Опубликовано: 1200

Интервью с председателем правления Евразийского банка развития (ЕАБР) Игорем Финогеновым

Евразийский банк развития, учрежденный Россией и Казахстаном, намерен инвестировать в совместные проекты миллиарды долларов. Однако на планы банка могут повлиять кризисные явления на финансовых рынках, повлекшие снижение суверенных рейтингов Казахстана. Каким образом ЕАБР будет нивелировать возросшие риски и чем банк собирается заинтересовать потенциальных глобальных инвесторов, в интервью корреспонденту

href="http://www.rbcdaily.ru/2007/11/14/finance/302895" rel="nofollow">РБК daily Елене ЗУБОВОЙ рассказал председатель правления ЕАБР Игорь ФИНОГЕНОВ. — Каким образом вы определяете проекты, в которых будет участвовать банк? — Цель банка состоит в содействии интеграционным процессам между странами на пространстве бывшего СССР. Общая сумма предоставленных инвестиций на первом этапе уже составила 221,5 млн долл. К 2010 году проекты, в которых банк принимает участие, должны генерировать рост взаимной торговли между странами на 1,6 млрд долл. в год, а взаимных инвестиций — на 800 млн долл. — Почему большинство проектов, в которых банк уже принимает участие, связаны с энергетикой? — В России намечается дефицит энергомощностей, то же самое относится к Казахстану и другим странам постсоветского пространства. В преодолении этих барьеров мы ориентируемся на международные проекты, такие как модернизация ГРЭС-2 в Экибастузе, находящейся в совместной собственности России и Казахстана, которой ЕАБР предоставил 93,5 млн долл. сроком на десять лет. Есть и другие проекты в атомной и гидроэнергетике: среди них добыча и переработка урана в Казахстане, строительство Сангтудинской ГЭС-1 и Рогунской ГЭС в Таджикистане, каскада Камбаратинских ГЭС в Киргизии. — Каков портфель проектов на сегодняшний день? — Сейчас у нас на рассмотрении находится двадцать проектов на 2,5 млрд долл. — Будет ли банк участвовать в фондах прямых инвестиций? — Для нас фонд прямых инвестиций — это инструмент уменьшения рисков и способ привлечения целого круга инвесторов — частных, портфельных, финансовых, стратегических. В фондах с нашим участием предполагается появление не только государственных, но и частных структур. Один из них — интеграционный фонд прямых инвестиций, который планируется создать с ВЭБ, Банком развития Казахстана и ЕАБР объемом порядка 1 млрд долл. Другая форма инвестирования — создание отраслевых фондов прямых инвестиций, в которых будут участвовать частные инвесторы. Эти фонды могут быть направлены как на реализацию инфраструктурных проектов, в частности, в области энергетики, так и на инвестиции в высокотехнологичные проекты или предприятия по переработке сырья. Мы исходим из того, что инициатор проекта может иметь 30—50%, но не менее 20% от объема всех инвестиций. Размер нашего участия — от 30 млн долл. — Наряду с фондами банк будет самостоятельно инвестировать в капитал других компаний? — Как банк мы будем делать это в рамках проектного финансирования, на долю которого будет приходиться до 70% кредитного портфеля. Но при этом будем использовать банковские принципы, понятные нашим инвесторам, и не станем перегружать свой баланс инвестициями в один проект. Использование банковских принципов деятельности дает нам возможность привлекать значительные средства с финансовых рынков для реализации наших проектов. Мы планируем, что наш капитал в 1,5 млрд долл. позволит привлечь с рынка 5—6 млрд долл. — Недавно Standard & Poor’s понизило рейтинги Казахстана. Как вы оцениваете способность казахской стороны выполнять свои дальнейшие обязательства по оплате уставного капитала и эффективность участия в совместных проектах? — Рейтинг Казахстана никак не влияет на возможность и желание реализовывать свои обязательства по оплате капитала. На финансовом рынке в Казахстане существует турбулентность, но долговременной тенденции я не вижу, ситуация вполне устойчивая и не внушает особого опасения: объем ЗВР остается в пределах, определяемых структурой экспорта Казахстана, который не затронут ни по ценам, ни по объему, валютные поступления в республику вряд ли будут уменьшаться. К тому же рейтинг ЕАБР подтвержден на прежнем уровне, и агентство S&P сообщило, что не собирается изменять его в связи с ситуацией в Казахстане. — Какую роль будет играть ЕАБР в случае появления более серьезных проблем на рынке Казахстана? — Мы будем согласовывать свою деятельность с монетарными властями Казахстана. В стратегии развития ЕАБР написано, что одна из задач состоит в развитии финансовых рынков, в том числе через непосредственное участие на рынке межбанковского кредитования и приобретение корпоративных и гособлигаций определенного рейтинга. Часть наших временно свободных средств находится на местном финансовом рынке. Поэтому нужна координация, чтобы не нарушить его нормальное функционирование. — В декабре ЕАБР должен рефинансировать кредит на 150 млн долл. Какие ставки вы ожидаете? — Трудно переносить сегодняшнюю ситуацию на декабрь, но если бы мы рефинансировались сейчас, нам бы накинули пунктов 50. Прошлогодняя сделка была клубная, и ее участники в отличие от широкого круга инвесторов, размещающих средства на рынке еврооблигаций, лучше знают ситуацию в Казахстане. На изменение рейтинга Казахстана участники синдиката, от которого мы получили кредит, могут отреагировать иначе. Во всяком случае, я надеюсь, что обстоятельства не сильно изменят наши возможности. — Как складываются ваши отношения с международными институтами развития? — Еще до того как подписывались учредительные документы, мы внимательно изучали опыт других банков развития. Сейчас изучаем возможность заключения соглашения со Всемирным банком — он помогал нам на этапе становления, в том числе в экспертизе наших документов, с ним мы согласовывали наши стандарты работы по казначейским операциям. Кроме того, нам интересен опыт инвестиционного подразделения Всемирного банка — IFC, успешно работающего через фонды прямых инвестиций. Мы тоже хотели бы этот опыт реализовать. С другими банками развития мы будем координировать нашу работу, реализовывать совместные проекты и передавать по ним техническую экспертизу. И ЕАБР, и ЕБРР выступают соинвесторами проекта по разработке и производству российского регионального авиалайнера Superjet. Сейчас создается синдикат по реализации проектов строительства в Санкт-Петербурге Орловского тоннеля и Западного скоростного диаметра: в него войдут ЕАБР и другие банки развития. — Каким образом евразийский банк «занесло» на Северо-Запад? — Мы банк, который концентрируется не только на Казахстане. В сфере наших интересов — концепция транcпортного коридора из Китая в Европу. Она будет включать финансирование ряда проектов на всем его протяжении — от автоматизированных пунктов пропуска на границе и реконструкции железнодорожных путей до строительства логистических центров.

[X]