Опубликовано: 2400

«Мы слишком тесно связаны с Россией»: пострадает ли Казахстан от американских санкций, несмотря на заявление посла США

«Мы слишком тесно связаны с Россией»: пострадает ли Казахстан от американских санкций, несмотря на заявление посла США Фото - ru.sputnik.kz

15 апреля США ввели новые санкции против России. Под их действие попали 32 физических лица и объединения. С 14 июня финансовым учреждениям США запрещается прямая покупка долговых ценных бумаг у Центрального банка и министерства финансов России, а также у Фонда национального благосостояния. Вашингтон также заявил, что высылает из страны 10 сотрудников российской дипмиссии.

Недавно посол США в Казахстане Уильям Мозер высказался о влиянии санкций против России на Казахстан.


- Я хочу сказать, что мы приняли эти санкции для того, чтобы изменить поведение России. И нужно подчеркнуть этот момент: было такое поведение, как вмешательство в наши выборы и государственную информацию. Такое поведение мы не можем дальше терпеть.

Но относительно Казахстана я хочу сказать, что мы работали и будем работать, чтобы Казахстан мог избежать обязательных последствий этих санкций. Мы не хотим, чтобы эти санкции имели эффект на Казахстан, - сказал американский дипломат во время "круглого стола" с журналистами.

В сегодняшнем материале корреспондент медиа-портала Caravan.kz приводит мнения экспертов касательно того, насколько слова Мозера отражают действительное положение дел. Сильно ли Казахстан зависим от всей этой ситуации и по каким фронтам это ощущается в большей степени? О чем можно сказать, если провести параллель между 2014-2015 годами и нынешними событиями? И какой макроэкономический и бюджетный сценарий может быть разыгран нашими властами на этот раз?

Экономист и руководитель информационно-аналитического центра "TeleTrade" Сергей Лысаков заявил, что последствия антироссийских санкций Казахстан определенно почувствует, и в первую очередь это скажется на тенге. 

- Казахстан так или иначе будет ощущать на себе санкции США, введенные против России, - подчеркнул аналитик. - Прежде всего это касается валютного рынка. Курс тенге тесно связан с курсом российского рубля, так как Россия является крупнейшим торговым партнером Казахстана, в том числе в рамках ЕАЭС. Падение курса российского рубля так или иначе окажет серьезное воздействие на торговый баланс Казахстана, а значит, курс тенге будет практически синхронно реагировать на колебания курса российской валюты. Тем не менее масштабы такой реакции могут быть меньше, чем у северного соседа.

Другое дело, что Казахстан в меньшей степени вовлечен в конфликт вокруг Украины, как, например, Беларусь. В этом смысле позиция Казахстана может быть более нейтральной в отношении этого конфликта.


В случае же резкого обострения противостояния на востоке Украины и перехода к полномасштабным вооруженным столкновениям США явно готовы перейти к «убийственным» санкциям в отношении России. Риторика российского президента Владимира Путина о том, что Россия в этом конфликте занимает выжидательную позицию и не намерена первой начинать военные действия, вряд ли кого-то может убедить за пределами России. 

Как можно трактовать слова посла США в Казахстане Уильяма Мозера, что Казахстан может избежать обязательных последствий этих санкций. Во-первых, санкции, касающиеся определенных российских компаний, США могут накладывать без использования механизма вторичных санкций, то есть санкций против иностранных компаний, которые работают в США, но одновременно взаимодействуют с компаниями, попавшими под американские санкции.

США могут не вводить санкции против российских государственных компаний, которые также представлены и работают в Казахстане. Например, не вводить санкции против крупнейших российских госбанков, таких как Сбербанк. Отключение российских финансовых институтов от международной системы SWIFT также не способствовало бы развитию взаимной торговли России и Казахстана. Возможно, господин посол имел в виду именно эти опции, которые США не будут задействовать.

Что же касается приобретения долговых обязательств РФ на вторичном рынке со стороны американских компаний и частных лиц, что может стать одним из следующих санкционных шагов со стороны администрации США, то Казахстан это никак не затронет.Можно, конечно, обсуждать еще более «убийственные» санкции в отношении закупок нефти и газа из РФ. В первую очередь это может затронуть нефть и газ, поставляемый Россией в США. Европа будет рассматривать вопрос о прекращении закупок только в случае вооруженного вторжения России в другие европейские страны, например, в Прибалтику или Восточную Европу. Но это уже из разряда маловероятных апокалиптических сценариев. Казахстан потратил 35 миллиардов долларов на спасение экономики России от западных санкций: обзор казахскоязычной прессы (12-19 апреля)

Поэтому в целом позиция нейтралитета РК видится перспективной. 

Что касается интервенций Нацбанка РК на валютном рынке в 2014-2015 годах, то его глава Данияр Акишев в 2016 году официально заявлял о том, что объем интервенций Национального банка Казахстана в 2014-2015 годах на валютном рынке страны составил 39,7 миллиарда долларов, из которых в 2014 году было потрачено 22 миллиарда долларов. Стоит отметить, что политика плавающего курса национальной валюты была запущена только в августе 2015 года. Именно политика фиксированного курса национальной валюты потребовала расходования золотовалютных резервов для удержания курса тенге, в то время как в России плавающий курс рубля был введен еще в ноябре 2014 года.

Можно пуститься в долгие конспирологические рассуждения, почему Нацбанк РК тянул десять месяцев с переходом к плавающему курсу и была ли такая задержка продиктована из Москвы. Но, на мой взгляд, такие рассуждения не имеют под собой серьезных оснований. В конце концов, резкая смена монетарной политики Нацбанка могла бы спровоцировать неразбериху на финансовом рынке республики. Кроме того, долгосрочные последствия санкций против России и косвенное их влияние на рынки РК могли быть недооценены, так как даже в России после событий весны 2014 года курс рубля оставался более или менее стабильным до августа, - резюмировал господин Лысаков.

Эксперт-международник Ануар Бахитханов считает, что сотрудничество Казахстана с Россией по целому ряду направлений является основополагающим фактором влияния американских санкций на экономику РК. И на этом фоне Казахстану стоит еще сильнее задуматься об укреплении суверенитета, в частности, экономического.

- Американские санкции – старые и новые – это такая довольно затянувшаяся пьеса, которая интригует и держит в напряжении весь мир. Высылка дипломатов или запрет на покупку государственных облигаций на первый взгляд выглядят как довольно жесткий удар по Российской Федерации. В ответ президент Путин в прямом эфире презентует новейшее вооружение, сверхзвуковые ракеты и лазерное оружие, недвусмысленно давая понять, что тот, кто придет с мечом, от него же и погибнет. И все это на фоне нарастающего конфликта на границе с Украиной.

Сценарий, мягко говоря, взрывоопасный. И не только для участников конфликта, но и для всего мира.

Казахстан, как участник ЕАЭС, а также ближайший союзник России практически во всех сферах, не останется в стороне. Мы слишком тесно связаны с РФ, особенно экономически: тенге слабеет пропорционально рублю, основные экспортные контракты завязаны на РФ и многое другое, не говоря о военных базах на территории Казахстана, Байконур, который в аренде уже несколько десятков лет и, возможно, на столько же вперед. Все это подразумевает, что мы, по большому счету, в одной лодке. 

Ситуация на Донбассе принимает опасный оборот. Начало полномасштабной войны в регионе в любом случае будет нести негативный характер изменений как в дипломатической, так и в экономической политике Акорды. В этой связи Казахстану стоит задуматься и начать шаги в укреплении своего суверенитета, в первую очередь экономического, - подчеркнул международник.


Аналитик и генеральный директор "AERC Beta" Галымжан Айтказин отметил, что геополитика в виде обострения санкционной риторики США является значимым фактором давления на российский рубль. А это в свою очередь может отразиться и на других валютах развивающихся рынков, включая казахстанский тенге. Для тенге курс рубля является важным рыночным ориентиром ввиду значимых торговых отношений между странами.


- На данный момент непосредственно для курса тенге санкции США против России не оказали существенного негативного влияния. Одна из причин такого утверждения лежит в том, что новые санкции касательно госдолга России коснутся лишь его новых выпусков, тогда как на вторичном рынке российские ОФЗ (облигации федерального займа) остаются вне ограничений американских властей. Видимо, курс рубля к доллару США уже отыграл данный «санкционный шок» еще после выхода новости о санкциях. Сейчас же динамика USD-RUB, наоборот, снижается резко до 76,8-76,9. Вероятно, рынок позитивно оценил содержание официального материала по американским санкциям, ожидая до этого худшего, - отметил эксперт на своем telegram-канале "Tengenomika".

Цены на нефть марки Brent на фоне падения запасов в США выросли до 66 долларов за баррель, что является рекордом за апрель. По мнению эксперта, этот фактор также позволяет курсу рубля «смягчить» санкционный удар и так же положительно сказаться на курсе тенге.

- В данном случае для Казахстана не лучшим сценарием может стать ухудшение санкционной риторики США в сторону России. С другой стороны, при наложении данного шока с любым другим шоком на рынке нефти возможно негативное воздействие на обменный курс тенге, - заключил Айтказин.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи