Опубликовано: 810

Данэлия Тулешова, Ержан Максим и… Кто может стать третьим казахстанцем на «Детском Евровидении» и почему нам там не победить

Данэлия Тулешова, Ержан Максим и… Кто может стать третьим казахстанцем на «Детском Евровидении» и почему нам там не победить Фото - Neonomad.kz

Оба казахстанца были в шаге от победы, но чего-то не хватило.

Медиа-портал Caravan.kz разобрался, какие шансы у Казахстана когда-нибудь занять первое место на международном конкурсе «Детское Евровидение».

Стало известно, что открылся набор заявок для участия в «Детском Евровидении-2020». Казахстан будет участвовать уже в третий раз. 

Первой казахстанкой, которая выступила на этом конкурсе, стала Данэлия Тулешова в 2018 году. Девочка родилась в Нур-Султане 18 июля 2006 года. Она успела завоевать приз зрительских симпатий на «Детской Новой волне-2015» и победить в украинском шоу «Голос. Дети» в 2017 году. На «Детском Евровидении» Данэлия заняла шестое место.

В следующем году страну представлял Ержан Максим. Он родился 6 сентября 2007 года в Уральске. В 2018 году претендовал на то, чтобы представлять страну на «Детском Евровидении», но не прошёл. А в 2019 году не только получил это право, но и занял второе место, а до того выступил в финале шестого сезона шоу «Голос. Дети».

Пока можно сказать, что динамика результатов положительная, но Ержан задал высокую планку для Казахстана на этот год. Чтобы продолжить не хуже, нужно снова взять второе место или победить. А между тем перед участниками зачастую встают трудности, которые должна преодолевать вся страна, а не один ребёнок. О препятствиях и шансах Казахстана рассказали казахстанский певец Иван БРЕУСОВ и бывший ведущий и представитель жюри «SuperStar.KZ» Серик АКИШЕВ.

Чего оба раза не хватило казахстанцам, чтобы победить?

Иван Бреусов: Я бы не сказал, что им чего-то не хватило. Дети показали всё лучшее, на что в тот момент были способны. Нельзя забывать про фактор волнения на любом подобном мероприятии. С одной стороны, это воспитывает артиста, а с другой - всё же нужно бороться. На многих конкурсах, конечно, есть люди, которые лоббируют свои интересы. Выставляют артистов, подготавливают должным образом, возможно, зная правила, которые обычному участнику неизвестны. Это всегда было и будет, мир так устроен, к сожалению. Но надеюсь, что «Детское Евровидение» в этом отношении более серьёзный и честный конкурс, хотя я не знаю, как обстоят дела внутри.

Серик Акишев: Я могу сказать, что это очень тяжёлая работа, большой стресс даже для взрослого человека. Нужно уметь работать в большой команде, постоянно держать в голове, в какую камеру смотреть, как реагировать, помнить, что это прямой эфир. Дети отлично держались. И Данелия, и Ержан очень хорошо подготовились. Они сумели отрешиться от всего и выступить. Давайте учитывать, что есть очень много факторов, касающихся голосования. Голосование стран, голосование зрителей, интернет-голосование. Может быть, дело отчасти в том, что Казахстан не так давно участвует, для многих стран мы мало знакомы. За свою голосовать нельзя, только за других: возможно, другие зрители просто ещё не привыкли, что Казахстан - участник. Хотя мы показываем отличный результат, несмотря на то что относительно новички. Я считаю, Данэлия и Ержан были одними из лучших. Правда, вопрос в детском, как и во взрослом «Евровидении» не стоит в фактической победе – в последнее время об этом стали забывать. Здорово, если страна победит и будет проводить конкурс на следующий год, но в первую очередь это кайф для всех стран, участников и зрителей. Победу в этом конкурсе нельзя считать мерилом профессионализма артиста. Результат не имеет к Данелии или Ержану никакого отношения – они выложились не просто на сто, а на пятьсот процентов.

Кого нужно отправить в этом году, чтобы у Казахстана были шансы?

Иван Бреусов: Я считаю, что шансы всегда есть. Страна богата талантами, зачастую даже не образованными музыкально, но выкладывающимися со всей душой. Просто нужно воспитывать своих артистов с малых лет, а у нас с этим слабо. Возможно, недостаточно профессионалов, и они заняты другими делами, а не тем, чтобы готовить детей к мировой арене. Я скажу: Аружан Ардак. Она талантливая девочка, очень целеустремлённая. С каждым годом замечаю большие изменения в её голосовых данных и подходе к музыке, и меня это сильно радует. Но, помимо неё, наверняка есть много других детей. Их десятки, если не сотни. Вообще казахстанские дети, по моему личному опыту, достойны выступать на мировой сцене. Это очень пригодилось бы для их личностного роста и воспитания как артистов. Нужно, чтобы привыкали к сцене, нестандартным ситуациям и могли показать себя превосходно.

Серик Акишев: В прошлом году я работал над проектом Central Asias Got Talent, и было достаточно много детей. Отлично себя показал Жан Маким, огонь-мальчишка. Считаю, он мог бы достойно представить страну. Мне кажется, после первого и второго участия Казахстана на третье или четвёртое мы уже точно попадём в топ-три, а то и, чем чёрт не шутит, победим. Скоро.

А что после Евровидения? Какие перспективы развития у молодых исполнителей в Казахстане и за границей?

Иван Бреусов: Раньше артисты зарабатывали в бывших странах СНГ на частных выступлениях, а сейчас картина меняется. Я думаю, именно пандемия может повлиять на то, что музыкальная составляющая в Казахстане сильно изменится. Поскольку всё это может затянуться на полтора-два года, если верить экспертам, думаю, музыканты посмотрят на то, чтобы зарабатывать именно на распространении музыки. В соцсетях, в Интернете, на получении авторских гонораров и по смежным правам. И тогда ниша, которая у нас долго пустовала, может стать конкурентоспособной. Но люди должны заниматься самообразованеим в этой сфере, потому что просто так этой информацией никто не делится. Приходится искать, и в основном на английском. Вообще, если посмотреть на Южную Корею: за пятьдесят лет они сделали огромный скачок и в культурном плане, и в плане создания течения k-pop, которое окутало весь мир. При правильном подходе ситуация может измениться лет за шесть, но это работа для министерства культуры. Нужно выделять ресурсы, чтобы организовывать специальные школы. Видимо, пока это не первая необходимость для государства, особенно во время пандемии.

Серик Акишев: Я ещё много лет назад понял, что в странах золотого миллиарда успех исполнителя измеряют очень просто: количеством проданной музыки. Все билборды строятся на этом, нет никаких голосований. Человек голосует деньгами, а у нас такой системы дистрибуции нет. Хотя сейчас благодаря таким сервисам, как Itunes или Spotify, наши потребители начинают всё больше покупать музыку, вместо того чтобы пользоваться пиратской. Нам ещё есть над чем работать: и над рынком, и над экспортом, и над музыкой. Но у нас есть много талантливых артистов, которых ценят за рубежом. В своё время очень популярна была фолк-группа «Улытау». Сейчас им уже не до конкурсов, они занимаются профессиональной карьерой. Безусловно, не хватает нам Батырхана Шукенова – его помнят, знают и любят по всему миру. Есть ещё удивительнейший музыкальный продюсер Байгали Серкебаев, который хорош не только в рамках работы в «А-Студио». Он очень востребован, здорово, что не забывает об Алматы, периодически его можно увидеть на улицах. И, конечно, это Марат Бисенгалиев. Он постоянно покоряет вершины, делает новые коллаборации, как скрипач, как композитор, как продюсер классической музыки, он и в чарты попадает. У нас есть поп, фолк, классика – это круто. Это те, кто первыми приходят на ум. Бесспорно, стоит отметить Скриптонита. Считаю, что он достоин мировой рэп-сцены, и очень надеюсь, что у него есть такие амбиции, и он их воплотит. Ещё наш диджей Иманбек Зейкенов, который делает танцевальные ремиксы. Он заработал на этом денег и вывел Казахстан в топ по всему миру в этом жанре. Я надеюсь, что он ещё удивит нас своими работами.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи