинопосещения. И, конечно же, мы будем рассчитывать на то, что, кроме принятия закона, нужно понять, какие нормы нам не будут мешать в развитии именно культуры посещения. Потому что мы тоже говорим о модернизации общественного сознания "Рухани жанғыру".

Я считаю, что дубляж фильмов – это трансформация продукта для казахстанского зрителя.

С одной стороны, государство заинтересовано в поддержке локальных кинокомпаний, в поддержке местного кино, и преимущественно на государственном языке.

Но мы понимаем, что востребованность казахского языка разная во всех регионах страны. В рамках развлечений люди почему-то больше выбирают русский язык, и я не знаю, почему так.

Очень важно, чтобы закон был и для зрителя тоже. Потому что все-таки люди приходят развлекаться. И за ними должен оставаться выбор, на каком языке им смотреть кино.

Мы очень рассчитываем на то, что минкульт соберет в ближайшее время представителей киноиндустрии и даст пояснения по самому закону, а именно: что нам делать с 1 января 2019 года?

Андрей ЧЕРНЕНКО, кинокритик:

- То, что закон приняли, это уже хорошо, его ждали 20 лет.

Надо заметить, что сам по себе закон двоякий. С одной стороны, государство обещает поддерживать национальное кино, с другой стороны - гарантировать 100-процентное финансирование национального кино, а это значит - ограничить выпуск коммерческого продукта.

Конечно, за последнее время у нас появилось очень много слабых комедий, которые заполонили рынок. Честно говоря, лучше бы их не снимали.

И очень часто смотришь эти фильмы и понимаешь, что это уже ремейк какого-то казахстанского фильма, либо ремейк российского или американского кино. Если Россия снимает какие-то ремейки американского кино, то они получаются хорошими, потому что они привязаны к России. У нас же это без привязки делается, поэтому можно снимать и в Америке, и в Африке, и где хочешь.

Если закон пройдет и все придет в норму, то по нему в Фонд поддержки кино, который тоже запускают одновременно с законом о кино, должны будут с проката фильма отчислять по 20 процентов. И вот тогда выяснится, что в прокате фильмы у нас в основном проваливаются.

У нас, как обычно, на премьеры приходят родственники, знакомые, члены съемочной группы, знакомые знакомых – все, аншлаг! А потом приходят 5-10 человек, ну максимум 50, и с проката через неделю этот фильм снимают.

Вот тогда по кассовым сборам будет понятно, стоит ли этому режиссеру снова выделять финансы еще на один фильм, если предыдущий провалился в прокате. Это, конечно же, при условии, если финансирование фильма было за государственный счет.

У закона есть еще один маленький нюанс. Государство будет полностью контролировать весь съемочный процесс.

Раньше это был худсовет, который находился при киностудии и что-то мог запросто не пропустить. Теперь это будет немножко в другом виде. Государство, возможно, будет заказывать такие фильмы, которые для народа никакого интереса представлять не будут.

Поэтому, если с начала 2019 года закон вступит в силу, то в течение этого времени мы увидим, насколько это все работает. Потому что, возможно, этот закон будет требовать еще доработок.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть