Опубликовано: 21700

Конечная остановка: откровенное интервью экс-главы ТОО «Greenbuscompany» после банкротства компании

Конечная остановка: откровенное интервью экс-главы ТОО «Greenbuscompany» после банкротства компании Фото - arnapress.kz

Бывший директор предприятия-перевозчика Баурджан Кулишев рассказал, откуда у автопарка миллиардные убытки, про шантаж водителей, которые избивали коллег и угрожали поджечь автобусы.

Вся деятельностьТОО «Алматыэлектротранс» в период управления ТОО «Greenbuscompany» - от первого лица, сообщает Caravan.kz.

- ТОО «Greenbuscompany» официально признано банкротом. В открытых источниках упоминаются головокружительные цифры – больше 3 млрд тенге. Откуда такие долги? Кому и за что так обязан пассажирский перевозчик?

- Если быть точным, общий долг ТОО «Greenbuscompany» на 31 декабря 2018 года составил 3 млрд 308 млн 686 тысяч 402 тенге 93 тиын. Суд состоялся, решение вынесено. Так что это финальная точная цифра. Много это или мало? Сравните сами. На момент, когда мы заключили договор доверительного управления коммунальными парками ТОО «Алматыэлектротранс», это предприятие было в минусе на 9,3 млрд тенге.

- Вы как будто не зарабатывали, а сокращали долги…

- Можно и так сказать.

- Но зачем вы взяли в управление компанию с таким балластом? Как это было, расскажите?

- Вы знаете, что до прихода в Алматы, наша компания занималась пассажирскими перевозками в Шымкенте. Мы начинали бизнес с соучредителем Нурланом Капаковым – моим другом. Наш собственный автобусный парк состоял из 204 автобусов. Обслуживали 16 маршрутов. В год перевозили в среднем 36 млн пассажиров. Автобусы были приобретены за счет собственных оборотных и заемных средств, целевого банковского кредита. Использовали экологичное газовое топливо – компримированный природный газ.

Тогда же имущество ТОО «Алматыэлектротранс» в г. Алматы решили передать в доверительное управление. Причин тому было много – результат один: срывы регулярных пассажирских перевозок, отчего страдали горожане.

Ситуация в «Алматыэлектротранс» была такая:

убытки финансово-хозяйственной деятельности в сумме 9 млрд 320 млн тенге;

кредиторская задолженность перед поставщиками ГСМ и запчастей, по административным штрафам, налогам и социальным отчислениям, по заработной плате – в общей сложности еще более 1 миллиарда;

плохое техническое состояние автобусного и троллейбусного парков: из находившихся на балансе 604 автобусов и 212 троллейбусов, фактически на ходу было 565 подвижных единиц (420 автобусов , 145 троллейбусов). Ни в ближайшей ни даже в среднесрочной перспективе не планировалось восстановить простаивающие мощности, чтобы их включить в производственный процесс;

Тогда же Первый Президент РК – Лидер Нации Нурсултан Назарбаев призвал не только существенно сократить бюджетные инвестиции в субъекты квазигосударственного сектора, но и расширить процесс приватизации, тем самым снизив нагрузку на казну. Высвобожденные средства должны были направить на социальные нужды жителей и благоустройство городов. Акимат и Маслихат Алматы не могли погасить долги ТОО «Алматыэлектротранс» за счет средств местного бюджета. Поэтому, в декабре 2015 года Аким г.Алматы издал постановление о передаче имущества ТОО «Алматыэлектротранс» в доверительное управление сроком на 5 лет без права последующего выкупа. Организовали открытый конкурс по выбору доверительного управляющего.

- Какие были требования к доверительному управляющему? Почему вы решили участвовать?

- На конкурсе рассматривался опыт управления автобусными парками с газовыми автобусами, возможности инвестирования в ремонт и техническое обслуживание. Им была нужна компания, которая сможет восстановить аварийные автобусы, оптимизировать маршруты и т.д. Мы все это могли и добились определенных успехов в Шымкенте. У нас был план по выводу ТОО «Алматыэлектротранс» из кризиса. Так победителем конкурса была признана наша компания. А в феврале 2016 года заключили договор сроком до 2021 года и на наш баланс было принято имущество «Алматыэлектротранс». По условиям, ТОО «Greenbuscompany» в первый же год обязалось провести следующие мероприятия:

погасить кредиторскую задолженность ТОО «Алматыэлектротранс», в сумме 700 млн тенге;

лучшить техническое состояние автобусов и троллейбусов, в том числе отремонтировать 33 аварийных автобуса;

и проводить постоянный текущий ремонт и содержать в надлежащем состоянии имущество, переданное в доверительное управление.

- Вы выполнили условия договора? Что было сделано в первый год?

- Мы сделали даже больше. За 2016-й – первый год доверительного управления наша компания за счет собственных средств инвестировала 1,5 млрд тенге:

1) полностью погасило кредиторскую задолженность АЭТ перед поставщиками на миллиард с лишним тенге – то есть фактически сумма погашения кредиторской задолженности оказалась больше почти на 385 млн тенге.

2) закуплены машинные комплекты на заводе Yutong для восстановления 33 автобусов на сумму 575 млн тенге.

3) оплачены налоги за «Алматыэлектротранс» на 145 миллионов.

4) помимо этого мы выплатили налоговую задолженность, которая образовалась до заключения договора и не предусматривалась по нашим обязательствам – сумма почти 59 млн тенге.

В итоге заметно сократились убытки. Вот представьте: я уже говорил, что на 2015 год сумма долгов была 9,3 млрд тенге, а уже на первое января 2017 года - 0,757 млрд тенге. Нам даже удалось закупить новые автобусы.

- Так все же было хорошо в первый год…или нет?

- Результата мы добились. Но это не было просто. Мы столкнулись с серьезными проблемами. Маршрутная сеть не имела оптимизации, очень много было наложений друг на друга. То есть автобусы ходили не регулярно. Некоторые выезжали, что называется «бампер в бампер» - то есть следом друг за другом, а потом часами стояли на остановках. Жалобы пассажиров были обоснованы. Вы ждете на остановке: проезжают мимо сразу два-три автобуса в одном направлении, а потом долгое время нет ни одного.

Троллейбусы вообще переставали ходить в 18-19 часов – в час пик, когда они нужны людям, которые возвращаются домой после работы.

Транспорт был запущен до такого состояния, что на многих автобусах и троллейбусах не было боковых и лобовых стекол, отсутствовала зимняя резина, не было печек. В ремонтные цехах не было освещения, помещения неприспособленные для ремонта оборудования, персонал работал в холодных боксах. Мы получили около 186 механизмов подъемных устройств, которые не были на балансе – это было оборудование без документов. Сначала пришлось восстанавливать тех паспорта, разрешения и допуски на использование. Затем все это ставить на баланс и обслуживать. В общем очень много приходилось восстанавливать, менять, улучшать.

- Внедрение системы ONAY как повлияло на вас? Доходы выросли или сократились?

- Введение электронной системы ONAY крайне отрицательно повлияло на нашу компанию. Техника постоянно давала сбои, программное обеспечение не выдерживало. Это был изначально сырой проект: не было готово ни оборудование, ни пассажиры, ни акимат. Власти города вообще самоустранились и никто не проводил рейды, не проверял безбилетников. Люди поняли, что можно ездить «зайцем» и мы стали нести убытки. Штрафовать пассажиров мы не могли – у нас не было такого права. Приходилось высаживать или вызывать полицию. Мы в день до 100 безбилетников отвозили в РОВД. А что было делать? Нужно было пресечь все это. Нам пришлось нанять штат контролеров и заниматься не только перевозкой пассажиров, но и нести ответственность за полноту сбора денег. Фактически, внедрение ONAY в 2016 году мы вынесли полностью на своих плечах. Если бы мы не мы, акимат отказался бы от внедрения этой системы в 2016 году и перенес бы запуск на 2017 или на 2018 год.

Не было дифференцированного тарифа, не был введен штрафной билет, работа контролеров была не узаконена. Водителям запрещалось обилечивать пассажиров.

- По логике вещей, водители должны были радоваться – с них сняли несвойственный функционал. Почему тогда были забастовки? Мы помним, как в те годы частенько вспыхивали какие-то локальные конфликты – складывалось впечатление, будто существует некое противостояние между шоферами и руководством Greenbuscompany, так и было?

- Вы правы в том, что водители саботировали внедрение ONAY. Они собирали деньги с пассажиров, которые не имели карточек, но не давали им никаких талонов. Как только мы начинали требовать от водителей полного обилечивания пассажиров, шоферы устраивали забастовки. Сначала они требовали вернуть кондукторов – якобы человек за рулем не обязан собирать деньги с людей. Хорошо, мы вернули кондукторов, которые взяли на себя обилечивание пассажиров. Тогда они снова вышли на забастовки. Теперь требовали уменьшить план. И это не были мирные профсоюзные цивилизованные переговоры. Это был шантаж. Они грозились сжечь автобус: обещали положить баклажку с бензином на коллектор в моторный отсек, а там температура 600 градусов. Самые рьяные запугивали водителей, которые отказались участвовать в следующей забастовке. Были даже случаи избиения на конечных. В первых двух забастовках мы старались искать компромиссы и никого не увольняли.

Но это переходило все границы. Пассажиры постоянно жаловались на опасную езду, грязные салоны автобусов и неуважительное отношение со стороны водителей.

Через неделю началась третья забастовка. Два автобуса выехали на КПП, водители заглушили моторы и ушли из парка. Ключи унесли с собой, чтобы другие автобусы не смогли выехать с территории. Третий автобус аналогично заблокировали запасные ворота. Вызвали журналистов и подняли шумиху, чтобы показать себя жертвами обстоятельств. Тогда я дал команду ломать забор, чтобы выпустить автобусы на линию. Благо, ребята сообразили тягачом оттащить блокировавший автобус с запасных ворот и весь парк начал выезжать по своим маршрутам.

После этого нам пришлось уволить 26 человек. Всего в первый год мы распрощались со 178 водителями.

Те, кто остались тоже не приветствовали внедрение ONAY. Росло число безбилетников. Тем не менее, даже несмотря на убытки, наша компания продолжала внедрять электронную систему платежей. После наших неоднократных требований, в акимате дали указание внедрить бумажный билет. Так мы думали, что начали восстанавливать доходность. Но в связи с уплатой комиссии за услуги ONAY – 10%, мы получили дополнительные убытки, которые не были предусмотрены в тарифе 80 тенге.

- А что входило в этот тариф – 80 тенге? Как вы работали дальше?

- Наши доходы в 2016 году – за 11 месяцев Доверительного управления составили 6,3 млрд тенге. А производственные расходы на восстановление автобусов, содержание автобусных парков, расходы на техническое обслуживание автобусов и троллейбусов составили 8,7 млрд тенге. Таким образом, убытки нашей компании в 2016 году составили 2,4 млрд тенге. После наших многочисленных жалоб в Акимате согласились ввести дифференцированный тариф, который позволил практический полностью побороть безбилетников, сделать прозрачными наши доходы. Фактически мы открыли все свои цифры. У нас появились основания апеллировать к Акимату на получение субсидий для возмещения убытков. По Закону «об автомобильном транспорте», мы имели право подать заявку на увеличение базового тарифа при увеличении расходов на 10 % на одну из статей расходов (ГСМ, газ, электроэнергия, зарплата водителей) или просить субсидировать убытки.

Так, например в 2012 году при принятии базового тарифа 80 тенге в расчет принималась стоимость газа 32 тенге, на 1 ноября 2016 года, стоимость газа составила 64,1 тенге, электроэнергия – 11,79 тенге против 16,4 тенге, ДТ 138 тенге против 90 тенге, и т.д. То есть фактический рост составил не 10 %, а от 50 до 100 %.

В 2017 году мы представили все документы на тарифную комиссию, в которой участвовали представители Налогового комитета, палаты «Атамекен», Управлений транспорта, финансов, при акимате Алматы. Председателем комиссий был профильный заместитель Акима. Когда проверили все расходные данные, реальный тариф составил 171,6 тенге. Это минимум. А были еще более убыточные маршруты. Например, 115,96 тенге на №92 маршруте, 346 тенге - №88, на социальных маршрутах – от 424,78 тенге до 1032 тенге (социальный маршрут №108) тенге. То есть наша компания дополнительно несла убыток от обслуживания социальных маршрутов.

- Вы сказали, что могли претендовать на преференции от государства. Так в итоге вы получали государственную помощь, дотации, субсидии?

- Ни копейки ТОО «Greenbuscompany»никогда не получала государственной помощи. Ни в виде дотаций, субсидий на возмещение убытков от Управления пассажирских перевозок и автомобильных дорог Акимата Алматы и отдела транспорта Акимата г.Шымкент на возмещение убытков от обслуживания социально-значимых маршрутов, компания никогда не получала.

Подчеркиваю, мы всегда работали за счет собственных средств. В 2018 году делали все, чтобы сократить убытки и поднять доходность, продолжали оптимизировать маршруты, контролировали регулярность рейсов и увольняли недобросовестных водителей. Словом, мы всегда прилагали максимум усилий, чтобы сделать перевозки комфортными для пассажиров.

- В сети много ходит слухов, о том что основной причиной банкротства послужили большие долги по налогам. Это правда?

- Это недостоверная информация. ТОО «Greenbuscompany» не имеет долгов перед бюджетом по налогам. Мы можем предоставить справку с ДГД об отсутствии долгов перед казной. Хочу добавить что все три года наша компания добросовестно выплачивала все фискальные платежи. Общая сумма выплаченных налогов составила 1 978 155 526,28 тенге.

- А какие капитальные вложения вы сделали в имущественный комплекс ТОО «Алматыэлектротранс»?

- Нами был проведен капитальный ремонт автомоек, помещений, здания управления и так далее. Проведен капитальный ремонт территорий, дополнительно заасфальтирована и расширена площадь под автобусы.

Установлено видеооборудование, системное обновление, включая офисную технику. В рамках договора доверительного управления оставлено имущество и услуг по благоустройству на сумму более 45,0 млн тенге.

Помимо расходов по доверительному управлению, компания понесла траты в интересах «Алматыэлектротранс» и Акимата г. Алматы:

по договорам аренды транспортных средств – то есть по заработной плате работников с договорами покупки запасных частей на 350 млн тенге.

На разработку ТЭО по проекту Модернизации электриечской контрактной сети троллейбуса мы потратили 50 млн тенге . По проекту строительства нового коммунального автопарка мы понесли убытки в сумме 60 млн тенге.

- Вы так много вложили в этот проект. Почему решили расторгнуть договор доверительного управления?

- Главной проблемой в реализации договора было:

не повышение тарифа на перевозку пассажиров с 2012 года (80 тенге)

всеобщее внедрение системы электронного билетирования «ONAY», комиссионные расходы – 10 % процентов, которые изначально и покрывали убытки действующего тарифа (80 тенге);

отсутствие государственных субсидий для возмещения убытков перевозчика со стороны Управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог Акимата г.Алматы;

существенный рост стоимости запасных частей, ГСМ, электроэнергии, и прочих ресурсов, произошедших в период 2016-2018 годов, в т.ч. за счет роста курса доллара к тенге;

неверное понимание со стороны прежних руководителей и сотрудников «Алматыэлектротранс» условий договора в части начисления и уплаты ему вознаграждения, что выразилось в дополнительной нагрузке на компанию в сумме причитающегося вознаграждения за 2017-2018 годы в 1,45 млрдтенге.

В результате, договор явился невыгодным.

- Это и послужило основной причиной банкротства компании?

- Основной причиной банкротства послужили накопленные долги перед поставщиками, так как компания ТОО «Greenbuscompany»в течение 3 лет несло убытки по доверительному управлению, накапливались долги перед поставщиками. Общая сумма задолженности на 31 декабря 2018 года составила 3 млрд 308 млн. тенге. Данные долги повлекли ущерб для основного перевозчика в г.Шымкент и привели к его несостоятельности. Поэтому мы и подали Заявление о банкротстве в суд.

- А что дальше? Реабилитация? Новый проект? Насколько вас интересует судьба транспортной отрасли?

- Вопрос реабилитации или восстановления компании может быть разрешен в процедурах банкротства. Но это позже. Сейчас важно, чтобы все законы были соблюдены, решения суда исполнены. Потом будет потом. Как работник отрасли с большим стажем, я бы не хотел все бросать, я приложил много сил и считаю, что в сложившейся ситуации нам удалось выйти с минимальными потерями. Если бы мы затянули это процесс, то убытков было бы еще больше.

- А когда все закончится, чем вы планируете заняться?

- Мне уже поступают предложения, предлагают проекты. Но я еще не решил. Надо сначала закончить что-то одно, и потом уже делать следующий шаг.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи