Опубликовано: 26000

Когда у казахстанских детей будут хорошие учителя

Когда у казахстанских детей будут хорошие учителя

На повышение квалификации учителей ежегодно уходят миллиарды тенге. Но толку от этого, если верить результатам ежегодных квалтестов, немного. Депутат мажилиса, в прошлом – учитель истории Жулдыз Сулейменова рассказала Caravan.kz почему миллиарды бюджетных денег образованию не идут на пользу.

Как журналист сдавал НКТ

Несколько недель назад мы раскрыли этакий секрет Полишинеля: учителя из года в год получают массовый «неуд» при прохождении Национального квалификационного теста.

До последнего не верили в то, что учителя валятся из-за нехватки собственных знаний, а не по причине каких-то технических сбоев.

Но факты вещь упрямая – среди тех, кто сдает этот тест, есть как те, кто не может набрать минимальных баллов, так и те, кто щелкает задания как семечки. Причем даже после долгого перерыва в учительстве.

- После вуза я работала преподавателем на кафедре университета. В 2000 году ушла в журналистику. То есть у меня перерыв в педагогике на момент сдачи НКТ был 22 года. Но тест я сдала с первого раза. Готовилась, конечно, но тем не менее, - рассказывает собкор газеты «Караван» из ВКО Галина Вологодская.

Куда сложнее, чем сами задания, по словам коллеги, были оргмоменты.

- Рекомендованную литературу для подготовки почти не найти в свободном доступе. В учебниках, которые рекомендуют для подготовки, перевраны некоторые факты. Сдачу теста задержали на 1,5 часа, учителя изнывали на жаре в ожидании. К началу теста все уже были вымотаны. Система зависает при сдаче. А от тем эссе скулы сводит, - перечисляет основные проблемы Галина.

Впрочем, как оказалось, последнее особо никому и не надо было. Результат НКТ выдается почти сразу же. Вряд ли за считанные минуты кто-то успел прочесть все опусы экзаменующихся.

Самым же сложным квестом для нашего журналиста стало… попасть на этот тест.

- Я записывалась на сдачу теста в течение полутора месяцев шесть раз. Просто подать заявку - огромная проблема. Надо написать место работы. То есть те, кто в данный момент не работает в школе, не могут сдать тест. Мне предложили указать номер любой школы. Я так и сделала, хотя в школе не работала, - признается в "мухляже" Вологодская.

Депутат в общей очереди

В сентябре, готовясь к тому материалу, мы очень хотели найти добровольца, готового сдать НКТ. Попробовать свои силы в экзамене для учителей согласилась мажилисвумен Жулдыз Сулейменова. До депутатства она работала учителем истории, потом – директором одной из «Назарбаев интеллектуальных школ». Сложными вопросами ее не испугаешь.

- Когда я работала в «НИШ», мы обязательно тестировали тех, кто хочет у нас работать. Бывали, к сожалению, случаи, когда кандидаты в тесте из 20 вопросов делали 18 ошибок! Но даже результаты успешно сдавших мы анализировали. Потому что часть вопросов у нас была из программы 7 класса, часть из 8-го, часть более сложных… Важно понять – какой возраст лучше всего подходит этому учителю? Где его потенциал будет раскрыт наиболее полно? И после, в процессе работы, система НИШ выстроена таким образом, что после каждой четверти учителя проходят какие-либо курсы повышения квалификации и регулярные проверки компетенции, - вспоминает она.

Пройти НКТ у Жулдыз Досбергеновны не получилось до сих пор: мест нет. Ее очередь на тестирование подойдет в декабре.

«Звонок» для Антикора

Тем не менее, учитель со стажем уверена: корень зла всех учительских ошибок – курсы повышения квалификации.

Ведут их сплошь – подведомственные минпросвещению структуры, главная из которых - НЦПК «Өрлеу». В прошлом году им достались чуть более 2,1 миллиардов тенге из выделенных из республиканского бюджета 3,2 миллиардов. В этом году бюджеты примерно те же. Причем,  согласно официальным данным МП РК, с августа 2022 года курсы повышения квалификации прошли более 26 тысяч педагогов. Внутренний анализ АО «НЦПК «Өрлеу» показывает прирост предметных знаний на 24%. Много это или мало – судить не будем.

Но, согласитесь, схема, в которой одно ведомство и дает деньги, и осваивает их, и само же проверяет целесообразность трат – немного сомнительна в части эффективности…

Учите? Тогда мы идем к вам!

Впрочем, как считает Жулдыз Сулейменова, сомнительна сама цель – «повысить предметные знания учителя».

- Когда ты учитель, то за первые несколько лет работы составляешь все поурочные планы, вырабатываешь свою методику, применяешь ее. Потом начинаешь придумывать какие-то дополнительные игры и интерактивы, которые помогут объяснить ту тему, с которой ученики, по твоему опыту, плохо справляются. То есть, у тебя появляются какие-то личные наработки. И тут ты едешь на курсы повышения квалификации, где тебе вновь пытаются объяснить предмет, который ты и  так знаешь, - описывает она стандартные курсы повышения квалификации для учителей.

Решение – на поверхности.

- Самое главное – мы должны отходить от повышения предметных компетенций в курсах повышения квалификации. Да, бывают изменения в методике преподавания того или иного предмета. Но их достаточно просто разъяснить! При этом основа предмета не меняется. Меняются поколения детей. А у каждого поколения есть свои психологические и возрастные особенности. И самое главное, в чем нуждается учитель – это когнитивные навыки, психолого-педагогические компетенции. А мы этого не даем, - объясняет Жулдыз Сулейменова.

Также, как отмечает депутат, меняются требования к учителю. Все больше в школу внедряют инклюзию, а значит учитель должен уметь работать в смешанных классах.

Есть исследования, которые показывают, что учителя не умеют применять теоретические знания на практике, плохо ведут внеурочную работу и являются посредственными психологами. Все это можно было бы откорректировать курсами повышения квалификации.

Но...

- «Өрлеу» сам проводит курсы повышения квалификаций и сам же измеряет эффективность данного обучения. Нет аналитики, нет системного контроля внедрения в учебный процесс содержание пройденных курсов повышения квалификаций, - отмечает Сулейменова.

 Она считает, что система повышения квалификации педагогов должна трансформироваться в систему развития педагогического потенциала учителей. Ведь свои интересные методологические наработки могут быть у каждого педагога. И каждый заслуживает своей «минуты славы», а не снисходительно-менторского тона.

Кроме того, в современных условиях куда проще и эффективнее было бы, если менторы  «Өрлеу» приезжали со своими курсами повышения к учителям, а не наоборот.

- Это, во-первых, дешевле, так как получается, что в командировку едет несколько менторов, а не много учителей, которым надо оплачивать гостиницу в городе, выдавать суточные и так далее. Во-вторых, что еще важнее – менторы будут видеть реальные условия работы учителя. И смогут ему давать советы о совершенствовании работы с учетом ресурсов школы. К примеру, сейчас учителей химии учат как пользоваться теми или иными реактивами, проводить исследования и так далее. А в его школе, возможно, нет и не было этих реактивов! Но есть же бытовые аналоги, их и надо использовать, - рассуждает Сулейменова.

Также она, как учитель с большим стажем настаивает: нельзя всех грести под одну гребенку. Каждый регион Казахстана имеет свои особенности. И в педагогике надо их учитывать. А еще дифференцировать подходы для сельских и городских учебных заведений, для переполненных и малокомплектных.

Молодая гвардия

Но это, естественно, потребует определенной перестройки от «Өрлеу» и аналогичных структур. Захотят ли они менять то, на чем спокойно зарабатывают миллиарды много лет подряд?

Вопрос, может, и риторический, но, как считает Жулдыз Сулейменова, меняться всю систему образования заставят сами учителя.

- Учитель высшей категории в сельской местности сейчас получает 720 тысяч тенге. Это одна из самых высоких зарплат в экономике страны. Мы все видим, растет средний балл абитуриентов, поступающих в педагогический. В прошлом году это было 85 -90, в этом – 103 – 107! То есть, получается, в учителя идут дети, которые любили предмет в школе, знают его и хотят учить, - говорит она.

Также, как напоминает депутат, у студентов педвузов повышенная стипендия, а профильное ведомство второй год подряд закрывает вузы, которые не дают нужного качества подготовки учителей.

- Думаю, когда в школу придут те, кто поступил на педагогический в последние два года, у нас многое изменится. Сначала у них будет протест против сложившихся правил и сформировавшихся устоев средней школы. Они начнут активно предлагать изменения. И нашим школам придется меняться под их натиском. Это будут реформы не сверху, а снизу. Я думаю, что эти молодые учителя станут авторами собственных новаторских методик обучения, функциональных пособий по предметам. Это ведь были лучшие ученики в школе. И из них однозначно будут отличные учителя. И со временем сменится вся парадигма образовательной системы, -  уверена Жулдыз Сулейменова.

В то же время массово порицать тех учителей, которые не могут сейчас отстаивать свою точку зрения, депутат считает неправильным. Они – следствие многолетних проблем системы образования, ее низкого финансирования и высокой бюрократизированности. Все, что теперь можно сделать – это помочь им стать лучше.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Нурстанец 11.11.2022

У казахстанских детей будут хорошие учителя, когда у учителей будут хорошие ученики ..