Опубликовано: 9900

Заказное убийство в СССР из-за женской мести: как это было

Заказное убийство в СССР из-за женской мести: как это было

В милиции Алма-Аты во времена СССР служило немало высококлассных оперативников, но имя Николая Георгиевича Грицевича стоит особняком.

К сожалению, он уже покинул этот мир, но многие коллеги наверняка помнят, с какой на первый взгляд легкостью легендарный ас уголовного розыска раскрывал самые сложные и запутанные преступления.

Считается, что заказных убийств в СССР не было, но время от времени они все-таки случались. Например, надоела мужу жена, вот и попросил он своего родственника или приятеля “прижмурить змеюку подколодную”. Или наоборот. Такого рода убийства относили к категории преступлений, “совершенных на семейно-бытовой почве”. А то, что это чистой воды “заказ”, никого не волновало. Ну не соответствовали заказные убийства идеологии государства рабочих и крестьян: такого рода преступления могли совершаться лишь на “загнивающем” Западе.

Но, несмотря на это, в начале своей службы Николаю Грицевичу пришлось принять участие в расследовании такого вот семейно-бытового “заказа”.

О том, как все происходило, рассказывает бывший директор музея ДВД города Алматы Людмила Михайловна Колесникова.

– Убийство Виктора Петровича Москаленко произошло, кажется, 21 мая 1973 года, – говорит Людмила Михайловна. – Тогда Николай Грицевич еще носил погоны лейтенанта и постигал азы оперативно-розыскной работы под началом прекрасного оперативника майора милиции Курука Тугельбаева. Именно майор Тугельбаев прозвал Грицевича везучим.

Кровавый визит “племянника”

…Алма-Ата, поздний майский вечер, извилистая улочка, ряд частных домиков по-над речкой Весновкой. Виктор Петрович вместе со своей супругой сидят в зале и смотрят телевизор. Около 23 часов раздался стук в дверь. Кто бы это мог быть? Хозяин, как человек осторожный, громко спросил:

– Ну, чего вам надо?

– Виктор Петрович, – раздалось в ответ, – это я, ваш племянник Миша.

– Не помню такого, – ответил Москаленко.

– Я сын Анисимова Клима Павловича, брата вашего двоюродного...

– А-а, ну тогда заходи! – ответил хозяин.

В тот момент, когда супруга Москаленко щелкнула тумблером телевизора “Изумруд”, с улицы донесся страшный нечеловеческий вопль. Следом послышался дробный стук подметок: кто-то опрометью кинулся прочь со двора. Женщина застыла на месте. И тут на пороге появился Виктор Петрович.

Прохрипев: “Племянник!” – он рухнул возле двери. Женщина бросилась к соседям, а по полу растекалась большая кровавая лужа...

Вскоре к дому подъехал милицейский уазик и “Волга” скорой помощи. Осмотрев лежавшего на полу хозяина, врач лишь развел руками:

– Он мертв…

Прибыла следственно-оперативная группа, заместитель начальника угрозыска УВД города Алма-Аты Тугельбаев и дежурный следователь прокуратуры Советского района.

В 9 утра майор Тугельбаев доложил заместителю начальника Алма-Атинского УВД полковнику Рахимову о результатах.

– Сосед услышал крик, но пока оделся, убийца убежал. Зато одна девушка видела, как молодой парень перепрыгнул через бетонный барьер и побежал прямо по воде через речку. Супруга Москаленко, Анна Владимировна Чижова, прожила с ним пять лет в незарегистрированном браке. Она все переживала по поводу того, что не вышла вместе с мужем и не рассмотрела гостя. У Москаленко родни много, мы проверили всех племянников, но у всех твердое алиби, – закончил доклад Тугельбаев.

– Ваша версия?.. – спросил полковник Рахимов.

– Думаю, месть, – ответил майор. – Потерпевший убит тремя сильными ударами ножа. Нападение было внезапным, Москаленко даже не успел закрыться: на руках нет ни единой царапины.

Полковник приказал Тугельбаеву возглавить оперативно-розыскную группу, в состав которой включили лейтенанта Николая Грицевича, а также младшего лейтенанта Виталия Эрбеса из Советского райотдела.

Следствие вел следователь прокуратуры Казахской ССР по особо важным делам Орумбаев.

Шерше ля фам?

Первым делом было решено отработать родственные связи потерпевшего по всем направлениям, а также его сослуживцев и знакомых.

Набралось 200 человек. Лейтенант Грицевич целыми днями колесил по Алма-Ате, отыскивал тех, кто мог хоть чем-нибудь помочь напасть на след преступника. Отпадали одни фамилии, но появлялись новые. Оперативники выезжали в Чимкент и во Фрунзе, в Талгар и Узун-Агач, где жили родственники самого Москаленко и его сожительницы. Выяснилось, что обиды на потерпевшего никто не держал, хотя человек он был замкнутый и в последнее время почти ни с кем из родни не общался. Однако никого и не обижал. Точно так же говорили про убитого и на тех предприятиях, где он работал последние десять лет. Спокойный человек, отработал – и домой.

Через неделю поисков майор Тугельбаев доложил полковнику Рахимову, что потерпевший, оказывается, пять лет назад бросил свою прежнюю супругу Светлану Карнаухову и ушел к Чижовой.

Оперативники выяснили, что Карнаухова проживала в Алма-Ате, но на следующий день после убийства уехала в Каскелен.

– Опрошенные нами знакомые и сослуживцы (Карнаухова работала в рабочем общежитии дежурной по этажу) говорят, что в последнее время она вела себя странно. Стала раздражительной и заявила, что заболела и ляжет в больницу. А сама уехала в Каскелен к знакомой. Кстати, одна из ее сослуживиц рассказала Грицевичу, что после развода с мужем она его возненавидела, – сказал майор Тугельбаев. – Возможно, именно она попросила кого-то из проживающих в общежитии отомстить бывшему супругу. Но проверить эту версию будет нелегко, ведь придется отработать более 700 человек!

В результате полковник Рахимов распорядился возложить всю проверку по общежитию на Грицевича и Эрбеса.

– Майор, выделите им в помощь еще людей. А мы пойдем в прокуратуру, нужно решать вопрос с Карнауховой.

В ходе совещания у заместителя начальника следственного управления прокуратуры Казахской ССР старшего советника юстиции Гапича была изучена вся собранная оперативниками информация. Участники совещания пришли к выводу, что есть все основания для того, чтобы подозревать Карнаухову в причастности к убийству. Заместитель прокурора республики государственный советник юстиции 3-го класса Морозов также с этим согласился.

Светлану Карнаухову на основании статьи 65 Уголовно-процессуального кодекса Казахской ССР, как подозреваемую в причастности к тяжкому преступлению, решили заключить под стражу.

После задержания она закатила жуткую истерику, а потом неубедительно разыграла обморок и амнезию. Но добиться от нее признательных показаний не удалось. Поэтому всех обитателей общаги операм пришлось просеивать сквозь мелкое сито. В основном рабочие, но встречались и скользкие типы. Кто из этих близко общался с Карнауховой?

Отработка общаги заняла три дня, пока наконец в списке не осталось всего пять фамилий. Но этих людей на месте не оказалось! Они все выехали, причем сразу после убийства!

Снова розыск, снова встречи, снова беседы. И так пока не выяснилось, что трое уехали на учебу в институты, а четвертый лег в больницу. Остался один: Алексей Кузин, 25-летний токарь. Убыл он 23 мая, сказал, что едет в Аягуз к родителям.

Кто из семисот?

Поговорив о нем с жильцами общежития, Николай Грицевич выяснил, что все они дружно его недолюбливали и, что немаловажно, побаивались.

Кузин был дерзок, нахален и физически очень силен. Время после работы привык коротать в пивнушках, где обязательно затевал с кем-нибудь ссору. Как он сам говорил, чтобы нескучно было. Но вся эта негативная характеристика не стоила бы и выеденного яйца, если бы не одно обстоятельство: 25-летний парень дружил с 47-летней Карнауховой. Что могло их связывать?

Как оказалось, во время своих дежурств та угощала Кузина водкой, а вечерами они подолгу о чем-то беседовали. О чем? Неизвестно…

Подозрительным был и одновременный отъезд обоих, и слова соседа Кузина по комнате о том, что тот никогда не выходил на улицу без ножа.

Кроме того, другая дежурная сообщила, что в тот вечер, когда был убит Москаленко, Кузин пришел в общежитие ночью в мокрых брюках. А спустя день уехал в Аягуз.

Туда за ним отправились лейтенант Грицевич и младший лейтенант Эрбес. Но по приезде выяснилось, что родители Кузина в Аягузе не проживают. Зато был прописан старший брат подозреваемого Михаил. Оперативники установили, что Кузин заезжал к брату, а потом поехал к родственникам в соседний райцентр.

– Понятно, хочет на дно упасть, – сказал Грицевич напарнику. – Ты оставайся в Аягузе, вдруг вернется. А я поеду за Кузиным.

На попутке Грицевич добрался до райцентра. Но там выяснилось, что Кузин снова уехал, теперь в поселок Северное. Взяв в местном райотделе машину, Грицевич вместе с прикомандированным капитаном Кузнецовым отправился туда.

Условились так. Капитана все местные знают в лицо, поэтому он останется в машине, а Николай пойдет и разузнает что к чему. Увидев отдыхающих на лавочке парней, лейтенант спросил: не видели ли они Кузина?

Парни ответили лаконично: пошел в кино на 21.30. Туда Грицевич и отправился, надеясь перехватить Кузина после окончания сеанса. Следом за ним к кинотеатру подъехал и милицейский уазик. Войдя в зал, оперативник осмотрелся и, увидев подозреваемого, направился к нему.

– Здорово, Леха! – шепотом произнес он. – Не узнаешь?

Кузин подозрительно взглянул на Грицевича.

– Нет, а ты кто?

– Да Колька я, Грицевич. Братана твоего, Миши, кореш. Он тебе привет передал и записку. Выйдем в фойе…

Кузин встал.

– Здоровый, как буйвол, – отметил про себя опер.

Когда вышли в фойе, Грицевич резко схватил Кузина и попытался надеть наручники. Но смог сковать лишь одну руку. Подозреваемый дернулся и замахнулся пудовым кулаком, но Николай сумел резко бросить его на пол. Тут в фойе вбежал Кузнецов, и спустя пару секунд Кузин уже отдыхал в наручниках.

У него в кармане был найден нож, который оперативники в присутствии понятых сразу же изъяли. Спустя несколько дней возле самой рукоятки эксперты обнаружат следы крови той же группы, что и у потерпевшего Москаленко…

Но еще до того, как пришло заключение экспертов, задержанный Кузин признался в убийстве.

Все произошло в точности так, как и предполагали оперативники. После того как пять лет назад Москаленко развелся с Карнауховой и стал жить с Чижовой, бывшая супруга возненавидела его и поклялась отомстить.

Исполнителя своей мести искала очень долго. Почти пять лет. Наконец нашла. Озлобленного, тупого и не имеющего никаких привязанностей эгоиста. С ним пришлось немало “поработать”, постоянно угощать водкой, подбрасывать денег и пообещать крупную сумму за убийство своего бывшего мужа. Зная родственников Москаленко, Карнаухова задумала отправить убийцу под маской одного из племянников экс-супруга. План удался. Кузин зарезал человека, который ничего плохого ему не сделал. Зарезал так же легко, как в своем родном поселке резал скот…

Суд приговорил убийцу к длительному сроку лишения свободы.

Алматы

*Фамилии участников событий, кроме фамилий сотрудников правоохранительных органов, изменены по этическим соображениям.