Опубликовано: 100

Зашли на мурал

Зашли на мурал Фото - Ержан Танаев. Фото из личного архива Ержана Танаева

Раньше все надписи на заборах и стенах домов, рисунки разной степени художественности и приличия назывались в худшем случае хулиганской выходкой, в лучшем случае – “граффити”. Теперь же в сленг горожанина вошло слово “мурал”.

Ержан ТАНАЕВ и Али ЗАКИР – художники команды “TigrohaudCrew” из Алматы. В Нур-Султан они приехали по работе в марте, но тут начался карантин, и ребята оказались запертыми в столице на 2 месяца. Собственно, так и появились в столице мурал, посвященный медработникам, и портрет Бауыржана Момышулы.

– Мурал о медиках мы только на стене рисовали, эскиз был сделан до нас. Мы им, конечно, гордимся, потому что сейчас именно от врачей зависит благополучие не только людей, но и всей страны. И очень приятно, что мы воплотили этот замысел в полноценную картину. Но вот мурал с изображением Бауыржана Момышулы мы делали с самого начала: разработка идеи, эскиз, воплощение… Поэтому относимся к нему с особым трепетом, – признается Ержан Танаев.

Обычно муралы на стену переносятся 2–3 дня, но Бауыржана Момышулы художники рисовали неделю: старались достичь максимального портретного сходства. И все время переживали: примут ли люди их картину? оценят ли замысел?

Через месяц очевидно: горожане и картину приняли, и замысел оценили. Под новостями о том, что мурал завершен, – сплошь положительные отклики.

Мурал от граффити отличает в первую очередь художественная ценность.

Если граффити можно назвать даже надпись на заборе, то мурал – это полноценная картина. Зачастую – во всю стену здания.

И еще: муралы появляются на улицах по согласованию с городской администрацией. Она же обычно предоставляет художникам все оборудование и краски, готовит стену.

В казахстанской столице первые муралы появились пару лет назад, и уже тогда акимат обещал постепенно разрисовать стены во всех районах города, но акцент сделать на старые панельки.

С 2018 года в городе проходят ежегодные фестивали граффитистов, в рамках которых команды художников со всего мира воплощают свои творческие идеи.

На высоте

На высоте

– Я вижу, что у нас постепенно формируется новая концепция искусства. Если раньше было мнение, что нарисовал орнамент, степь, юрту и лошадь – и всё, ты автор патриотической картины, то сейчас люди уже с большим энтузиазмом воспринимают более абстрактные рисунки и сюжеты, – говорит Ержан Танаев.

Сейчас по всему городу разбросаны муралы, выполненные в самых разных техниках. Бывает, конечно, что горожане настенную живопись критикуют, но с каждым годом всё реже.

Начинается работа художников с эскиза. Потом этот эскиз утверждают в администрации, они же выделяют стену под будущую картину.

– Я не могу точно сказать, сколько времени уходит на одну картину от и до, но в среднем это примерно месяц. Иногда мы приходим в акимат с предложением воплотить ту или иную идею, иногда они что-то предлагают, – рассказывает куратор проекта Кристина БЕКМУРЗАЕВАПодъемники, сажа от покрышек, золотые противогазы: граффити-художник о работе в Алматы

После утверждения эскиза и подготовки стены за дело берутся художники. Первый раз к месту будущего мурала они приезжают ночью и через проектор переносят эскиз на стену. Есть и другой способ переноса эскиза – срисовка по клеткам, но он более долгий и менее точный. Поэтому в последние годы настенная живопись рисуется чаще всего через проектор.

На следующий день, если нет ветра и дождя, художники начинают мурал раскрашивать. На то, чтобы разрисовать одну стену пятиэтажки, уходит от 70 до 80 баллончиков краски.

– Проще всего рисовать, конечно, на отштукатуренных ровных стенах. Можно, конечно, и на любых поверхностях, но это дольше и расход краски больше. Ну сами представьте – каждый кирпичик и стык между кирпичами закрасить, – рассказывает Ержан Танаев.

В какую сумму акимату встает одна разрисованная стена, художники не знают. Но вряд ли сумма превышает несколько миллионов. Для муниципалитета эти траты нельзя назвать запредельными. А вот эффект для страны в целом от таких вложений может быть гораздо более весомым.

– Я начинала работу в Алматы. Тогда в городе не было ни одного центра поддержки молодых художников. Им было просто негде выставлять свои работы, им было негде творить. И поэтому многие наши хорошие молодые художники уезжали. Так мы вместе с акиматом Алматы создали центр поддержки молодых художников. То есть мы им предоставили мастерские, площадки для экспозиций. Но основная наша задача была – создать диалог между художниками и чиновниками. И когда акимат Алматы решил преобразить подземные переходы, именно художники разрабатывали концепцию всего проекта. И в этом проекте было задействовано очень много молодых художников. О них узнали чиновники, сами художники поняли, что с государством можно работать в тандеме, – рассказывает Кристина Бекмурзаева.

Сейчас, когда в мире пандемия и настроение у населения не особо радужное, партнерство творцов и чиновников тоже может стать неким спасательным кругом для всех.

Рисунок переносится на стену через проектор

Рисунок переносится на стену через проектор

– Если вспомнить, концепция “хеппи-энд”, которая на долгие годы стала визитной карточкой Голливуда, появилась в американском кинематографе в период Великой депрессии. Когда экономика страны встала, искусство начало все чаще говорить о том, что из любого кризиса есть выход. К чему приведет нынешний кризис – никто не знает, но я думаю, что сейчас, когда в Казахстане наконец стали обращать внимание на художников, дизайнеров, артистов и прочих представителей креативного сектора, тоже будет какой-то положительный эффект, – говорит Кристина Бекмурзаева.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи