Опубликовано: 175500

«Наши дети будут знать и казахский, и белорусский»: сестры-казашки вышли замуж за близнецов-белорусов 

«Наши дети будут знать и казахский, и белорусский»: сестры-казашки вышли замуж за близнецов-белорусов  Фото - Фото из личного архива сестер Меруерт и Венеры Нахановых

Межнациональные браки в наше время не редкость, но эта история интересна вдвойне. 

В сентябре СМИ сообщили о том, как в Минске родились сразу две уникальные семьи – родные сестры-казашки Меруерт и Венера Нахановы сочетались браком с белорусскими близнецами Сергеем и Александром Яцковскими.

Уникальную церемонию бракосочетания 9 сентября – накануне Дня столицы Беларуси – провели конкурсанты республиканского смотра-конкурса профессионального мастерства работников органов загса Беларуси. В праздничную церемонию были привнесены элементы национальных свадебных обрядов различных регионов Беларуси, а в честь Меруерт и Сергея звучали традиционные здравицы и песни на белорусском языке.


Молодоженов от имени Посольства Казахстана поздравили и присутствующие дипломаты:

Символично, что ваше решение соединить свои жизни совпало со знаменательной для наших стран датой – 30-летием установления дипломатических отношений между Казахстаном и Беларусью. Несмотря на расстояния, разницу культур и менталитетов, наши народы всегда были поистине дружескими, а отношения добрыми и уважительными. Искренне желаем вам привнести традиции, сложившиеся между нашими странами, в жизнь каждой из ваших семей, и пройти долгий путь супружества, бережно сохраняя свою любовь и духовные ценности двух народов – казахов и белорусов.

 


Девушки взяли фамилию мужей, но от своей отказываться не стали, и на днях Меруерт и Венера Яцковские-Нахановы ненадолго вернулись в родной Алматы. Вместе со своей мамой Бакытжан девушки встретились с журналистами Caravan.kz и рассказали подробнее о себе, о своем решении переехать за границу и поделились необычной и увлекательной историей знакомства и любви.

МЕРУЕРТ: Мне 28 лет, я родилась в Алматы, до седьмого класса училась в средней школе №11, потом поступила в спортшколу «Шанырак». Я – мастер спорта по женскому боксу, чемпионка Казахстана, первая перчатка Алматы. После окончания спортшколы поступила в Белорусский государственный медицинский университет, шесть лет шло основное обучение, год – интернатура, два года – ординатура по сосудистой хирургии.

Сейчас я сосудистый хирург, флеболог. Занимаюсь лазерными операциями, склеротерапией, владею УЗИ-диагностикой. Провожу такие большие сосудистые операции, как тромбоэктомия, протезирование брюшной аорты, шунтирование нижних конечностей.

С сестрой Венерой у нас разница в три года, она младше. Она – кандидат в мастера спорта по женскому боксу, закончила 84-ю гимназию-лицей. После поехала поступать в Минск, туда же, куда и я. Она поступила в тот же год, закончила основные шесть лет и интернатуру, работала терапевтом в минской поликлинике.

- Почему вы выбрали именно Беларусь?

МЕРУЕРТ: Беларусь я выбрала по наставлению моих родителей – папа с мамой рекомендовали эту страну, так как качество медицины там было выше, чем во многих других странах. Учитывалась практика, строгость, там больше сохранилось практических навыков в обучении. Поэтому ориентировались на Беларусь, хотя были мысли также отправиться в Китай либо в Асфендиярова в Алматы, либо в медицинский в Санкт-Петербурге, но в итоге остановились на Минске. Там тихо, спокойно, относятся хорошо.

"Казалось, вся Вселенная против этого брака": казашка рассказала, как трудно выйти замуж за египтянина

БАКЫТЖАН, МАМА: Она в Асфендиярова поступила, документы сдали, но через два дня забрала, потому что передумала, захотела поехать в Санкт-Петербург либо Минск. А наш папа в то время много летал по Европе и был много раз в Беларуси, и он сказал, что ему там очень нравилось. Там порядок, дисциплина, знания, обучение. Он всегда говорил: «Именно в Минске мои дети будут в безопасности. Там не так опасно, как в других больших городах».

- Медицина – это у вас семейное?

БАКЫТЖАН, МАМА: Да, семейное.

МЕРУЕРТ: Медицина у нас семейное. Папа был неврологом, год назад его не стало во время пика заболеваемости коронавирусом. Тети, дяди тоже доктора. В роду очень много докторов. Есть еще юристы, судьи, но врачей больше.

- Когда и как вы познакомились с будущими супругами?

МЕРУЕРТ: Мы с Сергеем познакомились, когда я уже была одна в Беларуси, сестра тогда вернулась в Казахстан. Отца мужа тогда госпитализировали в больницу, где я работаю. Подходит ко мне молодой человек и говорит: «Не подскажете, где здесь вот такое-то отделение»? Я сказала, что могу его провести, и как-то взгляды-взгляды, симпатии… Можно сказать, была любовь с первого взгляда. После этого мы продолжили общение, свидания, стали друг друга лучше узнавать. О том, что у него есть брат-близнец, я узнала только месяца через три. Когда узнала, я подумала: «А вдруг они ходят по очереди на свидания?!» Мне было интересно, а насколько они схожи? Мне было очень интересно. Я стала просить познакомить нас, и ближе к Новому году это случилось. Оказалось, он очень хороший, такой же, как Сергей.


- Вы их не путаете?

ВЕНЕРА: Они очень разные и по характеру, и по темпераменту.

МЕРУЕРТ: У них разница пятнадцать минут, но они отличаются.

- Как Венера познакомилась со своим будущим мужем?

МЕРУЕРТ: На Новый год и на мой день рождения (1 января) прилетела Венера. Мы отмечали в ресторане, и там все вместе познакомились.

БАКЫТЖАН, МАМА: Венера до этого была дома, потому что я хотела, чтобы одна из них вернулась в Казахстан, работала здесь, была возле меня. Она тогда уже работала здесь терапевтом и сказала мне: «Мама, что я на Новый год делать буду? Можно, я полечу к Меруерт на день рождения?» 31-го она уже была в Минске.

МЕРУЕРТ: Это было в прошлом году, тогда я уже почти десять лет находилась в Беларуси.

- Завязались ли отношения у Венеры с Александром сразу?

ВЕНЕРА: Мы начали общаться, он стал ухаживать. Со временем все получилось.

- Когда вам сделали предложение?

МЕРУЕРТ: Когда прилетала Венера, мы встречались уже пять месяцев. На шестой он сделал мне предложение.

БАКЫТЖАН, МАМА: Больше.

МЕРУЕРТ: Нет, на шестой.

ВЕНЕРА: Мне сделали предложение через два месяца, очень неожиданно, на день святого Валентина.

 


- Долго думали?

ВЕНЕРА: Да.

БАКЫТЖАН, МАМА: Он на Новый год когда ее увидел, по-моему, сразу влюбился. Он действовал очень решительно, видимо, сразу подумал, что это его будущая жена. Они приезжали свататься сюда, потому что они здесь по нашим обычаям взяли девчонок. В прошлом году уже хотели пожениться, но мы отказали. Сказали им еще подумать, тем более у нас тогда еще был траур по отцу. Я сказала: «Только после года. И еще подумаем, дадим разрешение или нет». А потом они несколько раз прилетали в Алматы. Сказали, что за 5 тысяч километров прилетают не ради того, чтобы горы посмотреть, а ради девочек. Говорили, что у них серьезные намерения, что хотят жениться… Они боялись, что девочки в Алматы устроятся на работу и останутся здесь. Поэтому прилетали часто. И мы этим летом сказали: «Если так, то против любви никто не пойдет». Все решили, что если сейчас не отдадим, то потом они будут кого-то винить за то, что их не отдали замуж по любви, и в итоге вышли бы не за тех, за кого хотели. Мы согласились с условием, что они приедут, и все пройдет по нашим обычаям. Из Минска прилетели десять человек: сами парни и родственники. Родители у них взрослые, перелет бы им дался тяжело, поэтому они не прилетели – в Минске ждали. Здесь сделали сватовство, надевали серьги, калым был – все сделали. Потом был узату той, до двенадцати мы их проводили. Мы им снимали коттедж, чтобы они пару дней отдохнули, погуляли, Алматы посмотрели. А потом улетели, родители там встретили и назначили день регистрации и свадьбы.

Против межнациональных браков в Казахстане выступают лишь маргиналы - эксперт

Когда они узнали, что у себя мы все провели по наши традициям, то захотели показать нам и белорусские традиции. Когда была регистрация, одна работница загса показывала одну традицию, а другая, которая регистрировала Венеру, показала чисто белорусские традиции: рушники, завязывание… И на свадьбе тоже. Свекровь снимала фату, это было так интересно, завораживающе. Все стояли вокруг со свечками, девочки по очереди сидели посередине, сначала Меруерт. Свекровь сняла фату, надела их белорусский платок, освященный в церкви. Потом то же самое сделали Венере. Еще был обычай, когда пояс завязывается, такой белорусский ремень, весь расшитый красно-белыми нитками. Длинный, метра три. Молодожен обвязывают сразу двоих, крепко-накрепко. Вот, как бы связали судьбу парень и девушка, и чтобы это было на всю жизнь.

ВЕНЕРА: Интересно еще было, когда встречали с хлебом и солью. И вот кто отломит больше, тот в семье главный…

- Кто у вас больше отломил?

ВЕНЕРА: Две невесты…


- А как дальше складывалась дальше ваша спортивная карьера?

МЕРУЕРТ: Поначалу мы тренировались в центре олимпийского резерва в Минске.

ВЕНЕРА: Мы были судьями на соревнованиях по боксу в Минске, нас приглашают. На тренерство времени уже не хватало, потому что учеба на медицинском занимает очень много времени. Хватало время только на то, чтобы быть судьями либо докторами на соревнованиях.

- Вот вы занимались боксом. Куски от каравая отломили больше… Мужья не боятся с вами спорить?

ВЕНЕРА: Они же сами милиционеры…

МЕРУЕРТ: Мы стараемся не спорить друг с другом.

БАКЫТЖАН, МАМА: Девочки раньше думали, что они просто работают в милиции, не посвящали в подробности. А потом оказалось, что один начальник наркоконтроля Партизанского района, а другой – начальник наркоконтроля Центрального района. Они не хотели огласки, чтобы в их личную жизнь не вторгались, например, хулиганы, которых они ловили. Когда была регистрация и пришли журналисты, женихи были немного шокированы, потому что не хотели огласки. Это их будущая семья, они боялись за свою семью.

- Как ваши мужья знакомились с Казахстаном и казахской культурой?

БАКЫТЖАН, МАМА: Когда они прилетели в первый раз, нельзя было сказать, что они ничего не знают про другие республики. Они что-то видят через СМИ, Интернет, у них были серьезные намерения, поэтому они потихоньку изучали наши законы, традиции. Они ребята законопослушные, госслужащие, МВД, поэтому многое уже знали.

В первый раз они удивились, что так много зелени, цветов, что люди вежливые…

МЕРУЕРТ: То, что в Алматы завораживает – это горы. Астану тоже посмотрели, бизнес-центр Казахстана.

ВЕНЕРА: Их удивило то, какие у нас гостеприимные люди. Это было непривычно после Европы.

- Что насчет казахской кухни?

БАКЫТЖАН, МАМА: Они ее попробовали еще в Минске, потому что девочки готовили им. То манты, то чебуреки, то бешбармак, то плов – они это уже знали, любят это, восточную кухню. Иностранцам часто кажется странным то, что казахи едят конину… Ой, они казы так ели…

МЕРУЕРТ: Изначально, конечно, отнеслись настороженно, но затем, попробовав, оценили, им все понравилось.

- Вы дружите семьями?

МЕРУЕРТ: Мы живем отдельно, но при этом мы дружим, помогаем друг другу.

ВЕНЕРА: Видимся часто, стараемся ужинать вчетвером, но все равно после работы, конечно, устаем. Работа сложная, что у нас, что у ребят.

- В чем особенности интернационального брака?

БАКЫТЖАН, МАМА: Сначала я думала, что им будет тяжело. Мы с отцом воспитывали девочек и не вольно, и не строго, но всегда говорили держать планку, учиться, уметь себя продвигать. Соблюдают все традиции ислама, читают Коран по пятницам.

ВЕНЕРА: В Минске есть мечеть, куда мы ходим каждую пятницу. Мужья вместе с нами.

МЕРУЕРТ: У нас разные религии, но мы поддерживаем друг друга. Если им нужно в храм, то мы можем тоже сходить. Стараемся друг друга не обижать ни в национальности, ни в религии, ни в ментальности.

- Вы собираетесь воспитывать детей в мультикультурной среде, учить казахскому?

МЕРУЕРТ: Конечно. Казахский, белорусский, русский, английский со временем. Сначала родные языки, конечно же.

- Несмотря на то, что межнациональные браки – это не редкость, иногда в Казахстане к этому относятся с осуждением. Вы сталкивались с подобным?

БАКЫТЖАН, МАМА: Вначале старейшины со стороны моего мужа, когда девочкам сделали предложение, категорически сказали «нет» и все. Мол, ничего не знаем, пусть возвращаются в Казахстан, в Алматы, работают здесь и т.д. А потом, когда они стали знакомиться с женихами, когда те прилетали, узнавали, какие они порядочные парни, какие воспитанные… По сиянию в их глазах любой человек поймет, что это любовь, они девочкам в рот глядели. Лишнего слова никогда не говорили, всегда улыбались, характеры очень хорошие. Когда наши старейшины это увидели, они растаяли. Сказали: «Какие хорошие парни, какие воспитанные. Жалко, что не казахи…»

- Недавно наша биатлонистка Динара Алимбекова вышла замуж за белорусса Антона Смольского. Как вы думаете, это может быть новым трендом?

БАКЫТЖАН, МАМА: Не знала, что они поженились…

- Так что, может, казашки скоро «захватят» Беларусь?

МЕРУЕРТ: Если русские, которые сбежали от мобилизации, не «захватят» казашек…

- Что бы вы хотели сказать нашим читателям?

БАКЫТЖАН, МАМА: Я хочу пожелать всем родителям, чтобы они желали своим детям лучшего. Самое главное – дать образование. Когда у человека есть образование, он сам дойдет до нужной высоты. Я всем мамам желаю, чтобы дети были хорошими, воспитанными, не подводили. Чтобы они оправдали труд родителей, чтобы нашли свое счастье и не видели никогда такого, как в Интернете показывают, когда муж там зарезал или избил… Чтобы никто из наших казахстанских девушек никогда этого не видел.

МЕРУЕРТ: От себя я хочу сказать: доверяйте своему сердцу и следуйте за ним, оно не подведет.

ВЕНЕРА: А я скажу, что любовь не смотрит на национальности, возраст, рост и вес. Она появляется внезапно. Главное, чтобы была искра.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Нурстанец 12 ноября

Счастья молодым.